Меню

Gboot 0.9.1

Тестовый сайт

Из России никто не приехал


EPA

В Схипхоле солнечный день. На годовщину гибели МН17 в новый парк съезжаются целыми семьями из десятка стран. Голландский премьер Марк Рютте приехал заранее, когда семьи погибших еще собирались, и как-то незаметно растворился среди людей. Присутствие премьера все заметили только в середине часовой церемонии, когда его со скамейки пригласили на сцену. Думаю, здесь бы удивились, если б все было иначе, и премьер с опозданием в два, а то и три часа прикатил в длинном лимузине поскорбеть пять минут в одиночестве, а его охрана растолкала бы родственников погибших по сторонам.

Церемонию открывал Пит Плюг, чей брат погиб в сбитом боинге.

— Сегодня очень волнительный день для меня, для моих близких, для других семей. Прошло пять лет, но все еще тяжело примириться с мыслью, что жизни наших близких забрали ни за что.

С Питом мы познакомились в 2016-м, с тех пор с помощью гугл-переводчика он читает все статьи «Новой газеты» о боинге. «Я был уверен, что ты приедешь, но кажется, из всей большой России ты здесь снова один», — грустно улыбается Пит.

День памяти проходит в специально разбитом парке неподалеку от главного аэропорта Нидерландов — Схипхола. В память об убитых высажены деревья, построен амфитеатр, на небольшой сцене — мемориал в виде ока. Вместо зрачка на металле вырезаны имена всех 298 пассажиров. К мемориалу люди несут цветы подсолнуха — на желтые поля подсолнухов 5 лет назад падал боинг.

Робби Уллерc, у которого погибла племянница Дейзи, приходит с другом из Англии Джорданом Томасом, у которого погиб дядя Гленн. А Ханс, потерявший 17-летнюю дочь и жену, идет один.

После короткой речи Пита и премьера Марка Рютте родственники выходят к микрофону и зачитывают имена своих любимых. Дети произносят имена погибших родителей. Родители — имена детей. И это самые тяжелые, невыносимые моменты этого дня памяти.

Эви Маслин, 10 лет, Отис Маслин, 8 лет, Мо Маслин, 12 лет, Мигель Калер, 10 лет, Дейзи Уллерс, 20 лет, Джек О’Брайен, 25 лет, Ирен Гунаван, 54 года, Шерил Шания Гунаван и Дэрил Дуайт Гунаван — 15 и 20 лет…

Из 298 пассажиров восемьдесят были младше 18 лет.

Как и в прошлом году, как и два, три, четыре года назад, из России никто не приехал. Так что Пит здесь был абсолютно прав. Не было ни сотрудников СМИ, ни представителей государства, ни дипломатов. Не то чтобы их здесь по-особому ждали, но это ровно тот случай, когда достаточно было молча постоять хотя бы у ворот. Эмигрант Владимир, оператор голландского телевидения, пошутил: не приехали, потому что стыдно. Сам Владимир живет в Нидерландах 19 лет, и потому так рассуждать ему простительно. Ведь не приехали не поэтому. А потому что присутствие на их языке равносильно политически неосмотрительному жесту признания и раскаяния. А что насчет сочувствия и уважения к чужой боли — про это вместе со стыдом за 19 лет давно забыли.


источник

«Я не могу построить прекрасную Россию будущего в одно лицо»


Фото: Антон КАРЛИНЕР — специально для «Новой»

Оппозиционные кандидаты в Мосгордуму, которых не допустили на выборы, вывели народ на улицу. С 15 июля на Трубной площади каждый день проходят встречи с Ильей Яшиным, Любовью Соболь и другими кандидатами, на которые приходит несколько сот человек. 20 июля на проспекте Сахарова состоится большой согласованный митинг оппозиции. Специальный корреспондент «Новой газеты» Илья Азар поговорил с его организатором из Либертарианской партии Михаилом Световым.

— Вы говорили: «Я сторонник идеи, что митинги без достижимой цели проводить вредно». То есть цель митинга 20 июля достижима?

— Абсолютно достижимая цель — добиться допуска кандидатов, которые совершенно честно собрали необходимое количество подписей по абсолютно драконовскому закону. Единственная причина, по которой их не регистрируют, состоит в том, что этот закон был написан не для того, чтобы люди могли пройти через этот подписной фильтр.

Но даже люди, прошедшие эту полосу препятствий и унижений, как в фильме «Бегущий человек» или «Голодные игры», по правилам все равно не должны выиграть.

Как любой пессимист, я всегда рад разочароваться в своих предсказаниях. Мои предсказания, что ничего не получится, но моя надежда, что получится, и я борюсь именно за надежду.

— Допустим, выйдет много людей. Что тогда?

— У митинга есть две цели. Одна из них: добиться регистрации. Если этого не получится по какой-то причине, то вторая цель: злить людей. Потому что в таком случае все большему и большему числу людей должно становиться понятно, что власть не соблюдает собственные законы и меняться каким-то конструктивным путем не собирается.

Я постоянно говорю, что в революции виновата бывает только действующая власть, которая доводит ситуацию до этого. Я надеюсь, что власть на этот раз не будет так делать и зарегистрирует кандидатов. Основания для этого есть — подписи настоящие.

— Но все-таки сами вы их не проверяли.

— Разумеется, но я вижу, что ошибки в именах подписантов допущены только против независимых кандидатов, вижу, что подписи медийных людей, которые очевидно оставляли подписи и говорят об этом, не засчитываются. Тут все понятно. Это повторение 2011 года, когда все фальсификации были на виду.

— Почему именно 20 июля? Дата ближе непосредственно к отказу в регистрации 16 или 17 июля — не лучше?

— В будни все работают, в выходные проще, потому что люди свободны, они никуда не торопятся, им не нужно на следующий день идти на работу, а в этот пораньше с нее уходить. Мы специально подавали заявку на выходной день.

Сейчас уже понятно, что 20-е лучше. Я вижу, как работают недопущенные кандидаты. Они проводят бессрочную акцию [на Трубной площади], настроения накаляются, полиция и власти дают все больше и больше поводов убедиться, что закон не соблюдается, все больше совершают провокаций. И у людей есть время осознать, что вообще происходит — кромешный ужас, нарушение избирательных и базовых конституционных прав.

— Но тема эта обсуждается в СМИ и соцсетях уже неделю минимум. При этом было довольно мало людей, на мой взгляд, как на встрече с кандидатами в Новопушкинском сквере, так и на Трубной площади.

— Не совсем соглашусь. В воскресенье, действительно, было меньше людей, чем должно было быть, но для бессрочной акции на Трубной площади 1500 человек в первый день (на самом деле меньше тысячи.Ред.) — это не так плохо.

— Но вам не кажется, что тема выборов в Мосгордуму не слишком волнует москвичей?

— Многие просто не знают, что происходит. Если включить телевизор, то не узнать, что не допущены кандидаты. Даже далеко не все, кто за них подписался, знают. Они подписались, потому что против «Единой России», но твиттер Навального могут и не читать. Чтобы раскачать народ, нужно донести информацию.

Протестные митинги в России могут набирать как минимум 100 тысяч человек. Это произошло в 2011 году. Произошло, потому что накипело. Нам нужно объяснить, что значат выборы в Мосгордуму, что вообще-то накипело сейчас. Нам постоянно рассказывают: «Действуйте по закону — не нравится действующая власть, выбирайте других депутатов, которые и будут вас представлять». Вот люди действовали, а получили от ворот поворот. Потому что это всегда была разводка.

Санкционированные митинги существуют именно для этого — объяснять людям, что власть по-хорошему не понимает. Если в субботу придет 10 тысяч человек, то еще 10 тысяч поймут, что это бессмысленно, и в какой-то момент начнут действовать иначе.

— Разве несогласованные митинги именно в плане энергии, возможности для действия и готовности к действию не лучше?

— Разумеется, они круче, но люди пока к этому не готовы. Это мы с вами знаем, что власть недоговороспособна и нарушает закон, но огромное число людей этого не знает.

Как доказать, что выборы не работают? Пойти наблюдателем или кандидатом, чтобы самому это увидеть. Я наблюдал на выборах 2012 года, и на моем участке была «карусель». Я своими глазами убедился, как это работает, и меня это радикализовало. Из той движухи вышли Навальный, Яшин, я. На наши митинги выходит в среднем 10 тысяч человек, и значит, на них еще больше навальных, яшиных и световых появится.

— Вы ведь либертарианец, а либертарианство отрицает ведущую роль государства в жизни общества. Не западло согласовывать митинги в мэрии?

— Есть законы, которые я вынужден соблюдать. Помимо того что я либертарианец, я еще живу в обществе, которое накладывает на меня определенные ограничения. Оттого, что они мне не нравятся, они никуда не деваются.

Что значит западло идти в мэрию? Я Михаил Светов, у меня есть блог, мой ресурс, но я не могу сейчас взять и построить прекрасную Россию будущего в одно лицо. Я помню, как было до принятия в 2004 году закона о митингах, но чтобы бороться, нужен общественный капитал, нужна сила. С позиции слабого ты не можешь диктовать свои условия, и я пытаюсь сейчас в эту позицию сильного войти.

— Власть не первый раз согласовала ваш митинг — спокойно прошли акции за свободный интернет и против пенсионной реформы. Почему она это делает?

— Думаю, они не боятся согласованных митингов. Сейчас они, возможно, надеялись увидеть в нас спойлеров митингов, которые должны были проводить Илья Яшин и другие кандидаты.

Но моя позиция принципиальная: мы не занимаемся спойлерством, мы не уводим чужую повестку, мы делаем то, что делаем. Потому что вообще-то никто из людей, которых я считаю приличными, этого не делает.

— Ваш главный партнер — Алексей Навальный. Вы признаете, что у вас немало разногласий, но тем не менее Навальный и его соратники уже не первый раз участвуют в вашем митинге. Почему? Ведь мы знаем, что он не очень любит партнеров.

— Да, у нас есть идеологические разногласия, но их имеет смысл разрешать только в прекрасной России будущего, где работают выборные институты, где есть свобода слова и где мы можем в цивилизованной обстановке на что-то повлиять. А сейчас ни я, ни Навальный не влияем на политику страны. И зачем нам ругаться? Мы лучше будем бороться за перемены, которые приведут нас в положение, в котором мы сможем на что-то влиять.

У Навального не складываются отношения с людьми вроде Владимира Рыжкова или Дмитрия Некрасова, которые в нужный момент предают гражданское общество, как произошло в 2011–2012 годах. С такими людьми мне тоже не по пути.

В путинской России у либертарианцев будущего нет, а в России Алексея Навального есть будущее. Я борюсь за вот это сейчас.

— Вы очень много внимания уделяете переходу с площади Революции на Болотную площадь в 2011 году. Но ведь прошло уже много времени, и все понятно.

— Нет, когда я выпустил свой ролик «Предательство 2011 года», консенсус о событиях тех дней был совершенно другой. [Алексей] Венедиктов всем рассказывал, что они спасли людей из-под дубинок, и вообще все было замечательно. Но было совсем не так. Инициатива, которая впервые оказалась в руках у гражданского общества, была бережно передана обратно власти, потому что лидеры либо испугались, либо пошли на сговор.

Мой ролик очень сильное влияние оказал на молодое поколение. Они знали, что митинги провалились, но о том, почему они провалились, им рассказал я. И именно поэтому Венедиктову приходится до сих пор за это оправдываться. Я это считаю одной из своих побед.

— Любой организатор чего-то несогласованного несет моральную ответственность за то, что людей побьют и посадят.

— Абсолютно отдаю себе в этом отчет. Но есть два вида предательства. Первый: когда за тобой тысяча человек, а ты ведешь себя так, будто за тобой миллион, и ты подставляешь эту тысячу. Так сделал [Вячеслав] Мальцев (вывел горстку людей на «революцию», сам находясь за рубежом, теперь их судят.«Новая»). Второй: когда за тобой сто тысяч человек, а ты ведешь себя так, будто десять тысяч.

Нельзя делать ни того, ни другого. За мной нет миллиона, поэтому я не имею права подставлять людей. Если от меня потребуется в какой-то момент личная отвага, то я надеюсь, что я на нее способен.

— Про Дмитрия Гудкова вы отзываетесь максимально недружелюбно, по-моему, он проходит у вас по категории агентов власти, да и отец у него из КГБ. Но если открыть анонс митинга 20 июля, то там есть Дмитрий Гудков, и очевидно, что если он придет, то будет выступать.

— Его отца там не будет однозначно, за это я могу ручаться. Это просто невозможно себе представить. Это консенсусное мнение в моей партии. По Дмитрию мы, возможно, будем разговаривать. Но с Геннадием есть проблемы, потому что он проголосовал за те законы, из-за которых у нас сейчас есть проблемы с выборами и митингами.

— Может, он, как и вы, просто в какой-то момент радикализовался.

— Меня часто выставляют таким непримиримым и неготовым прощать. Но чтобы простить, человек должен попросить прощения. Дмитрий и Геннадий Гудковы у гражданского общества прощения не просили. А самое главное вот что. У нас же нет претензий к Сноудену, что он работал на АНБ. Почему? Потому что он вышел оттуда с гигантской пачкой компромата и сказал: «Я там был, там кошмар, я не могу там находиться, посмотрите документы».

Семья Гудковых, очевидно, знает очень многих, например Суркова. И к Собчак та же претензия. Что они рассказали нам о том, как делаются дела в Госдуме или администрации президента? Абсолютно ничего. Они не перешли на сторону гражданского общества. Они ничего нам не рассказали, поэтому я им не верю.

— Но и к Навальному предъявляют претензии, считают, что он тоже, возможно, договаривается с властью. Например, на выборах мэра Москвы в 2013 году, на которые его пустили, а потом он «слил» протесты.

— Я ничего достоверно не знаю, но думаю, Навального используют как инструмент, как сливной бачок. Но в этом я ничего зазорного не вижу и в работе на Кремль я его не обвиняю. Я не думаю, что у него есть обязательства перед этой властью. Вообще же идеальных людей не существует, он не святой. Но нет истины в сентенции «чума на оба ваших дома», один из домов всегда заслуживает больше чумы, и это, очевидно, не дом Навального.

Он никогда не находился у рычагов власти, он не писал бесчеловечных законов, не объявлял войну, не грабил страну. Это уже делает его лучше любого, кто находится во власти.

— Вы, конечно, скромничаете и говорите, что слабы, но вот в голосовании по премии Немцова Навальный набрал 17%, а вы — 16%. А у вас личные амбиции есть?

— Я хотел бы заниматься идеологической работой, продвигать либертарианство. Я верю в то, что говорю, и считаю, что России это подходит, и хотел бы продвинуть у нас либертарианские реформы, потому что они сделают нашу страну богаче, а наших людей счастливее, благополучнее и свободнее.

— Либертарианской партии уже 10 лет, но как она изменилась за это время?

— Партия выросла в несколько раз за последние два года, в которые я начал заниматься идеологической и политической работой. Раньше шутили, что либертарианство — это что-то типа вегетарианства. Сейчас к либертарианцам относятся серьезнее — это победа.

— Кто эти 10 тысяч человек, которые выходят на ваши митинги? Зрители вашего ютуб-канала? Молодежь?

— На мои митинги приходят те, кого волнует повестка, которую я поднимаю. Они приходят не за моими взглядами, а за моей репутацией, которая, в частности, построена на том, что я честно говорю про 2011 год, про представителей оппозиции, про люстрации. При этом их может не привлекать либертарианство.

Что касается моих лекций, то на них ходит молодежь. В прошлом году в гостинице «Измайлово» на мою лекцию пришла 1 тысяча человек, чему я очень удивился, конечно. Средний возраст зрителей моего канала — 22 года. Это будущее.


источник

«Дело в том, что меня не существует»


Фото: Виктория ОДИССОНОВА — «Новая»

После того, как избирательные комиссии отказали в регистрации независимым кандидатам в Мосгордуму, в социальных сетях стали появляться публикации с хештегом #московскиепризраки. Граждане, отдавшие свои подписи в поддержку кандидатов, публично изумлялись тому, что их, по мнению Мосгоризбиркома, не существует. На этапе проверки подписных листов избиркомы забраковали у демократов подписи реальных людей, найдя в них «несоответствия» после проверки по базам ГАС «Выборы» и МВД. Незарегистрированные кандидаты выкладывали фото протоколов, которые были заполнены членами комиссий и отправлены на проверку, — многие имена подписавшихся были исковерканы: где-то были продублированы или, наоборот, пропущены буквы, где-то — фамилия превращалась в отчество. Среди «москвичей с несоответствиями» оказались и многие известные люди.

В Мосгоризбиркоме заверили, что эти подписи позже засчитали, но кандидатам все равно не хватило их для регистрации. Однако как в сжатые сроки удалось перепроверить все забракованные подписи — в избиркоме не пояснили.

— На мой взгляд, это совершенно недостойная деятельность людей, которые организуют эту избирательную кампанию, — говорит «Новой» Виктор Шейнис, один из авторов Конституции и член политкомитета «Яблока». — Я не знаю, на каком основании забраковали мою подпись. Я всегда подписываюсь одинаково. Моя подпись стоит рядом с подписью моей жены. Ее подпись учли, а мою — нет. Это игра в подкидного дурака. Только подкидным дураком оказываются не те, кто хочет баллотироваться, а организаторы кампании.

Виктор Шейнис оставлял подпись за Елену Русакову, главу муниципального округа Гагаринский. Уже зная, что его подпись по какой-то неизвестной причине забракована, он приехал за заседание окружной комиссии, где принимали решение об отказе в регистрации Русаковой. Но его отказались выслушать.

— Считаю, что я и многие уважаемые люди поставлены в невероятное положение, — говорит Шейнис. — Я просто не могу подобрать вежливого термина.

Профессор ВШЭ Елена Лукьянова, один из основателей «Диссернета» Андрей Заякин, профессор Шанинки Григорий Юдин — подписи этих людей за независимых кандидатов также были забракованы.

— От штаба Русаковой я знаю, что моя подпись была признана подделкой, — рассказывает Юдин «Новой». — Если [протестное] давление будет достаточно сильным — им придется отреагировать. Если не будет — они скажут «вам всем показалось».

Григорий Юдин опубликовал в своем Facebook фото, где он оставляет подпись, сидя за столом в штабе Русаковой. «Дорогие друзья! Со мной случилась большая неприятность. Дело в том, что меня не существует», — написал Юдин.

Председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов во время пресс-конференции в Интерфаксе в среду, 17 июля, возмутился обвинениями в том, что подписи многих реальных москвичей были не засчитаны, назвал эту информацию «слухами» и заявил, что окружные комиссии были «лояльны» к кандидатам.

— Этот брак не попал в итоговые ведомости. Все перепроверили несколько раз, — заверил собравшихся журналистов член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут. — Даже на заседаниях окружных комиссий кандидатам засчитывали по 10 подписей, вопрос — что их все равно не хватило. Госпоже Соболь тоже пошли навстречу, порядка 150 подписей [на заседании комиссии] ей зачли.

Однако даже при условии, что какая-то часть подписей все же была засчитана на заседании комиссии, возникает вопрос: как получилось так, что в массовом порядке были допущены подобные ошибки и опечатки в именах и адресах москвичей? И все ли подписи все-таки были восстановлены?

Напомним про «находки» Дмитрия Гудкова и кандидата из его же команды Александра Соловьева: оба кандидата публиковали фото протоколов с данными подписавшихся, которые были отправлены на закрытую от наблюдателей проверку по базам МВД. Для сравнения Соловьев выставил фото подписного листа, заполненного сборщиком подписей от руки, и перепечатанной на компьютере версии сотрудником комиссии: фамилия «Смекалин» превратилась в «Смекалкин», «Череваненко» в «Чеверяненко», а «Бердичевская» в «Тердичевскую». У Гудкова же в протоколах были менее замысловатые «опечатки»: как пример — «Марину» члены рабочей группы превратили в «Мирину».

Как еще получались «несоответствия»? По правилам заполнения строки в подписном листе избиратель, оставляющий подпись, сам должен вписать дату. Сборщиков подписей независимых кандидатов уличили в том, что даты проставлены якобы не рукой потенциального избирателя — эти находки принадлежат графологу, который сверяет почерки и решает, что дата написана не тем человеком. «Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Киселева. Я живу в районе Щукино. Я оставляла подпись за выдвижение в Московскую городскую думу Дмитрия Геннадиевича Гудкова. Я готова это подтвердить в любых инстанциях», — говорит на видео Екатерина Киселева, мама незарегистрированного кандидата от «Яблока» Анастасии Брюхановой, которой забраковали 517 подписей из-за подобных «несоответствий».

Мосгоризбирком подготовил статистику по незарегистрированным независимым кандидатам. Рекорд по подписям людей с «несуществующими/недействительными» паспортными данными принадлежит члену «Яблока», правозащитнику Андрею Бабушкину — 2845 подписей. Далее следует Александр Соловьев — 1591 подпись, следом еще один член «Яблока» Кирилл Гончаров — 1537 подписей с «несуществующими» и «недействительными» данными.

«Новой» также стало известно об избирателе Александре Фирсове, чью настоящую подпись за Константина Янкаускаса признали «недействительной». Однако совершенно случайно он узнал, что засчитали его подпись за другого кандидата в округе — Сергея Зверева, члена «Единой России». Только вот за единоросса Фирсов не подписывался.

— Один из моих хороших знакомых в территориально-избирательной комиссии Нагорного района (он имеет доступ к подписям) обнаружил мою подпись за Сергея Зверева. Но я ее не оставлял. Я подал заявление в полицию, мне выдали обратный талон, но прошло уже две недели, и я не знаю, есть ли у какой-то инстанции интерес к этому делу.

Тем временем кандидата Зверева зарегистрировали на выборы. «А свою подпись за Константина Янкаускаса я оставлял при личной встрече с ним, — продолжает Фирсов. — Но платежный документ на подписные листы, который Янкаускас оплачивал 7 июля, фактически в первый день подписной кампании, во время проверки был подменен на другой документ — датированный 15 июля. С точки зрения комиссии, из этого следует, что все подписи в подписных листах, которые были заполнены в период с 7 по 14 июля, — недействительны».

В течение 10 дней после вынесения решения об отказе в регистрации кандидат имеет право подать жалобу в Мосгоризбирком и в суд.

«Тот орган, который рассматривает такое обращение, повторно проверяет все, что кандидат представил. Но если выяснится, что окружная комиссия слишком мягко отнеслась и не заметила какого-то нарушения — мы можем его заметить», — предостерег кандидатов член избиркома Дмитрий Реут. Горбунов заверил, что к кандидатам будут относиться лояльно, на рассмотрение жалоб глава Мосгоризбиркома пригласил представителей СМИ и при ответе на один из вопросов о публичности процесса напомнил, что никто не запрещал прессе присутствовать при проверке подписей. Хотя на прошлой неделе в Мосгоризбиркоме «Новой» ответили, что «избирательным кодексом это не предусмотрено». «Все жалобы мы рассматриваем публично, — заверил Горбунов. — Пожалуйста, приходите, будете сами наблюдать за рассмотрением».


источник

Подписная уловка

Происходившее в последнюю неделю при «проверке подписей» (намеренно беру эти слова в кавычки) кандидатов в депутаты Мосгордумы нормальный суд и прокуратура имели бы все основания квалифицировать по ст. 141 УК РФ — воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав, причем совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Тысячи подписей избирателей, собранные кандидатами в тяжелейших условиях, бракуются или на основании «баз ФМС» (где многое или устарело, или недостоверно), или на основании «графологических экспертиз», с необыкновенною легкостью объявляющих подписи поддельными.

Множество известных людей — начиная с одного из авторов Конституции, профессора Виктора Шейниса и профессора ВШЭ Елены Лукьяновой и заканчивая создателем «Диссернета» Андреем Заякиным, а также простые граждане обнаруживают, что их не существует: их подписи в поддержку выдвижения кандидатов объявлены «недостоверными».

Но ни они, ни кандидаты ничего не могут доказать — избиркомы верят бумажке, а не человеку. И отказывают в регистрации независимым кандидатам: Сергею Митрохину и Дмитрию Гудкову, Елене Русаковой и Илье Яшину, Андрею Бабушкину и Любови Соболь, Кириллу Гончарову и Ивану Жданову.

Все происходящее, увы, не ново. Ровно тот же театр абсурда мы видели в 2007 году в Петербурге, когда партию «Яблоко» снимали (и сняли) с выборов в Заксобрание, стараясь угодить губернатору Валентине Матвиенко. Стоит заменить слово «Петербург» на «Москва» — и сходство станет практически абсолютным.

Тогда, 12 лет назад, собрав около 40 тысяч подписей, мы увидели некие «таблицы ФМС», по которым якобы часть сведений о подписавшихся избирателях были ошибочными. Выборочная проверка — по паспортам тех избирателей, кого удалось оперативно найти, — показала, что ошибочными являются не сведения об избирателях, а сами «таблицы». Зачастую — анонимные, не содержащие даже названия партии, чьи подписные листы «проверялись». Но горизбирком отказался исключить подписи, перечисленные на этих анонимных «таблицах», из числа бракованных.

Другая часть подписей была объявлена «недостоверными» на основании заключения Экспертно-криминалистического центра ГУВД Санкт-Петербурга.

Подсчеты показали, что каждый из экспертов «проверял» от 800 до 1000 подписей в день, имея на проверку одной подписи от 30 до 40 секунд. Качественно выполнить эту работу за такое время невозможно — но именно ее результатам безоговорочно поверила избирательная комиссия.

Мы представили данные независимого почерковедческого исследования, которое опровергло заключение ЭКЦ. Но комиссия не признала его под тем предлогом, что оно выполнено негосударственным органом.

А куда было еще обращаться, если «альтернативного» государственного органа, который мог бы провести экспертизу, не существует в принципе?

Наконец, когда в горизбирком пришли граждане, готовые лично подтвердить подлинность своих «забракованных» подписей, им не поверили: комиссия сказала, что им «достаточно заключения специалистов». То же повторилось и в Центризбиркоме.

По итогам этих выборов — когда нигде не удалось добиться справедливости — мы везде, где могли, объясняли, что создана карательная, по сути, система. Что избирательные права кандидатов и поддерживающих их граждан ограничиваются вне судебной процедуры, с фактической «презумпцией виновности» партии, которая должна доказывать, что представленные ей подписи действительны, — вместо того чтобы избирательная комиссия, если у нее есть сомнения, доказывала в суде, что подписи недействительны.

И что эта система позволяет снять с выборов любую неугодную партию, которая в принципе не может «оправдаться», потому что никакие доказательства ее «невиновности» комиссия не принимает.

К сожалению, общественная реакция тогда, 12 лет назад, оказалась крайне слабой: никакого массового возмущения не произошло.

Сегодня тот же «гром» грянул в Москве: выяснилось, что героические (без шуток) усилия по сбору подписей могут быть перечеркнуты проверяльщиками, которые к тому же не несут никакой ответственности за свои действия.

Надеюсь, что восстановить справедливость в Москве удастся — в отличие от происшедшего много лет назад в Петербурге.

Много лет твержу: «подписной механизм» надо или вообще отменять, или сокращать число необходимых подписей до минимума.

Собирать эти подписи через портал госуслуг — тогда их аутентичность будет обеспечена. Возвращать избирательный залог (в разумном размере) — как альтернативу подписям. Освобождать политические партии от любых ограничений при выдвижении кандидатов — ведь партии именно для этого и создаются.

Ну и, конечно, должны быть наказаны те, кто виноват в преступлении по упомянутой ст. 141 УК РФ.

Стоит только создать прецедент — и последствия не замедлят сказаться.


источник

Москва — Ватикан: улица с односторонним движением


Reuters

Межгосударственные отношения России и Ватикана представляют собой уникальный случай в истории дипломатии. Регулярно (примерно раз в три года) посещая город-государство в ответ на приглашение его монарха-понтифика, президент РФ не обращается к своему визави с ответным приглашением. В ответ на папское гостеприимство не предлагается «исконное» гостеприимство российское. Хотя, казалось бы, протокол встреч глав государств не допускает такой «односторонности». Россия и Ватикан признают друг друга как независимые государства и равноправные субъекты международного права, имея дипломатические отношения с 1990 года. За это время главы СССР и РФ посещали Ватикан 9 раз.

Хотя ситуация, при которой глава признанного РФ суверенного государства является «невъездным» в Россию, казалось бы, тянет на грандиозный международный скандал, она никого не удивляет и почти не обижает. Очевидна ее межконфессиональная деликатность. Накануне очередной (третьей в истории) встречи Владимира Путина с папой Франциском в Апостольском дворце 3 июля помощник президента по вопросам внешней политики Юрий Ушаков привычно объяснил, почему и на этот раз глава России не предложит главе Ватикана нанести ответный визит. Все дело в «двойственном» статусе папы: «Поскольку папа Римский является не только руководителем государства Ватикан, но и главой Римско-католической церкви, данный вопрос нужно рассматривать нами, в частности, вместе с представителями нашей Церкви».

Странно со стороны Кремля звучит формулировка «наша Церковь». Как известно, по Конституции России все религиозные объединения в стране отделены от государства и равны перед законом. Значит, «нашей» для Кремля является и Российская католическая церковь, которая вряд ли будет возражать против долгожданного приезда понтифика к сотням тысяч российских католиков. Наверное, абсолютное большинство «наших» религиозных организаций только приветствовали бы такой визит. Против лишь РПЦ, которая при этом «левой рукой» активно сближается со Святым престолом, развивая самые разные формы православно-католического сотрудничества.

И в этом состоит уже «двойственность» положения патриарха Кирилла (Гундяева).

Со времен своей церковной юности он искренне уважает Римско-католическую церковь. Дело в том, что духовный отец нынешнего патриарха, давший ему «путевку в жизнь», митрополит Никодим (Ротов) уже в зрелом возрасте, будучи архимандритом, стал искренним католиком. (Что, впрочем, не помешало ему стать и архиереем РПЦ, поскольку время его служения — ​1960–1970-е гг. — ​было эпохой бурного расцвета экуменизма.) Он посвятил свою диссертацию «розовому» (сочувствовавшему левым) папе Иоанну XXIII, присутствовал на многих заседаниях Второго Ватиканского собора (1962–1965), ревностно защищал католические догматы и умер в Ватикане на приеме у папы Иоанна Павла I в 1978 году. Когда будущий Кирилл (а тогда еще Володя Гундяев) был личным секретарем Никодима, тот брал его с собой и в Рим. Спустя несколько лет, будучи уже представителем РПЦ при Всемирном совете церквей в Женеве, Кирилл расширил свое знакомство с католической традицией и проникся самым глубоким к ней уважением. Немало он сделал для сближения с католицизмом на посту главы Отдела внешних церковных связей РПЦ, еще больше — ​на посту патриарха. Апогеем этой деятельности стала гаванская встреча 2016 года, на которой Кирилл и Франциск подписали декларацию о дружбе, взаимопомощи и дальнейшем сближении. А вскоре католические прелаты привезли в Россию левое ребро святителя Николая, что патриарх Кирилл представлял как важный символ единения двух церквей.

Однако простой церковный народ в России воспринимает всю эту экуменическую активность, мягко говоря, враждебно. Гаванская декларация чуть не спровоцировала масштабный раскол в РПЦ, когда вновь появились десятки «непоминающих» священников, а отдельные епископы (например, Банченский Лонгин) даже анафемствовали католиков с амвона, намекая на «отпадение в ересь» самого патриарха. В консервативном православном сознании именно католицизм и особенно папа являются первоисточниками всех тех «погибельных процессов», которые ассоциируются у русского патриота со словом «Запад». В таких условиях патриарх Кирилл и его единомышленник по экуменизму митрополит Иларион (Алфеев) даже не смеют заикнуться о возможности визита папы в Россию. А без их санкции, оказывается, президент Путин бессилен в этом деле.

Впервые Михаил Горбачев посетил Ватикан в декабре 1989 года, когда еще сравнительно молодым и активным был польский папа Иоанн Павел II, с духовным влиянием которого нередко связывают бескровность распада советского блока. Борис Ельцин встречался с Иоанном Павлом II в 1991 и 1998 гг. (причем приглашал его в РФ!), а Владимир Путин — ​в 2000 и 2003 гг., в 2007 г. он встречался с Бенедиктом XVI, а в 2013 и 2015 гг. — ​с Франциском. Дмитрий Медведев посетил Ватикан в качестве президента в 2009-м.


источник

Белый дым над Брюсселем


Фото: AP/TASS

После длительных 48-часовых обсуждений, включая бессонную ночь с понедельника на вторник, лидеры стран Европейского союза во вторник вечером договорились о будущей четверке руководителей институтов ЕС. А в среду новый состав Европарламента избрал своего председателя.

Больше всего копий было сломано вокруг поста главы исполнительного аппарата ЕС — ​Европейской комиссии. Результат стал главным сюрпризом всей кампании: имя министра обороны Германии Урсулы фон дер Лейен ни разу прежде не упоминалось в числе возможных кандидатур. Осенью она в случае утверждения Европарламентом сменит люксембуржца Жан-Клода Юнкера.

43-летний премьер-министр Бельгии Шарль Мишель, либерал с опытом коалиции с националистами, избран председателем Европейского совета. В роли главы конклава лидеров стран ЕС он сменит поляка Дональда Туска. Каталанец, министр иностранных дел Испании Жозеп Боррель станет главой внешнеполитического ведомства ЕС вместо итальянки Федерики Могерини. Президентом Европейского центрального банка (ЕЦБ) назначена Кристин Лагард, ныне директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ).

Выборы топ-менеджеров Евросоюза на очередную пятилетку выявили, что система управления блоком с полумиллиардным населением дает сбои. Раньше достаточно было сесть и договориться лидерам трех-четырех крупных стран «старой Европы», согласившись на особые условия для англичан, в Европарламенте найти компромисс между христианскими демократами и социалистами, и проблема, считай, решена. Теперь, оказывается, в странах Центральной и Восточной Европы европейские ценности понимают несколько не так, как на Западе, а в Европарламенте традиционный дуэт правоцентристов и левоцентристов не имеет абсолютного большинства, к тому же люди во фракциях не всегда согласны с однопартийцами, стоящими во главе государств и правительств.

Здесь не возникало вопросов типа «а кто, если не Юнкер», «а кто, если не Туск» и т.п. До последнего момента возможные кандидаты, все как один достойные и компетентные, исчислялись полутора десятками. Возникали другие вопросы. Формальное требование для назначения главы Еврокомиссии — ​заручиться поддержкой 21 из 28 глав государств и правительств и получить абсолютное большинство в Европарламенте.

Но помимо этого важно, чтобы в пакете руководителей пятью институтами ЕС были соблюдены балансы: политический, географический и по возможности гендерный. Плюс к этому играют роль индивидуальные симпатии и антипатии.

Не удалась попытка повторить демократический опыт 2014 года и автоматом назначить главой брюссельской бюрократии лидера самой большой фракции Европарламента. Христианские демократы, хотя по результатам майских выборов и понесли значительные потери, все равно стали первыми, но их «шпитценкандидат» («единый кандидат». — ​Ред.), 46-летний баварец Манфред Вебер, не получил необходимой поддержки, как бы его ни лоббировала Ангела Меркель.

По соглашению между Францией, Германией, Нидерландами и Испанией, заключенному накануне, социалист Тиммерманс выдвигался на руководство Еврокомиссией. Меркель признала, что ее «шпитценкандидат» Вебер непроходной. С новым согласованным пакетом «гранды» прилетели в воскресенье из Осаки в Брюссель. Но здесь их ждало разочарование.

Во-первых, главы правительств стран Вишеградской группы (Польши, Венгрии, Чехии и Словакии) в один голос заявили, что Тиммерманс неприемлем. Он не тот человек, который объединяет Европу, а скорее разъединяет ее и совсем не понимает особенности Центральной и Восточной Европы. Тиммерманс как первый зам Юнкера по должности курировал соблюдение верховенства права, принципов демократии и прав человека в ЕС. Он был безжалостен к странам бывшего соцлагеря, которые не совсем соответствуют европейским стандартам.

Во-вторых, «гранды» натолкнулись на то, что журналисты назвали «бунтом кроликов». Политики правого центра, лидеры стран и депутаты Европарламента, квалифицировали участие Меркель в осакской сделке предательством своей политической семьи. Премьер-министр Болгарии Бойко Борисов сказал: «Меркель — ​это председатель ХДС (германской партии), а не ЕНП (соответствующей фракции Европарламента)».

В результате пакет руководящих должностей ЕС получился сбалансированным по политическому и гендерному признакам, но не совсем по географическому. В нем представлены христианские демократы, либералы и социалисты — ​все сторонники укрепления единой Европы. Причем доминирует «старая Европа», и меньше ожидаемого получила Центральная и Восточная.

Пятое звено пакета определилось в среду. В результате двух туров голосования на первой сессии Европарламента нового созыва в Страсбурге председателем этой представительной ассамблеи ЕС избран итальянский социалист (представитель левоцентристской Демократической партии) Давид-Мария Сассоли. Он сменил на этом посту Антонио Таяни — ​тоже итальянца, но представителя правого центра. Таким образом, пакет несколько «полевел».

С некоторой оглядкой на националистов и популистов, которые в результате майских выборов увеличили свое представительство в Европарламенте, курс институтов Евросоюза сильно не изменится. Те могут влиять на климат обсуждений, вносить оживляж демонстративными акциями типа той, что устроили на инагурационном заседании. Гимн ЕС, бетховенскую оду «К радости» исполняли квартет саксофонистов и сопрано Анаис Иво. Председательствующий пригласил галерку справа проявить уважение и встать. Пока звучала музыка, все слушали стоя, но в трех задних рядах человек тридцать — повернувшись спиной.


источник

Темная трагедия в Баренцевом море

При погружении глубоководного аппарата или станции АС-31 (по другим сведениям — АС-12) ВМФ в Баренцевом море во время пожара погибли (отравились ядовитым дымом) 13 капитанов и один подполковник медслужбы, в том числе семь капитанов 1 ранга и два Героя России. Станцию АС-31 проекта 10831 принято называть «Лошарик», поскольку прочный корпус состоит из цепочки титановых сфер, или шаров, и может выдерживать очень большое давление при погружении до 6 км, хотя нет данных, что «Лошарик» реально когда-либо уходил на такую глубину.

Во время аварии аппарат исследовал морское дно в наших территориальных водах вблизи Кольского залива, на берегу которого расположены Мурманск, Североморск и Полярный. Средняя глубина Баренцева моря — 220 м, и не совсем понятно, зачем было посылать глубоководную станцию нырять на 200 м, когда она рассчитана на километровые глубины, и зачем там было столько капитанов. Для таких глубин есть другие, подешевле, обитаемые и необитаемые (беспилотные) аппараты.

Выжившие на борту 4 военных-гидронавта и один гражданский специалист сумели поднять станцию на поверхность, и ее благополучно доставили на базу в Кольском заливе. Техническую причину, локализацию возгорания и хронологию катастрофы можно будет точно выяснить, но непонятно, что именно военное начальство потом расскажет публично. Министр обороны сообщил президенту, что причиной стало возгорание в аккумуляторном отсеке.  Сама станция, по словам министра обороны Сергея Шойгу, пострадала от пожара не так уж серьезно, и ее можно будет восстановить «в короткие сроки», а ее ядерная силовая установка и вовсе «полностью в работоспособном состоянии». Только люди погибли.

Пожары в принципе случаются на подлодках, и плавсостав вроде должны хорошо готовить выживать и бороться с огнем, но 14 задохнувшихся гидронавтов почему-то не сумели воспользоваться индивидуальными дыхательными аппаратами ИДА, которые они должны были носить с собой постоянно, или подключиться к трубопроводному источнику чистого воздуха, как положено по инструкции при пожаре на борту. 7 апреля 1989-го другая титановая секретно-экспериментальная ядерная подлодка К-278 «Комсомолец», известная до того во флоте как «золотая рыбка» из-за чудовищной стоимости и установившая до сих пор актуальный мировой рекорд погружения боевого корабля на 1027 м, затонула из-за пожара. Погибли 42 моряка из 69. Оборонщики обвинили сменный экипаж в ошибках и в недостаточной подготовленности, моряки — промышленность в существенных конструктивных недостатках при проектировании и строительстве К-278. Аргументы были и у тех, и у других, но с распадом СССР история К-278 постепенно забылась, и она осталась на дне Норвежского моря, недалеко от острова Медвежий вместе с заглушенным реактором и парой ядерных боезарядов.

Больше никто в мире не строил титановых кораблей, но «Лошарик», который спроектировали и начали мастерить в 80-е и забросили в 90-е, стали все-таки достраивать после 2000-го при Путине и достроили. У американцев уже была своя аналогичная атомная мини-лодка для спецопераций NR-1, построенная в 1969 году. NR-1 погружалась почти до 1 км и могла маневрировать под водой, пока у экипажа хватит еды. Она использовалась для тайных операций: вытаскивать со дна свои и чужие важные предметы — утопленные секретные ракеты, приборы, бомбы и т.д. Наш «Лошарик» был, конечно, во всем лучше NR-1: больше, мощнее, нырял глубже, и к месту спецопераций его везли скрытно и с комфортом на материнском носителе — большой специальной атомной подлодке. А NR-1 тащил на буксире надводный корабль, малютку кидало по волнам, и экипаж нещадно страдал морской болезнью.

Не успел «Лошарик» начать секретные операции, как NR-1 в 2008-м списали в утиль. Наступило время разнообразных подводных роботов-беспилотников, ударных и разведывательных, также способных хватать и тащить со дна всякие важные предметы. Непонятно, что искали капитаны-гидронавты в Баренцевом море: возможные американские подводные «закладки» у входа в главную базу Северного флота, или же наши моряки что-то важное потеряли во время маневров, или проверяли новое оборудование, и потому на борту был гражданский специалист «от промышленности». В любом случае ясно, что не стоило тащить в глубину сразу столько капитанов в одной сверхдорогой субмарине, когда можно понаделать взаимозаменяемых подводных роботов и посылать их на рисковое дело.

Говорят, что опытных гидронавтов меньше, чем космонавтов, и готовить их сложнее. Но министр обороны Шойгу уже поставил задачу максимально быстро восстановить «Лошарик», чтобы продолжить сверхсекретные операции, несмотря на трагический выход в Баренцево море.


источник

«Все подводники будут молиться за русских офицеров»

Как говорят, «сон разума рождает чудовищ». Отсутствие информации можно сравнить со сном разума. В Вашингтоне произошло что-то вроде легкой паники, когда в среду утром вице-президент США Майк Пенс отменил запланированную поездку на мероприятие в штат Нью-Гэмпшир.

Представитель офиса Пенса Рэнди Гентри вышел к аудитории в Нью-Гэмпшире, состоявшей из бывших наркоманов (перед ними должен был выступить вице-президент), и объявил, что «борт номер 2 вернулся в Вашингтон после срочного звонка президента». Издание Politico и ряд других американских СМИ немедленно вспомнили о том, что Владимир Путин накануне отменил поездку в Тверь, чтобы экстренно обсудить пожар на глубоководном аппарате, приведший к гибели 14 офицеров, с министром обороны Сергеем Шойгу.

На мой взгляд, аналогия очень натянутая, но в социальных сетях Америки заговорили о «связи двух событий», а СМИ вспомнили не только аварию на подлодке «Курск» (это было неизбежно), но и Чернобыль — ​из-за отсутствия официальной информации в случае, когда речь могла идти о потенциальной ядерной катастрофе. Чтобы остановить спекуляции, представитель Белого дома на условиях анонимности заявил репортерам, что отмена поездки вице-президента Пенса не была связана с «вопросами национальной безопасности страны или здоровья» (если бы с Трампом что-то случилось, вице-президент принял бы бразды правления).

Официальный представитель Пентагона сообщил изданию Военно-морского института США USNI News, что США «наблюдают за ситуацией, Вашингтон не получал обращений об оказании помощи, в момент пожара Соединенные Штаты не проводили никаких операций в этом районе». По мнению издания, авария на российской подводной лодке произошла во время «обычной сезонной подготовки к летним операциям» Главного управления глубоководных исследований РФ, известного под аббревиатурой ГУГИ, подразделения российского генштаба, которому приписывают секретные операции в глубинах вод. Владимир Путин на встрече с Шойгу, частично показанной по телевидению, назвал лодку «необычным судном», что, по мнению американских журналистов, только подтверждает версию о том, что речь идет о глубоководной лодке «Проект 10831» АС‑12, неофициальное название «Лошарик». Еще один номер, применяемый в последнее время, — AS‑31.

Как отмечают эксперты базирующегося в Калифорнии военно-экспертного интернет-издания The Drive (the War Zone), проект российской глубоководной подводной лодки начали разрабатывать в 1988 году. Хотели создать атомную субмарину с очень глубоким погружением (до 3 км, а по неподтвержденным данным — ​до 6 км), большой выносливостью, состоящую из ряда сферических сосудов, с двигательной установкой судна, жилыми помещениями, интерфейсами управления и контроля. Атомный реактор Э‑17 обеспечивает мощность около 10–15 тысяч л.с., благодаря чему «Лошарик» конкурирует с другими быстроходными атомными подлодками. По данным источников в НАТО, из-за способностей к глубокому погружению главная миссия судна связана со шпионажем и слежкой. Субмарина может устанавливать устройства для прослушивания, манипулировать устройствами противника, подключаться к оптоволоконному кабелю или обрубить его.

В 2015-м эксперты Пентагона заявили, что АС‑12 — ​это «диверсионный аппарат», который в случае серьезного конфликта может подорвать работу интернета, разрушив магистральные кабели связи между материками. Отмечая «самый высокий уровень активности российского подводного флота со времен холодной войны», руководство НАТО создало специальное подразделение для защиты морских коммуникаций между Северной Америкой и Европой.

По официальной информации, судно занималось научно-исследовательской деятельностью. Моряки-подводники (сплошь капитаны 1 и 2 ранга, два Героя России) проводили исследования по изучению гидросферы Земли, сообщил министр обороны Сергей Шойгу. Российский министр признал, что во время аварии на подводной лодке находился гражданский эксперт из государственного оборонно-промышленного комплекса. Эти слова, полагают американские эксперты, могут указывать на участие «Лошарика» в испытаниях нового оборудования во время аварии. Кроме того, отмечает The Drive (the War Zone), в своем новом материале о пожаре газета «Красная звезда» — ​официальный орган Минобороны РФ, разместила ранее неизвестный рисунок-чертеж проекта 09852 «Белгород», модифицированной подлодки класса «Оскар». У рисунка нет подписи, в тексте не упоминается «Белгород», но эксперты определили, что это именно К‑329. Из открытых источников известно, что подлодка «Белгород» спущена на воду 23 апреля 2019 года на судостроительном заводе «Севмаш» и достраивается на плаву. Швартовные испытания и тестирование ядерного реактора запланированы в этом году, а официально в состав флота подлодка должна войти в 2020 году.

Хотя «Белгород» в основном ассоциируется с ядерной боевой торпедой большой дальности «Посейдон», субмарина предназначается также в качестве основного корабля для небольших подводных лодок с глубоким погружением, как «Лошарик». Изображение лодки «Белгород» в материале официальной газеты Минобороны — ​это «утечка информации» или случайность? Американским экспертам остается только гадать.

Алексей Муравьев, эксперт по вопросам безопасности австралийского университета Кертин, предполагает, что вопреки официальной версии о том, что подводная лодка проводила сканирование морского дна Баренцева моря, в реальности она могла участвовать в секретных испытаниях «Посейдона».

В более ранних сообщениях российских СМИ со ссылкой на неназванных лиц назывались и другие лодки, которые могли нести «необычное судно». Это субмарины с баллистическими ракетами BS‑64 «Подмосковье» и BS‑136 «Оренбург». Рыбаки сообщили о том, что видели «Подмосковье» на поверхности в Баренцевом море. По одной из версий, когда случился пожар, «Лошарик» поднимался с морского дна, чтобы состыковаться с «Подмосковьем» на полигоне Северного флота к западу от Кольского залива.

Как пишет «Нью-Йорк таймс», со времен гибели «Курска» и последующих аварий на российском подводном флоте руководство ВМФ РФ «медленно реагировало на серьезность чрезвычайных ситуаций, масштабы человеческих жертв или угрозу окружающей среде». Американские СМИ отмечают, что из-за засекреченности информации мировая общественность может так и не узнать, что именно произошло на борту российской подлодки, был ли это «Лошарик» с ядерным реактором, или другая лодка, насколько близка была угроза взрыва реактора и заражения окружающей среды.

В заключение — ​немного личных воспоминаний. В далеком уже 2001 году в качестве собкора ТВ я побывал на военно-морской базе Клайд в Шотландии. По случаю празднования 100-летия подводного флота Соединенного Королевства для участия в параде туда прибыли подлодки из 12 стран, рядом с натовскими субмаринами стояла российская электроподлодка «Вологда», чей визит стал первым в истории заходом российской субмарины в цитадель атомных британских подлодок. Моряки-подводники со всего света собрались для того, чтобы общаться, делиться профессиональным опытом, они даже играли в футбол. Сборная «подводников мира», правда, уступила британцам, но игрок с российской «Вологды» свой гол забил. И тогда американские и британские моряки говорили о том, что в их профессии существует особое братство людей, уходящих в морские глубины.

Я вспомнил съезд моряков-подводников (другие были времена!) в связи со статьей в The Washington examiner: «Почему все подводники будут молиться за русских моряков». Политический обозреватель Том Роган, кстати, англичанин, пишет: «Мировое сообщество подводников — ​особенное. Элита флота, высококвалифицированные моряки и смелые командиры, подводники знают о своей уязвимости. На глубине никогда нельзя быть уверенным, что выживешь. Если ошибается один член экипажа, у всех большие проблемы. Если оборудование неисправно, у всех большие проблемы. Если вы обо что-то ударились или ударили вас, и в результате произошел прорыв корпуса или пожар, у всех большие проблемы. Если другой корабль обнаружит вас, миссия и жизнь экипажа находятся под угрозой. Риск занимает центральное место в «большой игре» операций под водой. Есть связь между всеми подводниками, будь они друзьями или врагами. Эти 14 россиян будут оплаканы братьями по профессии».


источник

Соболиная охота


Фото: Светлана ВИДАНОВА — «Новая»

Большинство скандалов подписной кампании в Мосгордуму произошло в 43-м округе (Пресненский район, Арбат и Хамовники), по которому баллотируется независимый кандидат в депутаты Любовь Соболь, юрист ФБК и сторонница Алексея Навального. Корреспонденты «Новой» провели несколько дней с волонтерами ее команды, чтобы понять, каково это — собирать подписи за одного из самых «неудобных» кандидатов в Мосгордуму. Сбор подписей заканчивается 6 июля.

Фекальный почерк

22 июня на ютуб-канале Алексея Навального появилось видео: «Методы из 90-х: как мэрия борется с Любовью Соболь». Она рассказала, с чем приходится сталкиваться ее команде в период избирательной кампании: это и фальшивые сборщики подписей, и нападения на кубы, и порча подписных листов.

Накануне мэр Москвы Сергей Собянин поддержал в твиттере обращение Алексея Венедиктова к начальнику столичного ГУВД Олегу Баранову с требованием усилить безопасность на точках сбора подписей. Но это не остановило провокаторов. Вечером 22 июня неизвестные облили фекалиями точки Соболь у метро «Улица 1905 года», около супермаркета Billa на улице Красная Пресня, на Тишинской площади и у районного МФЦ.

— Нападения были совершены на 4 наши точки, и, по нашим данным, нападению подверглись 7 человек, — говорит Елизавета Любавина, сотрудница штаба Любови Соболь.

— До меня добрались последним, — говорит Антон с точки на Тишинской площади. — Примерно в 19.15 я заметил двух молодых людей в медицинских масках на перекрестке Васильевской и Красина, я там стоял с роллапом. Я успел взять телефон и включить камеру, прежде чем они меня заметили.

На видео можно рассмотреть только одного молодого человека — голого по пояс качка в кепке и медицинской маске. Руками в перчатках держит желтый пакет. Задает вопрос: «Вы против «Единой России»?» — и, не дождавшись ответа, выливает содержимое пакета на Антона.

После нападения Антон пошел в ближайшее кафе — отмывать испачканную фекалиями одежду. «Футболка, брюки и рука были обрызганы навозом. Рабочую сумку с подписными листами тоже обрызгали. Они, к счастью, не пострадали».

Антон в тот же день подал заявление в полицию, зато сборщику Гаязу Ракаеву, на которого напали у пресненского МФЦ, пришлось сделать это только на следующий день. Прибывший на место нападения полицейский, по словам Гаяза, отказался оформлять документы.

Спустя пять дней после нападения МВД сообщило о трех мужчинах 20–26 лет, задержанных по подозрению в мелком хулиганстве (ст. 20.1 КоАП) на улице Красина, рядом с Тишинской площадью.

— Это были спортсмены, скорее всего, потому что они были накачаны, быстро бегали, — вспоминает Алексей Мартынов, волонтер Соболь, ставший свидетелем нападения у супермаркета Billa. — Они [были] подготовлены, поэтому догнать их никак бы не получилось.

Алексей утверждает, что видел, как нападавшие сели в машину скорой помощи.

Штаб Соболь уже подал заявление о возбуждении дела по статье 141 УК РФ — «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий». Дело должно рассматриваться в рамках законодательства уголовного, а не административного, сказала Любовь Соболь «Новой газете»: «Это порча подписных листов, это нападение на сборщиков подписей за выдвинутого кандидата. Это воспрепятствование осуществлению избирательной деятельности. По-другому это квалифицировать трудно. Я не верю, что люди сделали это по своей инициативе. Кто конкретно за ними стоит? Считаю, что за ними может стоять только «Единая Россия», против которой я сейчас и веду свою избирательную кампанию. Вряд ли какие-то другие оппоненты могли бы такое подстроить.

Соболь подозревает и бизнесмена Евгения Пригожина. На протяжении последних месяцев она занималась расследованием отравлений в московских детских садах. Компания «Конкорд», поставляющая питание в сады, принадлежит «кремлевскому повару».

«Бабушку все устраивает»

В час дня на выходе из метро «Фрунзенская» несколько молодых людей начинают устанавливать куб для сбора подписей за Любовь Соболь. Мимо проходит женщина средних лет, читает лозунги на кубе.

— Кто она такая, Любовь Соболь? Голос против «Единой России»? А она за какую партию-то? Борьба с коррупцией, право жителей решать… Да не.

Через несколько минут появляется Наталья — представительница управы района Хамовники. Как представитель управы она обязана присутствовать здесь каждый день. С утра фиксирует, что сборщики подписей уже пришли, вечером отчитывается об их уходе.

— Ребята действительно пашут. Наша задача им не мешать и содействовать, если что-то случится. Обеспечивать порядок, — говорит Наталья.

Куб Соболь здесь появляется первым, в течение дня подтягиваются волонтеры других кандидатов — Сергея Митрохина, Анатолия Юшина, Андрея Соколова.

Ближе к двум к сборщикам подходит сотрудник Росгвардии, спрашивает, кто тут главный. За главного — волонтер Андрей Волков. Росгвардеец с ним крайне вежлив, просит обменяться контактами «на всякий случай»: «Если [возникнет] какая-то ситуация, звоните сразу же».

— Из-за чего он к вам подошел? — спрашиваю Андрея.

— Из-за того, что нас облили [фекалиями на Пресне]. И они делают вид, что нас защищают. Конечно же, делают вид, потому что, если что-то произойдет, они же не приедут. Они подождут, когда все убегут, и скажут: «Мы бежали со всей силы, а все кончилось».

Сама Соболь решила защитить своих сборщиков иначе: теперь на каждой точке целый день дежурит сотрудник частного охранного предприятия. Но наличие ЧОПа не спасает от различных госведомств, уверенных, что кубы для сбора подписей не могут стоять без специального разрешения.

В начале третьего сборщики подписей на Арбате пишут в общий чат: к точке на Новинском бульваре пришли сотрудники ФСО — требуют убрать куб из-за близости к федеральной трассе.

Точку на Новинском бульваре открыли 25 июня, рассказывает волонтер Ксения, и она сразу привлекла внимание сотрудников ФСО. Сначала подошел один, потом подъехало еще несколько. «Они отвечают за этот участок Садового кольца, — говорит Ксения. — И их очень напрягает, что на пути проезжающих чинуш стоит эта штука [куб Соболь]».

Сотрудники ФСО вызвали полицию. Между тем Соболь связалась с волонтером, предоставила им необходимые документы (точки сбора подписей оформляются в документах как пикеты числом до пяти человек, рассказывает мне волонтер Денис). Полиция, посмотрев паспорта девушек-волонтеров, уехала.

Координатор точек сбора подписей в Хамовниках Михаил говорит, что такое происходит все время, причем с представителями разных ведомств.

— Постоянно приходят какие-то ребята, которые считают, что нас тут не должно быть. За последние семь дней это была служба безопасности метрополитена, в субботу — администрация ярмарки выходного дня, которая очень не хотела, чтобы мы стояли на их территории.

На точке у метро «Парк культуры» была та же история, вспоминает Михаил: куб установили невдалеке от закрытой на каникулы школы. «Выходит из школы чувак, начинает просить нас отодвинуться подальше — якобы дети. Я очень долго пытался понять, чего он хочет. В итоге выяснилось, что ему не нравится лозунг [«Голос против «Единой России»].

На этот призыв реагируют по-разному. Мимо куба медленно идет совсем пожилая женщина. Ее глаз цепляют лозунги. Внимательно прочитав их, она подходит к волонтеру Вадиму, беседует с ним и ставит подпись.

— Она спросила, что здесь происходит, — говорит мне Вадим. — Я сказал, что мы собираем подписи в пользу Любови Соболь для ее регистрации кандидатом в депутаты Мосгордумы.

— И она заинтересовалась? — спрашиваю.

— Да, спросила: «Она за «Единую Россию» или против?» Я сказал, что против. Бабушка ответила, что ее это устраивает. Она тоже против «Единой России», потому что та их всех ограбила.

Мужчина средних лет интересуется, кто такая Соболь.

— Она самовыдвиженец, работает юристом в ФБК, — отвечает Андрей. — Активно судится с поставщиками питания в детские сады и школы, потому что в начале года были отравления.

— Ну а что она предлагает? — интересуется мужчина.

— Она предлагает прекратить распил московского бюджета.

— А мне кажется, человек просто хочет присосаться к кормушке, и все.

— В Мосгордуме никто не получает деньги.

Из 43 действующих депутатов столичного парламента зарплату получают только те, кто работает на постоянной основе. Это председатель думы, его заместители и главы профильных комитетов.

Мужчина называет себя сотрудником «Следственного комитета при ФСБ России».

— Есть такое отделение при ФСБ России, — утверждает он. — Я знаю, что происходит изнутри, реально. Сдерживание [западной] агрессии очень зависит от Путина. Я при Медведеве очень сильно пострадал, потом меня восстанавливали. Если бы сейчас не Путин, была бы полная жопа.

Другие аргументы — «хотите как у хохлов?» и польза расстрелов.

В какой-то момент мужчина задает неизбежный вопрос: «Сколько вам платят?» Работа сборщика официально оплачивается. В команде Соболь платят 300 рублей за одну подпись. В день 5 волонтеров на одной точке собирают в среднем 20–25 подписей.


Фото: Светлана ВИДАНОВА — «Новая»

Симоньян vs. Соболь

Водоразделом отношения избирателей к Любови Соболь оказывается поддержка «Единой России».

— Бывает, что люди подходят и спрашивают: Соболь за «Единую Россию» или против? — спрашиваю волонтера Вадима.

— Очень часто! — откликается сидящий позади куба чоповец Махмуд. — Очень часто.

— И что они делают дальше?

— Если сами против, то подходят, ставят подпись.

— Одна женщина подошла, сказала, что она категорически за Путина, но против всего, что он сделал, — добавляет Вадим.

Шквал критики обрушился на сборщиков после истории с Маргаритой Симоньян на «Эхе Москвы». Соболь попыталась спросить на камеру главного редактора RT, почему телеканал не освещает расследование ФБК о мэре Москвы Сергее Собянине.

— Когда была история с Симоньян, нас все ненавидели, — вспоминает координатор Михаил. — Мы встретились с лютой волной ненависти.

Но после нападения с фекалиями случилось обратное: поддержка Соболь в Хамовниках резко возросла.

На точки у метро «Фрунзенская» и «Улица 1905 года» ближе к четырем-пяти подтягиваются волонтеры других кандидатов — Митрохина, Юшина, Соколова и даже «Паука» Троицкого.

С митрохинцами волонтеры команды Соболь в хороших отношениях. «Они такие же, как мы, — «яблочники». Мы, может быть, в чем-то не сходимся, идейно мы все разные, но мы против Путина, против «Единой России». Мы в одном фарватере двигаемся, просто разными дорогами немножко», — считает Денис Еремин.

— Они [сборщики подписей за Сергея Митрохина] часто говорят людям, которые подписались за Митрохина: «Сходите еще поставить подпись за Любовь Соболь», — говорит координатор точек сбора на Пресне Арсений. — Мы тоже к ним очень лояльно относимся, стараемся помогать.

— Рассказываете, что можно не только за одного кандидата подпись ставить?

— Разумеется, мы об этом говорим. Не вижу смысла как-то препятствовать. Мы же не враги.

Исключение — волонтеры Троицкого. Около метро «Улица 1905 года» они появились в день его перерегистрации в 43-м округе. И сразу начались провокации.

Троицкий не скрывает, что выступает против Соболь. «Ребята, хватит тупить, ломись в нормальную команду! — обращается он к соболевцам в своей листовке. — Вот видел я на улицах и в подъездах молодых ребят из провинции, собирающих подписи для выдвижения госпожи Соболь. А что делать? На какие деньги покупать еду, если в Орле средняя зарплата 11 000 руб. Грустные, глаза потухшие, руки трясутся. Видно, что занимаются делом позорным».

Лозунги на кубе настоящего «оппозиционного» кандидата гласят, что он «за все хорошее: свободу, дикий угар», «качественное крымское бухло» и «против всякого дерьма: ханжества, лицемерия, лжи, коррупции, произвола властей и гаишников, бедности, ущемления прав и свобод, м*даков, наркотиков, педерастов».

— Мы самые дружные, семья почти! — смеется сборщик подписей за Троицкого Евгений. Его напарница, не пожелавшая назвать свое имя, добавляет: «Троицкий за котят, за собак и за всех животных, кроме соболей».

Первые волонтеры команды Соболь начинают устанавливать кубы на точках к 12–13 часам дня, убирают — в 9–11 вечера. Прийти и уйти можно в любое время. Некоторые остаются до конца, а потом везут собранные подписи в штаб. В течение дня кто-то из волонтеров идет на поквартирный обход (так называемый ОДД — от двери до двери). Избиратели могут оставить волонтерам свой номер телефона — те приезжают за подписями к ним домой.

Рабочий день волонтеров актера театра и кино Андрея Соколова — с 4 до 9 вечера, рассказывают мне Станислав и Юрий, молодые люди в ярко-оранжевых футболках и кепках.

— Как идет сбор подписей в поддержку Андрея Соколова? — спрашиваю я.

— Мы не занимаемся этим, можно сказать, — неожиданно говорит Юрий.

Они признаются: за день получили только одну подпись.

— Первоначальная наша задача не состоит в сборе подписей. Первоначальная задача — в донесении до людей информации об Андрее Соколове. Где он учился, родился. Рассказать, если людям интересно, его биографию.

Подходят в основном женщины, которые узнают его по фильму «Маленькая Вера».

Юрий — тоже актер, поэтому и пошел волонтером за Соколова. «Время есть свободное, почему бы и нет? Это же лучше, чем дома сидеть». Станислав соглашается: «Мне просто на самом деле вообще нечего дома делать. Я один живу, так что мне там темно, страшно и холодно».

Оба утверждают, что работают на безвозмездной основе.

«Подписной барьер»

Так называемый «подписной барьер» критикуется не только независимыми кандидатами, но и экспертами. Сейчас, чтобы зарегистрироваться на выборах в Мосгордуму, кандидату нужно набрать 3% подписей от всех избирателей в округе (норма была введена в 2014 году, до этого порог составлял 0,5%). Сделать это нужно за один месяц, в сонный летний период.

Затем подписи проверяет Мосгоризбирком. Часть могут забраковать из-за неправильного сокращения в адресе, из-за того, что дату поставил не сам избиратель, из-за того, что подпись вышла за рамки окошка. Причин может быть много, итог один — недопуск кандидата на выборы.

«Подписной барьер» на выборах в Мосгордуму сравним с «муниципальным фильтром» на выборах глав регионов: у них одна цель — отсечь нежелательных кандидатов от избирательного бюллетеня.

Одна из реальных альтернатив сбору подписей — регистрация по избирательному залогу. До 2009 года у российских политиков была такая возможность.

Лилит САРКИСЯН,
«Новая»


источник

Прорыв в парламент и колониальный флаг


Reuters

В ночь с 1 на 2 июля несколько сотен радикально настроенных молодых граждан Гонконга предприняли попытку захвата комплекса правительственных зданий. Это была яркая акция: молодые люди в касках и марлевых масках на лице, разбив стеклянные двери, проникли в Законодательный совет и вывесили на трибуне флаг Гонконга времен британской колонии.

Одновременно на улицах города, где в понедельник отмечали очередную годовщину передачи Пекину прав на эту бывшую британскую колонию, протестовали еще около 500 тысяч человек. Молодые люди, оккупировавшие квартал, собирались занять здание Законодательного совета надолго, что могло бы нанести большой удар по престижу китайского руководства и развернуть ситуацию в Гонконге на 180 градусов. Однако попытка не удалась: рано утром полиция собрала большие силы и сама взяла штурмом комплекс правительственных зданий, вытеснив оттуда молодежь.

Сейчас в Гонконге возникло затишье, характеризующееся неким балансом сил. Утром во вторник полиция разблокировала улицы в деловом центре города, но власти Гонконга по-прежнему парализованы: Законодательный совет не будет работать еще несколько недель, а правительство и администрация собираются временно переехать из охваченного протестом квартала в другой район. Пока можно сказать, что столкновения в Гонконге проходят не слишком жестоко: сообщается о 60 пострадавших, тяжелораненых практически нет, так что обе стороны пока стараются вести себя корректно.

Выступающие против политики Пекина демонстрируют колоссальную массовость, невиданную ранее для Гонконга и этого региона в целом. За последние годы протестующие в Гонконге сильно радикализовались. Предыдущая волна протестов против медленных, но неуклонных попыток китайских властей закручивать гайки в демократическом Гонконге прошла в 2014 году. Тогда демонстранты отличались мягкостью и спокойствием и прославились тем, что после каждой манифестации убирали мусор и чуть ли не мыли мостовую.

Но сейчас ситуация изменилась: постоянное наступление пекинских властей на демократические свободы привело к тому, что авангард протестующих — а это студенческая молодежь и старшеклассники — все больше считают оправданным переход к жестким мерам. Так, в интервью одной из японских газет названная руководительница студенческого движения прямым текстом заявила, что изменений можно добиться только насилием, а без него мирный протест захлебывается и не дает никакого результата.

Чем недовольны жители этой бывшей британской колонии? Дело в том, что о британском господстве в Гонконге вспоминают с огромной ностальгией. В 1997 году, когда Гонконг вливался в КНР на правах особого административного района, ему была гарантирована жизнь по формуле «одна страна — две системы». В Гонконге по-прежнему оставались британская судебная система, не имеющая ничего общего с системой континентального Китая, свобода слова, выборный парламент, право частной собственности и свободная экономика. Словом, все то, чего либо до сих пор нет в КНР, либо существует там в весьма урезанном виде и может быть поставлено под сомнение и быстро прихлопнуто пекинскими властями.

Именно эта свобода в Гонконге и в первую очередь независимый суд всегда привлекали туда иностранный капитал, который рассматривал этот анклав как окно для доступа на гигантский китайский рынок. Многие западные бизнесмены неуютно чувствуют себя в самом Китае, где многое зависит от того, удастся ли им наладить отношения с коммунистическими властями, поэтому многие сделки они вели через Гонконг, рассматривая это как определенные гарантии для своих капиталов. В этом отчасти и есть особенность нынешних протестов: если в 2014 году протесты с требованием более широкого доступа оппозиции в гонконгский парламент не были поддержаны бизнесом, то сейчас часть крупных предпринимателей с симпатией относится к манифестациям и даже участвует в них. В свертывании свобод и посягательстве на судебную систему бизнес видит серьезную угрозу, ведь уход иностранного капитала может нанести по экономике Гонконга немалый удар. Но так думают далеко не все: наиболее богатая часть бизнес-сообщества крепко держится за сделки с континентальной частью КНР и готова идти с Пекином на любые компромиссы.

Конечно, Гонконг — это своего рода инородное тело в КНР, а уровень свободы слова показывает «неверный» пример всей стране: в Гонконге можно использовать западные соцсети, запрещенные на остальной территории Китая, а местные СМИ остаются одним из основных источников независимой информации о Китае. Так, в Гонконге огромный отклик вызвала история с недавним исчезновением владельцев пяти известных книжных магазинов, которые торговали литературой с критикой в адрес пекинских властей. Протестующие жители Гонконга уверены, что их выкрали китайские спецслужбы, и на манифестациях последних недель требуют от властей расследовать похищение.

Но главным триггером к беспорядкам, бесспорно, стал законопроект о депортации, который позволит высылать из Гонконга в Китай объявленных в розыск или осужденных граждан. Естественно, вопрос поднимается под предлогом борьбы с преступностью и терроризмом, но участники демонстраций убеждены, что его принятие приведет к созданию механизма репрессий и незаконной депортации в КНР всех неугодных китайскому режиму.

Но почему бы властям Гонконга просто не пойти навстречу протестующим и не отказаться от законопроекта? Дело в том, что, с точки зрения Пекина, Гонконг и так идет на колоссальные уступки — как минимум потому, что не прихлопнул все эти манифестации железной рукой. Вместо этого глава администрации Гонконга Кэрри Лам, к слову, тоже абсолютно пропекинская, уже после первых демонстраций объявила, что рассмотрение законопроекта приостановлено и к его обсуждению в этом году возвращаться уже не будут. Но протестующих это не устраивает — они требуют отозвать документ из парламента и больше никогда не возвращаться к этой теме.

Пока остается загадкой, смогут ли власти Гонконга договориться с демонстрантами, но за этим решением по факту стоят только власти Пекина. То, что сейчас происходит в Гонконге, — это колоссальный удар по престижу высшего руководства Китая и лично товарища Си Цзиньпина, ведь по всем правилам партии он должен подавить мятежников беспощадно. Но руководство КНР явно опасается прибегать к слишком жестким мерам. Не исключено, что та мягкость, которую пока проявляет Пекин, связана с прошедшим саммитом G-20 в Осаке: Си Цзиньпин опасался, что серьезное подавление выступлений оппозиции может стать неожиданной и болезненной темой обсуждения. Но саммит прошел, китайский лидер весьма удачно пообщался с президентом США Дональдом Трампом и добился некоторых успехов в ослаблении торговой войны.

А значит, теперь пекинское руководство может решить, что руки у него полностью развязаны.


источник