Меню

GraberBot ver. 0.9.9

NewsNetBot

Она хотела, чтобы свободными были мы

Точность ее жизни определяла конституцию для честной, беспокойной души. Она доказала, что у пристойного, высоко уместного человека в нашем времени нет возраста. Что у доброты и участия в процессе достижения и сохранения достоинства нет срока.

А у конкретного человека такой срок есть. И столь необходимая нам Людмила Михайловна Алексеева его исчерпала.

К большому нашему горю.

Она никогда не претендовала на звание совести нации, учителя и нравственного эталона. Но мы черпали из ее колодца чистую воду справедливого отношения ко времени.

Она была свободна, но этого было мало Алексеевой. Она хотела, чтобы свободными были мы. Часто вопреки нашему желанию и умению.

Ее волновало, почему мы не хотим быть хозяевами на своей земле и живем терпеливо, с безудержным доверием, освобождающим от собственного участия в управлении обществом.

Она была нам нужна. И давайте это не забудем.

Спасибо, добрая, беспокойная душа. И поклон памяти.

Юрий Рост,
обозреватель «Новой»

«Алексеева была значительно прочнее, чем страна»

Друзья и единомышленники — о том, кого мы потеряли

Генри Резник, адвокат:

— Утрата огромная и невосполнимая. Людмила Михайловна была непререкаемым авторитетом в нашем сообществе. Она пришла в правозащитное движение еще в годы тоталитарного советского режима, будучи весьма благополучным человеком. У нее была интересная работа, семья, дети — и это попирание человеческого достоинства в те времена пробудило в ней эти чувства, что невозможно терпеть ущемление свободы и прав человека. И когда ее вынудили уехать из страны под угрозой ареста, Алексеева вернулась, будучи уже благополучным человеком в Соединенных Штатах Америки. С ее возвращением правозащитная деятельность и деятельность Московской Хельсинкской группы получила новый импульс.

Людмиле Михайловне было свойственно уникальное сочетание качеств. Это преданность своему делу, которому она посвятила всю свою жизнь; это мужество, которое было выковано в годы тоталитаризма; это настойчивость в достижении цели, которую она ставила; это ум и организационный талант. Мы сейчас все в некоторой растерянности, поскольку заменить Людмилу Михайловну невозможно в том плане, что адекватной ей фигуры, которая могла бы возглавить Группу, сейчас нет. Но Группа продолжит свою работу, и в своей дальнейшей деятельности мы всегда будем помнить о том, как ее создавала эта удивительная женщина.

Скорбим.

Григорий Явлинский, политик, лидер партии «Яблоко»:

— Людмила Алексеева — благороднейший и достойный человек нашего времени. Будучи великой и беспримерно отважной Личностью, она всю жизнь действовала по совести — не рассчитывая на сиюминутный результат, понимая, как трудно приживается идея прав человека на нашей планете. Людмила Алексеева была олицетворением этой благородной идеи.

А еще Людмила Михайловна была очень доброй, чрезвычайно дружелюбной и гостеприимной.

Неповторимой.

Вечная память.

Андрей Макаревич, музыкант:

— Она была невероятно красивым человеком, невероятно красивой женщиной. Людмила Михайловна ничего для этого не делала — она такой была изнутри. Я не хочу говорить банальных вещей про ее мужество, про бесстрашие, про Богом данное чувство справедливости. То что она была с нами долго и до последнего дня свой крест несла и делала все, что могла, и даже больше — это прекрасно. Она ко мне очень хорошо относилась, и ей нравились мои песни — и я этого стеснялся, я немного перед ней робел, поскольку прекрасно понимаю, что такое масштаб Личности.

Алексей Симонов, писатель, правозащитник:

— Вечных людей, к сожалению, не бывает. Но если и есть, кто мог быть вечным, то это Людмила Алексеева. Было ощущение, что она есть и будет всегда. Она пришла в правозащитное движение свободным человеком, она была в движении свободным человеком, она ушла из этой жизни свободным человеком. Она никого в этой жизни не боялась. Это редкое качество, которое помогает людям оставаться самим собой и сохранять чувство собственного достоинства. Людмилу Михайловну не унижало ни общение с президентами, ни общение с народом — ни с какой стороны ее нельзя было не только унизить, но и заподозрить в том, что она испытывает какой-то дискомфорт по этому поводу.

Людмила Алексеева очень много сделала для правозащитного движения, долго возглавляла Московскую Хельсинкскую группу. Будучи членом МХГ последние полтора десятка лет, я с ужасом представлял, что Группу, в которой есть замечательные люди, очень трудно будет возглавлять кому-то, кроме Людмилы Михайловны. Могу только высказать свою глубокую боль по этому поводу. Будем надеяться, что все, во имя чего она жила, удастся осуществить другим людям.

Помимо того что у Людмилы Михай­ловны было много друзей, у нее было необычайное количество родственников. Так вышло, что значительная часть этих родственников живет в Соединенных Штатах Америки. Я хочу, чтобы они понимали, что мы продолжаем их любить, и они продолжатели ее семьи и дела.

Владимир Лукин, Уполномоченный по правам человека в 2004–2014 годах:

— Людмила Михайловна Алексеева — одна из самых выдающихся людей нашей страны на протяжении прошлого и начала нынешнего века. Она играла исключительно важную роль в общественной жизни нашей страны на стыке двух периодов: на стыке увядания, а затем крушения коммунистического тоталитарного режима, и периода очень трудного и болезненного создания нового государственного общественного устройства в посткоммунистической России. Людмила Михайловна и там, и там была одним из самых важных, центральных и, безусловно, позитивных персонажей. Она обладала удивительными личными качествами. Алексеева была естественным объединителем демократически мыслящих людей, правозащитно, правочеловечески мыслящих людей. Это ее качество было прочнее, чем сама структура российской государственности за весь тот период, что она жила. Алексеева изменилась значительно меньше, чем Россия.

Людмила Михайловна — это человек, который был центром притяжения всего светлого, достойного и конструктивного, что было в нашей общественной жизни. Алексеева — это центр, вокруг которого вращалась вся правозащитная деятельность. Она — исключительно общественно любимый человек; человек, который обожает, когда все события происходят вокруг нее, желательно, в ее доме или в офисе, где она находится. Как только она входит, сразу поднимается градус здоровой общественной дискуссии. Она — настоящий вдохновитель продиктованной чувствами правозащитной работы.

Помимо этого она была очаровательной женщиной, очень веселой, наделенной чувством юмора и очень любящей юмор вокруг себя. Алексеева делала хорошие вещи, а нехорошие она никогда не делала. Некоторые упрекали ее в легком отношении к фактуре, потому что она, иногда не слишком тщательно рассматривая дела, стремилась помочь людям. Но такова участь настоящего правозащитника: нужно защищать человека, невзирая ни на что. И Алексеева старалась своими делами уравновесить противоположные тенденции в российском обществе, которых более чем достаточно — и это еще мягко говоря.

Как исторический персонаж она останется в истории нашей страны самым достойным и благородным образом. Алексеева — человек, который заслуживал бы самых высших наград страны. На этом фоне те жучки-червячки и вредные насекомые, которые время от времени приставали к ней с уколами, — это ядовитая пыльца, которую очень быстро сдует ветер времени. Останется великий человек.

Наталья Мирза, экс-руководитель секретариата Уполномоченного по правам человека:

— Людмила Михайловна была очень хорошим человеком, который потратил свою жизнь на то, чтобы другим людям тоже было хорошо. Правда, очень трудно говорить, но это был очень счастливый человек, потому что для нее было счастьем делать так, чтобы другим было можно как-то жить. Это большая потеря для всех нас.

Леонид Никитинский, журналист, член СПЧ:

— Это был человек абсолютно пронзительной искренности и простоты. Когда она защищала одного человека и вокруг него были плохие люди, Алексеева сказала мне поразительную фразу: «Нам-то с вами повезло, мы же общаемся с порядочными людьми. А вот каково им?» Она была человеком удивительной житейской мудрости. У Пастернака есть фраза «Дворянское чувство равенства со всем живущим». Вот это о ней.

Записал
Вячеслав Половинко,
«Новая»


источник

Превентивная месть


EPA

5 декабря Тверской суд Москвы арестовал на 25 суток директора движения «За права человека» Льва Пономарева. 77-летнего правозащитника отправил в спецприемник тот же судья Дмитрий Гордеев, который сажал на 30 и 15 суток оппозиционера Алексея Навального за акцию «Он нам не царь» 5 мая.

Протокол на Пономарева составили 1 декабря. Как выяснилось, внимание правоохранительных органов привлек пост правозащитника, который он еще в октябре опубликовал на своей странице в фейсбуке. В нем Пономарев призывал выйти на акцию «За наших и ваших детей», организованную в поддержку фигурантов дели «Сети» и «Нового величия». Акции прошли 28 октября в нескольких городах России, в том числе в Москве — у здания ФСБ на Лубянке (ее столичные власти согласовать отказались, но она мирно прошла в формате прогулки).

В итоге правозащитника обвинили в повторном нарушении правил проведения публичного мероприятия (ч. 8 ст. 20.2 КоАП). 

В этом году Пономарева уже штрафовали за несанкционированную акцию. Таковой признали его одиночный пикет в поддержку двух фигуранток дела «Нового величия» Марии Дубовик и Анны Павликовой, с которым он вышел к зданию Генпрокуратуры 23 июля (согласно президентскому указу, во время чемпионата мира по футболу и до 25 июля любые публичные мероприятия, не согласованные с властями, были запрещены. — Ред.).

Уже на следующий день после ареста адвокаты подали заявление в Европейский суд по правам человека с просьбой немедленно вмешаться в дело правозащитника. Как рассказал «Новой» один из авторов обращения адвокат Алексей Липцер, Льва Пономарева поместили в московский спецприемник №1 сразу после вынесения решения — т.е. до его обжалования и вступления в силу, что является незаконным и нарушает его право на свободу (статья 5 Европейской конвенции). Они также указали на проблемы со здоровьем у правозащитника: Пономареву уже 77 лет, и он страдает от ишемической болезни сердца. Авторы обращения оспорили и сам факт привлечения Пономарева к ответственности за пост в соцсетях: по их мнению, это является нарушением права на свободу собраний (пункт 1 статьи 11 Конвенции). Адвокаты попросили ЕСПЧ рассмотреть обращение в приоритетном порядке и оперативно указать правительству России на недопустимость содержания Пономарева под арестом.

Решение суда отправить под арест известного правозащитника вызвало возмущение со стороны российских и западных правозащитников. Так, глава Совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Михаил Федотов назвал эту меру «необъяснимой» и заметил, что закон на то и дает очень широкий диапазон в наказаниях, чтобы «индивидуализировать его с учетом личности человека, его возраста, состояния здоровья и реальной общественной опасности содеянного». С призывом немедленно освободить правозащитника выступила и Международная правозащитная организация Amnesty International. «Арестом человека, который посвятил всю жизнь защите прав человека, российские власти продемонстрировали свое презрение к этим правам», — заявила директор представительства Amnesty International в России Наталья Звягина.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова, в свою очередь, обратилась в прокуратуру Москвы с просьбой проверить обоснованность решения Тверского суда Москвы об административном аресте Льва Пономарева. Депутатский запрос направил в органы и Сергей Шаргунов.

Защита уже обжаловала арест правозащитника в Мосгорсуде. Рассмотрение жалобы пройдет в пятницу в 14 00.

Соратники Льва Александровича уверены, что дело Пономарева — политическое. Ольга Горелик, сотрудник движения «За права человека», рассказала «Новой газете», что Пономарев был главным заявителем «Марша за мир. Против насилия», запланированного на 16 декабря. Это канун Дня работника органов безопасности, а ФСБ играет ключевую роль в делах «Сети» и «Нового величия». «Подтекст мероприятия был очевиден», — отметила Горелик. Официального отказа на заявку пока не пришло. Поэтому, уверена Горелик, Пономареву дали такой срок ареста, который исключает любую его гражданскую активность до Нового года.

В своем телеграм-канале глава RT Маргарита Симоньян написала следующее: «По моей информации, Лев Пономарев «немедленно освобожден» не будет и отсидит, похоже, назначенные 25 суток». Ранее Симоньян писала о деле рэпера Хаски, что после звонка из АП его отпустят. Так и случилось. Но Пономарев, конечно, не Хаски.

Лев Пономарев — доктор физико-математических наук, профессор. Правозащитной деятельностью он занимается с 1980-х годов: участвовал в создании общества «Мемориал», объединения правозащитных организаций в движение «За права человека». Был доверенным лицом академика Сахарова на выборах народных депутатов СССР, депутатом и членом Верховного Совета РСФСР. Затем был депутатом Государственной думы первого созыва. Участвовал в объединениях «Другая Россия» и «Солидарность». С 1997 года — исполнительный директор и руководитель движения «За права человека». В этом году движение впервые не получило президентский грант.

Юлия МИНЕЕВА,
при участии Юлии ПОЛУХИНОЙ,
«Новая»

Комментарии

Дмитрий Гудков, политик, председатель «Партии перемен»:

— Ну какие тут могут быть комментарии? Просто сволочи обнаглевшие. Сначала сажают детей ни за что ни про что, теперь известного правозащитника, которому вообще 77 лет. Мне кажется, система просто слетела с катушек и уже не понимает, что она делает. Закончится все плохо, потому что власть уже ненавидят за мусорки, за повышение пенсионного возраста, за несправедливость, за качество жизни. То, что система себя так ведет, является результатом окончательной деградации.

Сергей Смирнов, главный редактор «Медиазоны»:

— Что тут скажешь? Чудовищно. Его судят за призыв к проведению публичного мероприятия — судьям все равно, они действуют в рамках административного кодекса. Сажать через месяц после акции — это, к сожалению, нормальная практика. У нас нельзя точно сказать, что политически мотивировано, а что нет. Само по себе осуждение за призыв к акции, конечно, является политическим.

Илья Яшин, политик, муниципальный депутат:

— Я считаю, любого человека отправлять за пост за решетку на 25 суток — это произвол. А когда это происходит с пожилым человеком — это демонстративный цинизм. Это акция устрашения по отношению ко всем людям, которые в той или иной форме выражают недовольство существующим порядком.

Валерий Борщев, правозащитник, член Московской Хельсинкской группы, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы:

— Такая жесткая мера наказания — 25 суток — вызывает у меня оторопь! Это очередное гонение на правозащитников, угроза правозащитному сообществу. Это серьезный сигнал, потому что в данном случае никаких действий, которые можно было расценить как опасные или связанные с сопротивлением и неповиновением, не было. Все прошло достаточно мирно. Я не могу этого понять. Льва арестовали, для меня это просто шок!

Олег Еланчик, эксперт движения «За права человека»:

— На 16 декабря был намечен «Марш за мир. Против насилия». На 3 декабря была намечена подача заявки, это было публично известно. Ее подписали Валерий Борщев, Светлана Ганнушкина, Геннадий Гудков, Леонид Гозман и Лев Пономарев. Он был одним из инициаторов оргкомитета и играл в нем активную роль.

Накануне подачи его задержали, а потом арестовали. Это фатальным образом скажется на заявке. Раньше были случаи, когда организатор был арестован, и из-за этого акцию признавали незаконной. Оргкомитету, скорее всего, придется подавать новое уведомление.

Елизавета КИРПАНОВА,
Лилит САРКИСЯН,

«Новая»

«Суд учитывает возраст и здоровье Пономарева»

Какие «доказательства» привел в своем решении судья Гордеев

В распоряжение «Новой» попало шестистраничное постановление судьи Тверского районного суда Москвы Дмитрия Гордеева, который 5 декабря приговорил Льва Пономарева к 25 суткам административного ареста за репост в фейсбуке новости «Эха Москвы» об акции на Лубянской площади «За наших и ваших детей». Господин Гордеев, напомним, согласился с мнением полиции и охарактеризовал этот репост как «призыв» Пономарева выйти на несогласованную акцию, признав правозащитника виновным по ч. 8 ст. 20.2 КоАП — в «повторном нарушении правил проведения публичного мероприятия».

Публикуем основные выдержки из решения судьи Гордеева, свидетельствующие о том, что свое решение он, по всей видимости, печатал по шаблону и даже не перечитывал.

«При назначении наказания суд учитывает обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного административного правонарушения, личность виновного, в том числе его возраст и состояние здоровья, и считает необходимым назначить Пономареву Л.А. наказание в виде административного ареста сроком на 25 суток».

  • «Доказательство» №1. Протокол об административном правонарушении от 1 декабря 2018 года. Из содержания этой бумаги следует, что 14 ноября 2018 года в 13 часов 30 минут в Москве, на Петровке, 38, в кабинете №530 сидел бдительный сотрудник ЦПЭ ГУ МВД России (фамилия не приводится) и мониторил сеть Интернет. Из постановления суда: «Установлено, что 25 октября 2018 года в 15 часов 18 минут гражданин Пономарев Л.А. <…> путем размещения на своей открытой, не заблокированной к просмотру иными пользователями сети Интернет, странице с количеством подписчиков 8745 человек, осуществил призывы к участию неопределенного круга граждан 28 октября 2018 года на Лубянской площади в городе Москве публичного мероприятия, не согласованного с органами исполнительной власти города Москвы.
  • «Доказательство» №2. Рапорты сотрудников полиции Поварзина Д.В. и Павлова А.Г., которые спустя две недели после мониторинга их коллегой фейсбука Пономарева, 1 декабря 2018 года «выявили» наконец правонарушителя.
  • «Доказательство» №3. Протокол о доставке правонарушителя Пономарева 1 декабря в ОМВД по Красносельскому району для составления протокола об административном правонарушении.
  • «Доказательство» №4. Рапорт сотрудника полиции Гребенчукова Д.И. от 14 ноября 2018 года, из которого следует, что на Пономарева органы вышли «в ходе мониторинга сети Интернет».
  • «Доказательство» №5. Акт исследования страницы Пономарева в фейсбуке.
  • «Доказательство» №6. Компакт-диск с фотоматериалом (страницы фейсбука).
  • «Доказательство» №7. Копия уведомления [Пономаревым] о проведении 28 октября акции на Лубянке.
  • «Доказательство» №8. Копия письма Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Правительства Москвы, в котором сообщается об отказе организаторам в проведении данной акции.
  • «Доказательство» №9. Копия справки Управления охраны общественного порядка ГУ МВД по г. Москве, согласно которой во время проведения несогласованной акции у здания ФСБ на Лубянке участники мероприятия «общались между собой на социальные темы, вели себя спокойно, атрибутику не использовали, плакаты и транспаранты не демонстрировали. В 15 часов 15 минут Пономарев Л.А. заявил участникам об окончании акции и покинул место проведения».
  • «Доказательство» №10. Копия вступившего в силу постановления Тверского суда г. Москвы от 31 июля 2018 г., которым Пономарев был признан виновным по ч. 5 ст. 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования») и приговорен к штрафу.

«Все доказательства последовательны, непротиворечивы и согласуются между собой, их достоверность сомнений не вызывает. <…> Нарушений закона со стороны сотрудников полиции не выявлено», — подытожил в своем решении судья Гордеев, отказав защите в вызове в суд самих полицейских — авторов этих «доказательств».

В конце постановления указано: «Оснований полагать, что преследование Пономарева Л.А. носит политический характер, связано с его общественной деятельностью, не имеется».

Вера ЧЕЛИЩЕВА,
«Новая»

Правозащита как правонарушение

Арест руководителя движения «За права человека» — политическая ошибка властей

Лев Пономарев известен как последовательный пацифист, сторонник ненасильственной борьбы за гражданские права и человек, который говорит, что еще с советских времен отрицает любую конспирацию и обо всех своих планах сообщает открыто. Если вы или ваши близкие попадали в беду, вам, скорее всего, советовали с Пономаревым встретиться. Он, по крайней мере, найдет время вас выслушать, а возможно, и посоветует что-то дельное. Есть такая работа — честная правозащита. Теперь она официально объявлена правонарушением.

77-летнего Пономарева судья Тверского суда признала виновным по ч. 8 ст. 20.2 КоАП и неожиданно приговорила к 25 суткам ареста. Это выглядит как прямая команда «взять человека», а дальше смотреть, как мы завертимся. Социальный эксперимент над живыми людьми в рамках нашей новейшей версии «социалистической законности». Но этот эксперимент обречен на провал, власти совершают серьезную политическую ошибку.

Для начала, когда нынешняя антиконституционная система борьбы со свободой собраний создавалась, она была рассчитана на противодействие новой Болотной площади. То есть массовой горизонтальной и политизированной мобилизацией. Пономарева арестовали за октябрьский пост в фейсбуке, в котором он призывал горожан участвовать в митинге «За наших и ваших детей» — в поддержку арестованных по «пензенскому делу» и делу «Нового величия». То есть за исключительно правозащитную акцию, организаторы которой не выдвигали политических требований. С одной стороны, в результате таких арестов можно рапортовать, что «мышь не проскочит», а с другой — в критический для властей момент никому уже не будет страшно. Хватают ведь по любому поводу.

Представить Пономарева опасным экстремистом, угрожающим конституционному строю, тоже не получится. Самые аполитичные граждане только посочувствуют немолодому человеку, который писал о чем-то в фейсбуке и ходил по улице.

Борьба с собраниями граждан на таких, как Пономарев, де-факто до последнего времени просто не распространялась, поскольку преследовала совершенно другие цели. Власти уже обожглись на фигуре Ильдара Дадина, который до настоящего момента остается в стране единственным человеком, отсидевшим за митинг по уголовной статье. Заключенный Дадин создал неизмеримо больше проблем для начальства, чем гражданин Дадин, который стоит в пикете на улице.

Теперь применение «буквы закона» к Пономареву потенциально создает новые бессмысленные для властей риски.

Во-первых, репутация правозащитника известна не только в Москве и России, но и в Европе. Это значит, что реакция на его арест не ограничится новыми постами в фейсбуке. Будут заявления послов, и эта фамилия рано или поздно возникнет в контексте санкций — в том числе в силу очевидных параллелей с преследованием диссидентов в СССР.

Во-вторых, запугать Пономарева арестом или помешать ему заниматься делом его жизни не получится. Главный механизм таких акций — устрашение — сломан изначально, и это будет видно всем, как и в случае Дадина. Власти сажают людей за слова и пожинают солидарность.

В-третьих, проблемы у начальства только увеличатся, если Пономарев, не дай бог, почувствует себя в изоляторе плохо, чего с учетом его возраста исключать нельзя.

В-четвертых, призывы Пономарева из изолятора будут звучать громче. Арестовав правозащитника, власти на порядок увеличили его аудиторию.

И, наконец, когда правозащитника придется выпускать, это станет еще одной демонстрацией того, что механизмы новой «цензуры улицы» не работают. Пономарев выйдет и напишет следующий пост в фейсбуке. Арестовав его повторно, власти пойдут на второй круг. Отказавшись от нового ареста, они покажут, что не хотят повторения и их «буква закона» — это фейк.

Создав для себя эти проблемы, власти не получают взамен ровным счетом ничего. Ни новых сторонников, ни хотя бы чувства морального превосходства («право имею»).

И, возможно, главная драма всей ситуации в том, что автор социального эксперимента вообще мог перестараться и в моменте разойтись с текущим колебанием линии партии.

Ведь почти месяц ареста одному из самых известных правозащитников страны выписали именно в тот момент, когда в Думе принимают поправки Путина о частичной декриминализации 282 статьи. Из-за нее-то в конечном итоге и состоялся митинг, о котором писал Пономарев.

Хорошо ли подумали эти товарищи?

Кирилл МАРТЫНОВ,
«Новая»


источник

Нетихий Тихон


Фото: Александра МУДРАЦ / ИТАР-ТАСС

«Тих он» — так, по преданию, говорили современники о первом патриархе советской эпохи. Святитель и исповедник Тихон, патриаршество которого пришлось на годы кровавых испытаний для церкви (1917–1925), был кроток и молчалив… Иерарх, который может войти в историю под именем Тихона Второго, напротив, считается гением пиара и мастером большой церковной политики. Каковы патриаршие перспективы автора православного бестселлера «Несвятые святые» и почему митрополит Тихон (Шевкунов) так добивался переименования российских аэропортов?

Укрепление позиций

Когда в мае нынешнего года столичный епископ Тихон, имеющий репутацию «духовника президента», получил назначение в провинциальный Псков, многие в РПЦ подумали, что патриарх Кирилл пытается таким способом ослабить позиции «конкурента». Но «не место красит человека, а человек место». Энергия и связи помогли Тихону, надевшему, кстати, белый клобук митрополита, превратить Псков в неформальный центр русского церковного креатива. А после показательного паломничества в Псковские Печоры президента Путина 18 ноября статус Псковской епархии РПЦ значительно подрос. Именно Псково-Печорский монастырь является местом действия того самого бестселлера «Несвятые святые», который прочитало большинство православных чиновников первой величины, по известным причинам вынужденных теперь отказаться от привычных паломничеств на Святую гору Афон. Теперь тест на лояльность можно будет сдавать в Псковских Печорах, под омофором митрополита Тихона.

На неумолимое движение Тихона к патриаршему престолу будет теперь работать каждый провал патриарха Кирилла. А крупнейшим из них является потеря московского контроля над Православной церковью Украины и ее канонический переход под контроль «проамериканского» Константинопольского патриархата. Как известно из опубликованных фрагментов стенограммы встречи Константинопольского и Московского патриархов Варфоломея и Кирилла 31 августа, последний слишком полагался на неустойчивость нынешнего киевского режима и на «неизбежность» возвращения Киева под высокую руку московского царя. Но логика исторического процесса обманула Кирилла. Митрополит же Тихон, еще будучи епископом, год назад продвигал совсем другой сценарий решения украинской церковной проблемы, основанный на опыте «воссоединения» Русской зарубежной церкви (РПЦЗ) с РПЦ более 10 лет назад. Тогда именно Тихон привел Путина в Синод РПЦЗ в Нью-Йорке, а затем благополучно довел дело до конца. Осенью прошлого года с подачи епископа Тихона первоиерарх той самой РПЦЗ митрополит Иларион предложил предстоятелям «неканонических» украинских церквей — Киевского патриархата и автокефальной — написать покаянно-примирительные письма Архиерейскому собору РПЦ. Конечно, к тому времени Москва уже безнадежно упустила свой шанс самостоятельно даровать автокефалию церкви Украины, чтобы, таким образом, оставить ее в орбите своего влияния. Но сохранялся еще гипотетический шанс «полюбовно» договориться с Константинополем и учредить украинскую автокефалию совместно, то есть с согласия Москвы.

Но патриарх Кирилл «не благословил» работу комиссии по переговорам с «раскольниками». В результате теперь автокефалию предоставляет Константинополь, а Московская патриархия вынуждена рвать с ним каноническое общение, становясь на путь самоизоляции даже внутри православного мира.

Полезная историософия

Конечно, митрополита Тихона нельзя назвать в полном смысле «духовником Путина». Президент не настолько религиозен, чтобы сильно нуждаться в духовнике. Да и Тихон не является проповедником подобного типа религиозности. Его религиозность во многом инструментальна, она обслуживает высшие политические задачи, поэтому речь может идти об абсолютно деловых отношениях президента и митрополита: Тихон очень полезен (а может, и незаменим) для формирования путинской идеологии, для выстраивания «позитивной» модели пропаганды. Придуманные Тихоном «исторические парки», использующие весь арсенал современных мультимедийных технологий, гораздо глубже, чем любое телевизионное ток-шоу, внедряют в сознание великодержавную, мессианскую идеологию. Сверхидея «исторических парков» — исключительность и самодостаточность России, выстраивание прямолинейных и по-киношному эффектных схем ее поступательного развития и поочередного избавления от всех врагов.

Владыку Тихона нельзя однозначно назвать «красным» или «белым», «антисоветчиком» или «сергианином». Исторически, пожалуй, он больше тяготел к «антисоветчине», но с возрастом его ценности сбалансировались. Его историко-пропагандистская модель работает только тогда, когда представляет собой прямую линию поступательного развития. Какого-либо «падения исторической России» она не терпит — допустимы лишь непродолжительные периоды испытаний, типа 20–30-х или 90-х годов прошлого века, виновниками которых непременно становились «внешние силы», «враги». Но Россия — как досоветская, так и советская — неизменно с честью побеждала «врагов» и возвращалась на свой поступательный путь.

При этом владыке Тихону чужд излишний романтизм, в церковной политике он выступает как прагматик, готовый вступать в самые неожиданные альянсы. В РПЦ поговаривают, что даже опальный протодиакон Андрей Кураев, превратившийся в русского Савонаролу, является «проектом Тихона». Конечно, слово «проект» слишком унизительно для самодостаточного о. Андрея, но устремления двух преобразователей Русской церкви действительно во многом совпадают.

Идеология патриарха Кирилла, унаследованная им от своего духовного наставника митрополита Никодима (Ротова), уже не вполне соответствует идеологии позднего путинизма. С одной стороны, Кирилл — сторонник сильной церкви в сильном государстве и теснейшей «симфонии» этих двух начал. С другой — он все-таки западник, выросший на экуменических конгрессах, с явным уважением относящийся к католической традиции. С точки зрения почвенника-охранителя Тихона, никакие «заигрывания с папой» Русской церкви не нужны, равно как и бессмысленно соревнование с властью ради «симфонии» двух равноправных начал. «Один Бог на небе — один царь на земле» — этот лозунг более понятен в современной России, чем сложные римско-византийские построения.

Имени «несвятых святых»

Проект переименования российских аэропортов в честь основных героев «исторических парков» владыки Тихона — свежий пример пиар-таланта иерарха. В церкви и около нее эту идею теперь отождествляют исключительно с Псковским митрополитом, хотя на самом деле она вынашивалась в недрах Российского исторического и Русского географического обществ. Но именно Тихон предложил вместо двусмысленного названия Кресты назвать псковский аэропорт именем святой княгини Ольги. Впрочем, будучи сторонником гражданской религии, Тихон не стал навязывать другим аэропортам имена канонизированных святых. Шереметьево он предложил назвать «Федор Достоевский», Пулково — «Александр Пушкин», аэропорт с «бесовским названием» в Воронеже — «Андрей Платонов» или «Иван Бунин». В результате всероссийского голосования, проводившегося на специальном сайте, эти воздушные гавани получили другие имена, но это не противоречит идее митрополита. Имя канонизированного РПЦ, но так и не понятого Путиным императора Николая II, лидирует в голосовании за название мурманского аэропорта. А вот св. благоверный князь Александр Невский проиграл в Петербурге Петру I. Самым же востребованным в России «несвятым святым» оказался Михаил Лермонтов — он победил при голосовании сразу в Минеральных Водах и Пензе.

Очевидно, митрополит Тихон (Шевкунов) отметится еще множеством ярких инициатив. По мере продвижения страны к самоизоляции востребованной становится идеология старообрядчества — в прошлом году президент лично посетил резиденцию старообрядческого митрополита в московском Рогожском поселке, а затем создал государственный фонд поддержки староверия. Стоит ли ждать от Псковского владыки какой-нибудь оригинальной идеи по примирению с ревнителями древнего благочестия? Ведь Украина все равно потеряна.


источник

«Школа не помогает строить судьбу»


РИА Новости

Выпускник физтеха Федор Шеберстов в 2001 году основал компанию Pynes&Moerner (с 2009 года Odgers Berndtson), специализирующуюся — на подборе руководителей высшего звена для крупных корпораций. Три года назад Шеберстов с единомышленниками создал программу «Учитель года», посвященную поддержке учительского сообщества страны. Опыт коммерческой работы в хедхантинге был перенесен в проект по развитию гражданского общества, принципы поиска и поддержки талантов оказались схожими. «Новая» поговорила с бизнесменом и участником Общероссийского гражданского форума, стартующего в эти дни в Москве, об образовании, счастье и о том, почему нас не любят в Америке.

— Считается, что России в наследство от СССР досталось хорошее школьное образование, особенно физмат-направление. В то же время всем известны проблемы современных российских школ: коррупция, нехватка кадров, устаревшие программы обучения. Как вам кажется, ностальгия по советскому образованию оправданна?

— Советское образование на фоне других стран можно назвать хорошим. Другое дело, что есть разные координаты, по которым можно оценивать качество образования. Например, можно сравнивать учебные результаты школьников в той же математике или физике. Но даже здесь не все очевидно: одно дело, какое количество будущих олимпиадников поставляет та или иная система образования, а другое — насколько население в целом способно этой математикой пользоваться. Насчет первого — такой результат в СССР точно был, а вот насчет второго — я как-то не очень уверен. В местах, где мне приходилось работать, частенько бывало, что пропорции в уме могу посчитать только я, притом что в этих местах я был единственным человеком без высшего образования (я ушел с 4-го курса МФТИ).

Если говорить о ностальгии по советской школе, то мне кажется, что все хорошее, что мы о ней помним, связано с тем, что у школьников и преподавателей была цель. Построить коммунизм, полететь на другие планеты и так далее. Наличие этой цели, пускай даже абстрактной, — это то, что отличает советскую школу от нынешней. Сейчас с общими целями у нас гигантский дефицит. А если цели нет, то любое образование становится, вообще говоря, бессмысленным.

Так что вторая координата, по которой можно мерить успех образовательной системы, — это то, помогает ли она людям учиться строить свою судьбу, ставить цели и совершать выбор. Те российские школы, в которых я бываю, в этом детям точно не помогают. Здесь же так называемые «навыки успеха». Определяют их по-разному. Есть, например, отчет BCG о навыках и компетенциях XXI века, который они выпускают к каждому Всемирному экономическому форуму. В 2015 году они сформулировали три категории образовательных результатов. Первую категорию они называют «грамотностями»: вербальной, математической, культурной, научной, ICT, финансовой. Вторая категория — компетенции, пресловутые 4К: коллаборация, коммуникация, критическое мышление и креативность. Третья категория — это навыки: любознательность, упорство, инициативность, уверенность в собственных силах.

Возьмем хотя бы 4К, по которым все вроде бы договорились.

Я могу уверенно утверждать, что в большинстве российских школ образовательная среда не способствует, но препятствует формированию всех этих четырех компетенций. Коллаборация? Дети сидят за партами и ничего не делают вместе (кроме физры, которая для многих детей пытка). Креативность и критическое мышление? Школа — это место, где ты не имеешь права на ошибку — тебя тут же наказывают двойкой, вызовом родителей и так далее. Дети не задают вопросов, от них вопросов не ждут, а возникающий вопрос, по моему мнению, и есть главный результат любой образовательной деятельности. Если вопрос возник, то ребенок найдет на него ответ. Сам, при помощи учителей, в интернете — это уже не так важно. Я видел curriculum одной из стран наших «геополитических партнеров», он начинается с такого вопроса: «С чего ты взял, уважаемый школьник, что то, что ты прочтешь в учебнике, — правда?» Простой пример подхода для развития критического мышления.

В России есть множество замечательных школ, но в целом, к сожалению, школьная система устроена не так, как хотелось бы.

Получается, что с образовательной точки зрения большая часть российских школ бессмысленны. Что насчет «социализации»? Или, может быть, школа дает детям трезвое представление о том, как в целом устроены большие бюрократические институты, с которыми им еще много раз предстоит столкнуться во взрослой жизни?

— Вокруг хватает абсурда — это понятно и без школьного опыта. Можно выйти из дома на улицу или просто залезть в Facebook, от школы жизни не спрячешься. А ответ на вопрос, отдавать ли ребенка в школу, можно получить, только сравнив альтернативные возможности. Если ты на работе с 9 утра до 7 вечера, то что будет делать ребенок? Может быть, пусть он лучше сидит за партой, вдруг учителя хорошие попадутся? В Москве такое случается. Чаще в школах с отобранными детьми — как минимум по родителям, которые их туда отдали.

Очень важно ответить на вопрос, чего ты ждешь от школы, помимо того что твой ребенок научится считать и писать. Социализации школа не помогает. Двое из шести моих детей учились на семейном образовании и в школу толком не ходили. Так вот, социализация у них гораздо лучше, чем у тех детей, кто ходил, потому что они просто не боятся людей. Школа не убила в них доверие к ближнему своему.

Еще мы все понимаем, что для жизненного успеха необходимо упорство. Как в спорте: можно самому бегать трусцой вокруг дома, а можно записаться на секцию. Марафон ты скорее пробежишь, если вокруг тебя есть окружение, которое поднимает твою планку и с которым просто веселее. Мне, например, довелось учиться на физтехе, где была хорошая культура труда. Я уже не помню матана и дифуров, но уверен, что если мне позарез что-то понадобится практически в любом виде деятельности, то я смогу этого добиться, потому что умею напрягаться и концентрироваться на длительное время. Это важно любому, и если школа этого не дает, подумайте, где ваш ребенок получит этот навык. Навряд ли дома.

Экономисты любят говорить о теории сигналов, согласно которой даже самые хорошие вузы обычно не дают полезных для карьеры знаний. Все дело в том, что работодатели видят в дипломе престижного учебного заведения показатель того, что человек обладает определенной интеллектуальной гибкостью и выносливостью, которая позволила ему пройти отбор и не вылететь за несколько лет обучения. Если использовать эту оптику, то что можно сказать про российское образование?

— Мне кажется, что основная компетенция, которую развивает наша система как школьного, так и высшего образования, — это способность прорваться через тесты, проверки, экзамены и пр. Для выживания полезно, для самостроительства — нет. У нас повально списывают, в отличие от европейских стран. Возникает вопрос: почему? Я полагаю, что люди, которые идут учиться в Европе, сами почему-то в этом нуждаются. У нас школы не формируют собственной повестки: я иду в вуз, потому что родителям это кажется правильным или чтобы в армию не попасть. Если ты пошел в университет для того, чтобы научиться строить космические корабли, то списывать ты не будешь, а если по инерции, то научишься прорываться сквозь все эти барьерчики для получения корочки, вот и все.

Вы сказали о критериях успешного образования, которые считаете важными, и в основном они относятся к разряду soft skills. Но ведь измерить критическое мышление и креативность гораздо сложнее, чем физико-математические навыки.

— Если почитать международных теоретиков и практиков образования, то окажется, что из результатов, не относящихся к знанию, измерить по абсолютной шкале действительно можно немногое. Но притом что компетенции не подлежат абсолютному измерению, мы точно можем измерить среду, которая препятствует или способствует их развитию (чтобы научиться сотрудничеству, нужно сотрудничать, чтобы творить или предпринимать, нужно уметь делать вещи не так, как все, а не бояться ошибиться до обморока). Кроме образовательной среды измерению подлежит школьный климат. Мы третий год подряд делаем анонимный опрос школьников в Калужской области 5–9-х классов про травлю в школе, интерес к урокам, отношения с взрослыми. Если родители будут выбирать школу не только по среднему баллу ЕГЭ, но и по тому, как в ней живется детям, то это будет гигантский сдвиг. Мы увидим даже на улицах, что люди начнут лучше друг к другу относиться.

Примерно понятно, почему ученики относятся к школе спустя рукава. А что не так со стимулами учителей?

— Центральный стимул наших учителей — «как бы чего не вышло». Не потому, что плохие, а потому, что так устроено. Где-то наверху чего-то напридумывали, ты получаешь инструкции, приказы, распоряжения, циркуляры. Тебя не спрашивают, чем тебе помочь в твоей работе, что нужно сделать, чтобы дети хотели учиться.

Есть полюса школьных систем, которые дают хорошие образовательные результаты. Первый — это сингапурская модель: точно отлаженный механизм, в котором каждый ученик и учитель точно знают, что им нужно делать. Продумано все, от подготовки учителей до ротации директоров из хороших школ в плохие. Все дети идут по треку, чтобы сдать оксфордский экзамен на год раньше, чем их сверстники в Великобритании. Каждое учительское действие замеряется и оценивается, и такая система требует очень точной наладки.

Второй полюс — это финская школа. Здесь упор делается на автономию, как учителей, так и школьников. Школы сами формируют свои образовательные программы. У нас, по идее, должно быть так же, но 95% школ просто списывают программу с официального образца. То есть у нас нет выстроенной сингапурской модели, и при этом большинство директоров не имеет собственной повестки. Я многих из них спрашивал: «Что бы ты сделал, если бы у тебя были все ресурсы для этого?» Оказалось, что они никогда не задумывались об этом.

— Расскажите подробнее про вашу программу. В чем смысл и кто в ней участвует?

— Смысл программы «Учитель для России» простой: мы привлекаем лучших специалистов, выпускников как педагогических, так и непедагогических специальностей для работы учителями в обычные региональные школы. Принять участие в отборе (наш конкурс — больше 20 человек на место) может любой человек с высшим образованием, средний возраст наших участников — 27 лет. У нас действует многоступенчатая система отбора: он начинается с мотивационного письма, затем есть персональное интервью, групповой ассессмент (очный тур собеседований), который длится целый день и завершается тестом на знание дисциплины.

Когда участник попадает в школу, к нему прикрепляется методист, который помогает строить уроки, и персональный куратор — один из выпускников программы, с которым можно обсудить любые трудные ситуации с учениками, вопросы интеграции в школьный коллектив, получить личностную поддержку в освоении новой профессии. Сейчас наши учителя преподают уже более чем в 60 школах в 5 регионах: Воронежская, Калужская, Новгородская и Тамбовская области (и совсем немного — в Москве и области, но это не наш основной фокус). Мы выбираем школы с качеством образования средним и ниже среднего по области и с директорами, которые открыты к изменениям. У нас уже возникло сетевое сообщество: директора тоже стали звонить друг другу и советоваться, что сделать, чтобы дети хотели ходить в школу.

Как вы мотивируете молодых людей преподавать в региональных школах?

— Мотивация ребят, которые подают к нам заявки, чаще всего включает три пункта. Во-первых, это идеалисты — люди, которые понимают, что им повезло больше, чем многим другим, и хотят, чтобы у всех были одинаковые жизненные шансы. Их мотивация — помочь каждому ребенку раскрыть свой потенциал. Второй тип мотивации — профессиональный, для многих работа учителем принесет больше счастья, чем любая другая, и мы помогаем тем, кто без нас не смог бы это сделать: если вы хотите преподавать после мехмата в обычной школе, то вас не возьму туда без корочки о педагогическом образовании. Ну и стартовая зарплата в таких местах будет тысяч 12, а мы доплачиваем стипендию: 35 тысяч в месяц. И третья мотивация — карьерная: мы сумели стать очень модными. Строчка в резюме «Учитель для России» — это очень правильная строчка. Работодатели сферы образования — и речь не только о школах — конкурируют за наших выпускников. Но абсолютно каждый кандидат, который проходит отбор, в первую очередь хочет принести пользу детям. Человека, который хочет присоединиться к программе только из-за карьерных возможностей, отсеет система отбора.

Вы когда-нибудь сталкивались с давлением со стороны властей? Ведь школьники сейчас — группа риска, все пытаются оградить их от «враждебного» влияния и проследить, чтобы они не ходили на оппозиционные митинги.

— Поначалу нам не верили: вот, пришли какие-то громкоголосые любители из Москвы. Сейчас мы очень плотно сотрудничаем с региональными министрами образования. Я не думаю, что мы как-то противоречим повестке федерального министерства, хотя с ними контактов почти не имеем. Если говорить про ФГОС и про майские указы, то мы точно в этом деле помощники.

Что касается политического давления, то в школах много страха и без этого. Конкретно политическая повестка сильно на нас не сказывается. Зато я хорошо помню, как мы собрали наш первый набор учителей после того, как они вышли в школы, и спросили, кому из них пришлось врать на работе. Руки подняли все. Система устроена таким образом, что выполнять все инструкции просто невозможно, не останется время на преподавание. А где ложь, там и страх, где страх, там ложь.

Был еще такой прекрасный случай. Мы делали наш первый Летний институт в городе Талдоме в Московской области. В рамках ЛИ для учителей мы делаем трехнедельный бесплатный образовательный лагерь в одной из городских школ. Так вот, на урок английского в эту школу пришла американская семья, которая когда-то усыновила ребенка из Талдома. Они спросили: «Дети, а кто из вас хотел бы уехать в Америку?» Угадайте, сколько из 15 человек подняли руки? Все. Вот поэтому-то у нас и не любят Америку.


источник

Нацпроект «Выживание»

Что происходит? Почему? Возможно ли осуществление национального проекта «Демография»? На вопросы «Новой» отвечает Анатолий Вишневский, директор Института демографии Высшей школы экономики.

— Согласно старой прит­че, 7 слепых, ощупывавших слона, рассказали, каким они его себе представляют, и оказалось, что описывают они совсем разных животных… Каким представляется образ России демографу?

— Не очень хорошим. Правда, не очень хороша и мировая демографическая ситуация в целом. Но у разных стран разные проблемы. Свои проблемы есть и у нас. Начать с того, что у нас очень маленькое население…

Конечно, и 146 миллионов — ​это немало. Ни в одной европейской стране такого нет. Но ни у кого нет и такой территории, как у нас. И такой неравномерности ее использования. Население у нас жмется к Москве и Петербургу, охотно едет в Краснодарский край. А восточные пространства (и раньше не очень заселенные) все больше пустеют. Это же подумать только: в Центральном федеральном округе, который занимает меньше четырех процентов территории страны, живет больше четверти ее населения, из них половина — ​в Москве и Московской области.

Мы говорим все время о необходимости увеличить население Дальнего Востока. А за счет кого? У нас нет для этого демографических ресурсов. Демографы давно твердят о «западном дрейфе» нашей внутренней миграции. С Дальнего Востока, из Восточной и Западной Сибири — ​отовсюду — ​люди тянутся на запад, в столицы, в Краснодарский край. Даже Поволжье теряет население. За Уралом почти нет центров роста. Есть полуторамиллионный Новосибирск, перевалили за миллион жителей Омск и Красноярск, все остальные — ​намного меньше. В том же Владивостоке 600 тысяч, а неподалеку — ​китайский Харбин: 4,5 миллиона жителей, и он даже не входит по численности населения в первую десятку китайских городов. И не хочешь, а станешь сравнивать. Ведь наша азиатская часть по территории — ​больше всего Китая.

— А вообще, крупные города, мега­полисы — это благо?

— Может быть, жить в большом городе нравится не всем, но крупные города — ​это совсем другая энергетика. Если есть мегаполис, в него стягиваются люди, в нем концентрируются экономические и интеллектуальные потенциалы, возникает эффект масштаба. Крупный город выступает в качестве организующего центра всего региона. Но чтобы были мегаполисы, нужны люди, а их не хватает. Что-то можно смягчить за счет разумной политики, но всегда ли она у нас разумна? Оправданно ли, например, недавнее разрастание Москвы?

Огромная концентрация населения в столице и вокруг нее, по-моему, вообще опасна, хотя бы по военно-стратегическим соображениям. Я далек от того, чтобы расхваливать советское время, но понимание необходимости более равномерного распределения населения по территории страны тогда, несомненно, было. Но что делать с его нехваткой, не знали и тогда.

— Эта нехватка осознавалась уже в то время?

— Конечно. Брежнев в отчетном докладе на съезде партии в 1981 году говорил о том же, о чем и мы с вами сейчас: люди предпочитают ехать с севера на юг и с востока на запад, тогда как надо, чтобы они ехали в обратных направлениях. Зато, утверждал он, в Средней Азии и на Кавказе — ​избыток населения, и его нужно активнее вовлекать в освоение новых территорий в азиатской части России.

— То есть, по сути, он призывал к привлечению мигрантов?

— По сути, да, хотя слово «мигрант» тогда, конечно, не звучало. Да что Брежнев, эта тема вообще не новая для России. Еще Екатерина II издала манифест, в котором призывала иностранцев приезжать в Россию и заманивала их обилием «наивыгоднейших к населению и обитанию рода человеческого полезнейших мест, до сего еще праздно остающихся». Тогда немало иностранцев откликнулось на ее призыв. Приезжали и позднее, активно участвуя в освоении Поволжья и Новороссии. С тех пор много воды утекло, мы же по-прежнему стоим перед той же проблемой нехватки людей для полноценного освоения «полезнейших мест» России.

— В какой мере миграция может помочь решению нынешних демографических проблем?

— На этот счет есть разные взгляды. Я вспоминаю свою давнюю беседу с Егором Гайдаром, с которым я был знаком с конца 80-х, когда мы вместе готовили круглый стол журнала «Коммунист», посвященный проблемам Средней Азии, тогда еще советской. Но на этот раз дело было уже в 90-е годы — ​Средняя Азия присутствовала в нашем разговоре в другом контексте. Речь шла о демографической ситуации в России и в мире, и я высказал свою излюбленную мысль, что если бы сейчас в России появился новый Иван Калита, то он бы занимался не собиранием территорий, а собиранием людей. Территории у нас и так сколько угодно. Даже если отдадим Шикотан и Итуруп, все равно много останется. А людей как раз не хватает. Просто зазывать всех на манер Екатерины II сейчас не получится. Масштабная иммиграция сопряжена со многими социокультурными и политическими рисками, и нужна очень продуманная и, скорее всего, затратная политика, чтобы минимизировать эти риски и «переработать» если не самих иммигрантов, то их детей и внуков в достойных граждан России. Но игра стоит свеч.

— Но ведь это не единственный источник. Хоть вы и говорите, что российским правителям случалось приглашать мигрантов, но не они же обеспечивали быстрый рост населения России.

— Конечно, не они. Главным источником этого роста в XIX веке, да и в начале ХХ века была очень высокая рождаемость.

Сейчас по уровню рождаемости мы ничем не отличаемся от большинства развитых стран. Скажем, она у нас ниже, чем во Франции или США, но выше, чем в Германии или Канаде. И во всех этих странах, как и у нас, рождаемость недостаточно высока, чтобы обеспечить даже простое замещение поколений родителей поколениями детей.

— Должно ли это вызывать беспокойство?

— Это вызывает беспокойство, и не только у нас. Во многих странах предпринимались или предпринимаются попытки повысить рождаемость хотя бы до уровня замещения поколений. Для этого надо, чтобы на 100 женщин приходилось примерно 210 рождений. Но эти попытки нигде не были успешными.

— У нас последнее время много говорили об успехах демографической политики.

— Мне кажется, эти успехи преувеличиваются. Майским указом президента в 2012 году предписывалось повысить так называемый коэффициент суммарной рождаемости в 2018 году до 1,75 рождения на одну женщину, но в новом майском указе 2018 года планка на 2024 год даже несколько понижена — ​до 1,7. Не свидетельство ли это того, что что-то пошло не так?

У нас и в самом деле пытались повысить рождаемость и в советское, и в постсоветское время, об этом много говорили и Медведев, и Путин, принимались и принимаются различные меры. Но, при всем уважении к первым лицам государства, нельзя игнорировать законы истории. Современная низкая рождаемость в развитых странах имеет, по-видимому, глубинные причины. Даже если они не до конца понятны, ясно, что это не просто следствие нехватки у людей денег или, скажем, плохих жилищных условий, которые можно решить с помощью материнского капитала или других подобных мер.

— Тем не менее молодые семьи сталкиваются и с нехваткой денег, и с плохими жилищными условиями.

— Кто же это отрицает? И я, конечно, за то, чтобы государство поддерживало семьи с детьми, помогало им. Но напрямую увязывать такую помощь с увеличением рождаемости я бы не стал.

Характерный пример: сдвиг времени рождения детей к старшим женским возрастам. В Европе он произошел в 70-е годы прошлого века, а до нас добрался только в 1990–2000-е. В 2008 году произошло знаменательное событие: до этого самой высокой рождаемостью в России отличались женщины 20–24 лет, а теперь первенство перешло к возрастной группе 25–29 лет, средний возраст матери при рождении первенца и последующих детей повысился и продолжает расти. Этот стихийный массовый сдвиг означает новую стратегию использования отпущенного женщине времени жизни: она может спокойно получить образование, обеспечить себе материальное благополучие, а уже затем стать матерью. Так устраняется одно из главных оснований социального неравенства мужчин и женщин, выигрывают и семья, и общество. Но кто же не слышал чиновничьих рассуждений о том, что надо бы вернуть женщин к прежнему раннему материнству?

— Правильно ли я вас понял, что добиться повышения рождаемости сейчас невозможно?

— Небольшого повышения, может быть, и можно. Но кардинально изменить ситуацию (чтобы 100 женщин за свою жизнь рожали 210 детей) в ближайшие годы, а может быть, и десятилетия, боюсь, не получится.

— Давайте теперь обсудим, что у нас происходит со смертностью.

— С точки зрения остроты проблемы со смертностью дела у нас намного хуже, чем с рождаемостью. Если по рождаемости мы идем, как я сказал, более или менее вровень с другими странами, то по продолжительности жизни сильно отстаем. Путин как-то с гордостью сказал, что мы вошли в число стран с самой низкой смертностью. Он имел в виду страны, где продолжительность жизни достигла 70 лет и выше. Но в списке этих стран мы оказались на 53-м месте — ​может ли это быть предметом гордости для России? Да, улучшения произошли, и мы сейчас отличаемся чуть-чуть от того, что было у нас в середине, скажем, 1960-х или в конце 1980-х. Но ведь и другие страны не стояли на месте. Мы перешагнули за 70 лет, а в мире уже не меньше трех десятков стран, в которых продолжительность жизни превышает 80 лет.

Дело в том, что мы, судя по всему, так и не совершили качественного скачка, который начался в западных странах в конце 60-х — ​начале 70-х годов и вылился во «вторую эпидемиологическую революцию». Тогда в этих странах, как, впрочем, и у нас, в основном завершилась победой борьба с инфекционными болезнями. И пришло понимание того, что в мире начался какой-то новый этап наступления на смерть, когда главное внимание должно быть перенесено на неинфекционные причины смерти: хронические болезни и так называемые «внешние причины смерти» — ​самоубийства, убийства, ДТП, случайные отравления алкоголем и так далее. А борьба со смертностью на этих двух этапах требует разных стратегий. Когда идет борьба с инфекционными заболеваниями, уместна хорошо понятная нам патерналистская стратегия: государство заботится о вакцинации населения, об оздоровлении источников водоснабжения… Это меры, которые можно принимать централизованно. А сейчас центр тяжести переместился на собственно поведение людей, на которое патерналистскими мерами влиять намного сложнее. Должны были произойти серьезные изменения в самом отношении людей к своему здоровью, в их образе жизни. Это и привычки здорового питания, и режим труда и отдыха, и сокращение курения и потребления спиртного…

— Говорят, у нас потребление алкоголя сильно уменьшилось за последние годы?

— Трудно судить. С год назад Вероника Скворцова, министр здравоохранения, сказала, что оно снизилось на 80 процентов, то есть, по сути, почти сошло на нет. По-моему, она оговорилась. И надежна ли наша статистика? Мы не знаем, сколько поступает на рынок контрафактной продукции или самогона, не попадающих ни в какой достоверный учет.

Во время известной горбачевской кампании смертность в стране сразу заметно снизилась. Это общепризнанный факт. Потребление алкоголя резко упало, продолжительность жизни россиян выросла, тогда-то — ​в 1987 году — ​мы и перешли впервые рубеж продолжительности жизни в 70 лет для обоих полов. Но этот успех не закрепился, смертность снова стала расти, и этот рост с ускорением продолжался до 1994 года. Но потом, между 94-м и 98-м годами, она снижалась.

— Почему?

— Это как раз не совсем понятно. Может быть, жизнь все-таки начала налаживаться? Но в 98-м грянул дефолт, и начался новый рост смертности — ​до 2004 года, когда возобновилось ее снижение. Сейчас, когда говорят об успехах в борьбе со смертностью, ведут счет от самой низкой точки 2003 года, и этот рост выглядит впечатляющим. Но это — ​выход из ямы, в которую Россия тогда упала. А по сути, мы лишь недавно оторвались от уровня конца 1980-х, который тоже был не бог весть каким высоким. Сейчас продолжительность жизни довольно уверенно растет, но ведь снова не обойтись без сравнений. В 2017 году продолжительность жизни мужчин у нас 67,5 года, женщин — ​77,6 (огромный, кстати, разрыв). Для нас это высокие показатели. Но во Франции, например, продолжительность жизни мужчин свыше 79 лет, а женщин — ​свыше 85 лет.

— То, что вы сейчас говорите, это, конечно, «температура в среднем по больнице». В разных частях России положение неодинаковое…

— Конечно. В Москве и Петербурге ситуация со смертностью значительно лучше, чем «в остальной стране». Дифференциация велика. В Москве и состав населения другой, и образование, и представления о том, что хорошо, что плохо, — ​другие. Не говорю уже о возможностях. Благоприятные показатели в целом по стране во многом обусловлены относительно благополучным положением в этих двух городах.

— А худшие регионы, на ваш взгляд, какие?

— Ну Тыву обычно вспоминают, другие экзотические места… Но в целом, думаю, и многие среднерусские губернии не в самом лучшем состоянии, разрыв с Москвой огромен. Неравенство территориальное очень заметно, это самое меньшее, что можно сказать.

— В какой мере наша система здравоохранения соответствует требованиям времени?

— Если судить по результатам, то, думаю, все же не вполне соответствует. Борьба за снижение смертности ведется не вообще, она всегда направлена на подавление главных на данном этапе причин смерти. И всегда важен выбор приоритетов. Если говорить о главных группах причин смерти, с которыми связано наше отставание от других стран, то их две. Во-первых, это сердечнососудистые заболевания — ​у нас очень высока смертность от них в средних возрастах. А во‑вторых — ​уже упоминавшиеся «внешние причины».

Мне кажется, что у нашего медицинского сообщества, у Минздрава, нет ясности, как ко всему этому относиться. Скворцова много раз говорила, что наши приоритеты — ​это борьба с новообразованиями. Но надо понимать: рак вещь неприятная, но это все-таки в основном болезнь пожилых людей. А в ДТП человек может погибнуть и в 20, и в 25, и в 30 лет. Сейчас в странах с высокой продолжительностью жизни вероятность для новорожденного умереть именно от рака растет. Почему? Потому что сокращается вероятность умереть по всем другим причинам. Где-то после восьмидесяти, а то и девяноста лет.

Нельзя не сказать и еще об одном упреке, который можно адресовать Минздраву. У нас не очень надежная статистика причин смерти. Она избыточно отзывчива на призывы начальства. Стоит ему заинтересоваться каким-нибудь особым видом смертности, скажем, объявить кампанию по борьбе с сердечнососудистыми заболеваниями или с самоубийствами — ​и показатели смертности от этих причин немедленно начинают улучшаться. А то, что при этом соответственно увеличивается число смертей с другими диагнозами, мало кого волнует, потому что софиты направлены не на них.

— Как вы видите демографическое будущее России?

— К сожалению, я не вижу перспектив роста нашего населения. Помимо всего прочего мы во многом заложники нашей возрастной пирамиды, искореженной историческими потрясениями последних ста лет. Она вся в выбоинах.

Первый провал образовали уже революция и Гражданская война, потом голод 30-х годов, потом, конечно, Великая Отечественная. Ее последствия ощущаются до сих пор, волна тогдашних потерь прокатывается с неминуемой периодичностью, отзывается падением рождаемости с интервалом примерно в 25 лет, и эта волна еще не сошла на нет.

— Мы опять приходим к тому, что без миграции население России расти не может.

— Да, сейчас без миграции население России расти не может, при нашей возрастной пирамиде обеспечить его устойчивый рост невозможно. Перед глазами пример США, которые постоянно принимают новых граждан. Их население устойчиво растет и, по всем прогнозам, будет расти и дальше. Хотя сейчас и там начинает ощущаться противодействие, у всех на слуху антимигрантские заявления Трампа.

У нас сейчас снова пошел разговор о приеме соотечественников, но где они — ​эти соотечественники? Такого количества соотечественников, которое могло бы заметно повлиять на численность населения России, просто нет, да и далеко не все они стремятся сорваться с мест и вернуться на историческую родину.

— И встречает родина далеко не так приветливо, как можно было рассчитывать…

— Об этом уже и не говорю. Хотя сейчас вроде бы какие-то программы приняты… Но это особый случай. Вообще же миграция неизбежна в мире, где нарастает огромное миграционное давление на развитые страны со стороны развивающихся. Миграция, отчасти уже состоявшаяся, отчасти только потенциальная, уже оказывает влияние на положение в Европе, воспринимается как угроза привычной, устоявшейся жизни. Может быть, мигранты и не так еще опасны, но общественные настроения уже сформированы. А ведь это только первые пузыри, которые появляются на поверхности закипающей воды. За спиной нынешних мигрантов миллиарды людей, готовых устремиться в успешные, богатые страны.

— Как я понимаю, попытки противостоять этим стремлениям обречены?

— Конечно, обречены. И ведь неизвестно, какие формы может принять это давление. Пока люди просто едут. А нам кажется, что их очень много. Но ведь соотношение сил тоже меняется, не исключены и военные или полувоенные способы решения проблемы. То есть в перспективе XXI века — ​это очень серьезная угроза. А развитые страны ведут себя так, будто все ключи по-прежнему в руках у них.

И как заклинание повторяется: мы вправе защищать наши границы. Да, конечно, вправе. Но есть ли у вас для этого силы? Может быть, сейчас еще и есть, но за вами все тот же «золотой миллиард», а там — ​шесть миллиардов, а будет больше. Как это можно разрулить?

— Если не ошибаюсь, вы когда-то говорили о главном цивилизационном конфликте между «глобальным городом» и «глобальной деревней»…

— Дело действительно в том, что в «город» едет «деревня». Как в 30-е годы в СССР.

— И город тогда деревню перемалывал?

— Неизвестно, кто кого перемалывал… Можно перемалывать, если пропорции соответствующие. Но если захлестывает волна, если на десять горожан приходится сто вчерашних крестьян…

Европейцы жалуются на засилье мусульман. Но дело не в том, что они — ​мусульмане. Дело в том, что эти мусульмане — ​вчерашние крестьяне, которые несут с собой дух традиционализма, плохо совмещающийся с духом глобального города.

— Так есть ли у «глобального города» какие-то шансы?

— Трудно сказать. Эти шансы могли бы быть выше, если бы «глобальный город» что-то осознавал, старался осмыслить.


источник

«Мне угрожали психбольницей»


14 ноября 2018 года. Учредительное собрание профсоюза школьников на спортплощадке

Леонид, десятиклассник из 622-й гимназии в Санкт-Петербурге, ждал меня недалеко от своей школы, у входа в магазин «Буквоед». На лацкане пальто у него горел ярко-красный значок: знамя и профиль Ленина. «Я рассматриваю опыт Ленина как личности, — ​объяснил юноша. — ​А в целом это — ​идея освобождения трудящихся от угнетения и эксплуатации». К борьбе за освобождение трудящихся Леонид планирует перейти позже. Пока он борется за права учащихся — ​попытался создать в школе профсоюз «Ученик», а учителей подбивал на создание ячейки профсоюза «Учитель». Чтобы заставить администрацию школы соблюдать законы, инструкции и регламенты Минобразования.

— Раньше я думал, что профсоюз — ​это такое замыкание классового мышления, — ​говорит Леонид. — ​Но потом начал посещать семинары по профсоюзному органайзингу и понял, что это и есть первоначальная организация, с которой надо начинать. И ее можно представить в таком институте, как школа. Учителя тоже страдают от нарушений со стороны администрации, но никто из них с этим бороться не хочет.

С учителями дело зависло, а вот ученики 14 ноября пришли на учредительное собрание на школьную спортплощадку. Директор разглядела опасные течения в самом зародыше из окон своего кабинета. Леонид выступал с речью, поэтому директор рассмотрела его, а остальных в лицо не узнала. С этого и начались неприятности.

«Будущее — ​это не вы»

— Вы коммунист? — ​спрашиваю Леонида, глядя на его красный значок.

— Скорее, марксист. Ближе к постмодерну и психоанализу.

Мама и папа Леонида — ​люди глубоко верующие. Они очень старались привить сыну уважение к православию и традиционным ценностям. До некоторых пор ценности успешно прививались. Когда мальчику было 11 лет, его повели в церковь — ​крестить.

— Меня поставили рядом с каким-то попом, — ​рассказывает Леонид. — ​Я его спрашиваю: почему мне дано все вот это? Почему, допустим, у меня астма? Поп сказал, что жизнь вообще дана для страданий, я должен в ней ползти. Во мне сразу заиграла какая-то такая ненависть. И к этому попу, и вообще к церкви.

Папа Леонида — ​инспектор ДПС, мама преподает в школе предмет под названием «Экстремизм и антикоррупция». Дисциплина появилась в нынешнем учебном году. Уже в первой четверти Леонид усвоил, что экстремизм — ​это участие в митингах против коррупции. Правда, усвоил не совсем так, как рассчитывали авторы программы.

— Могу привести цитату из Оруэлла: «Во времена всеобщей лжи говорить правду — ​это экстремизм», — ​ученик явно выходит за рамки школьного курса. — ​В школе нам говорят, что не наше это дело — ​ходить на митинги, потому что будущее — ​это не мы.

— Будущее — ​не вы? — ​удивляюсь я.

— Не мы, — ​кивает он со смешком. — ​Решать будут большие дяди в пиджаках и галстуках.

«Некоторые ранние работы»

Когда Леониду было 14 лет, его любимым писателем был Чернышевский. За книгами юноша ходил в библиотеку. И однажды увидел там толстый том со знакомым профилем на синей обложке — ​В.И. Ульянов (Ленин).

— Нам в школе рассказывали, кто такой Ленин, но как-то рассказывали неоднозначно, — ​продолжает Леонид. — ​Я просмотрел первые страницы и решил почитать.

Дочитав до восьмой страницы, он оставил томик на письменном столе рядом с тетрадками, в которых делал уроки. Книгу нашла мама.

— Родители отреагировали… ну, противоречиво. Они начали говорить, что у меня нет будущего, а то, что я изучаю, — ​утопия. Сейчас меня больше привлекают неомарксисты. Или придаток психоанализа через конкретные примеры. Как тот же Славой Жижек с его критикой идеологии. Или Жан Бодрийяр. Или Антонио Грамши. Я рассматриваю марксистско-ленинскую теорию как науку.

По мере возможности Леонид пытается передавать знания еще более юным: организовал в школе исторический кружок для 3–5-х классов и разбирает с детьми «разные политические вопросы, исторические события». До сих пор, говорит, учителя не очень обращали внимание на то, что именно десятиклассник рассказывает маленьким.

— Что будет с этим кружком теперь — ​не знаю, — ​пожимает плечами Леонид.

В начале учебного года он посетил заседание совета старост гимназии. Это, согласно школьному уставу, «орган ученического самоуправления», в его задачи входят «представление интересов учащихся в процессе управления гимназией» и «поддержка и развитие инициатив учащихся в школьной жизни».

— Я увидел, что на самом деле там обсуждают, какую елку купить на Новый год, — ​говорит Леонид. — ​А настоящие проблемы, которые мы пытались поднимать, администрация игнорирует. В школе, например, нарушается регламент проверки знаний: нельзя ставить в один день больше трех контрольных, проверочных, самостоятельных работ. Нарушается очередность уроков. Или вот внешний вид: когда это просто личностное самовыражение, но не нарушение школьной формы, почему администрация придирается?

Для начала Леонид посмотрел на опыт существующих организаций: на Российское движение школьников (РДШ) и «Юнармию». Обе структуры его не устроили.

— К милитаризации подростков, к хождению в военной форме я вообще отношусь крайне отрицательно, — ​морщится он. — ​А РДШ — ​это просто активность ради активности. Все мероприятия выбирает администрация, а школьники делают то, что им скажут.

Тогда-то Леонид и решил создавать профсоюз. Он и еще с десяток его единомышленников начали работу в классах с 8-го по 11-й. К ноябрю сформировался костяк, был написан устав, число членов организации приблизилось к сотне.

— У нас ведь не протест ради протеста, — ​повторяет юноша. — ​Это протест ради чего-то конкретного.

«Ты не заигрался?»

В уставе провозглашались программа-минимум и программа-максимум. Минимум — ​это требования к администрации школы: выполнять регламенты, не ставить на один день больше трех конт­рольных, соблюдать очередность уроков, упразднить никчемный совет старост. Максимум — ​это движение на общероссийском уровне с перспективой отмены ЕГЭ. И 14 ноября профсоюзные активисты, у которых закончились уроки, стали подтягиваться на спортплощадку. На следующий день директор вызвала Леонида к себе в кабинет.

— Директор сказала, что ничего в школе не должно происходить без ее ведома, — ​рассказывает парень. — ​Говорила, что напишет на меня в прокуратуру. Что именно напишет — ​я так и не понял. Нельзя стоять на футбольном поле и разговаривать? Потом она перешла на крик, стала угрожать мне психбольницей. Я попробовал объяснить, что мы делаем. Пошли личные оскорбления, что я смогу работать только уборщиком. А у меня средний балл — ​4,65. Странные какие-то были угрозы. Как будто я пятиклассник, который сразу испугается и забьется в угол.

С тех пор Леонида вызывают к директору регулярно. Только на прошлой неделе, говорит, ходил раза четыре вместо последних уроков.

— Они мне там кричали: «А ты не заигрался? Не строй из себя лидера!» А я как раз против лидерской организации. Я считаю, что надо придерживаться принципов демократического централизма. У нас все решения принимаются сообща.

Точно так же регулярно зовут на ковер других старшеклассников. Но поскольку в окно директриса рассмотрела на спортплощадке только Леонида, остальных дергают наугад. Ребята договорились никого не сдавать. К декабрю количество членов профсоюза стало подбираться к двум сотням.

— Мы ничего не нарушали, мы вообще планировали действовать открыто и легально, — ​рассуждает Леонид. — ​Но теперь у нас намерения уже другие: провести забастовку, добиваться выполнения нашей программы-минимум.

По словам Леонида, родители смирились с его профсоюзной активностью. Но недавно маму тоже вызвали к директору.

— Ей сказали: забирайте документы, в этой школе ваш сын учиться не будет, — ​передает он рассказ мамы. — ​Но вроде бы пока документы в школе. Во всяком случае, на уроки меня пускают. И я понимаю, что просто выгнать меня они не могут.

P.S. Поговорить с директором 622-й гимназии Натальей Алексахиной «Новой» не удалось: школа отправляет за комментариями почему-то в районную администрацию.


источник

«Наполнить весь собор молящимися»


Фото: Елена ЛУКЬЯНОВА — «Новая»

Верующим, по заверениям настоятеля храма, тесно в отведенном для регулярных богослужений приделе Александра Невского, требуется еще один — Екатерининский. Но и на этом не остановятся: «Господь нам все вернет», не сомневается митрополит Варсонофий.

За прошлый год музей Исаакиевского собора посетили 3 814 069 человек, на церковные службы пришло в сотню раз меньше — ​37 553. Получается, единовременно помолиться собираются около полусотни. Это понятно: в дни больших праздников наплыв возрастает, а в будни бывает и двух десятков не насчитаешь. Статистику сотрудники музея ведут утром и вечером, итоги за месяц представляют директору. При этом, как они поясняют на условиях анонимности, многие из посчитанных просто пользуются бесплатной возможностью осмотреть интерьеры: зайдут, якобы по религиозной надобности, человек 30, а в самом приделе Александра Невского на службе стоят лишь 5–7, «остальные гуляют по музею».

Все последнее десятилетие, по соглашению с городом, богослужения разрешается проводить здесь дважды в день (по особым праздникам задействуют центральный придел Исаакия Далматского). Но, судя по их расписанию, далеко не всегда этот лимит выбирается: в ноябрьском, например, против четырех дней — ​пропуск.

К приделу св. Екатерины служители культа примерились еще два года назад: отслужив там литургию в день поминовения этой великомученицы, 7 декабря. Недавно защитники музея распространили информацию о том, что на эту же дату теперь намечено освящение Екатерининского придела с проведением службы митрополитом Варсонофием — ​в ознаменование передачи РПЦ и этой части Исаакия; такое решение якобы уже «продавлено» через городской комитет по культуре.

Опасения подтвердились. С датой только пока еще нет полной ясности. Вице-губернатор Владимир Кириллов выразил уверенность, что на плановых в Екатерининском приделе реставрационных работах такая перемена участи никак не отразится. Но и это пока лишь слова: сотрудники музея опасаются, что срыв графика (намеченному торжественному богослужению помешают строительные леса) может вылиться в многомиллионную неустойку. И задаются вопросом: кто ее покроет — ​митрополит Варсонофий, вице-губернатор Кириллов или музей?

То, что РПЦ затеяла «новый поход на Исаакий», защитники музея заподозрили несколько месяцев назад. В августе Петербургская епархия объявила конкурс по выбору главного православного символа города. Затею сопровождала богатая рекламная кампания: 250 уличных рекламных постеров, 130 плакатов и звуковая реклама в метро, реклама на городских телеканалах и на 700 установленных в салонах наземного транспорта электронных экранах.

Финальное онлайн-голосование в интернете, анонсировавшее участие «всех людей мира», прошло 18 ноября. Поучаствовать в нем можно было только в течение 12 часов, выбор ограничивался дюжиной непонятно как вышедших в финал номинантов. При этом динамика поступающих в пользу тех или иных номинантов голосов не показывалась.

Итоговые данные: в опросе участвовали жители Москвы и Петербурга, Республики Карелия, Нижегородской области, Краснодарского края, Ростова и Самары — ​всего проголосовали 7693 человека.

По подсчетам устроителей конкурса, Исаакиевский собор захотели видеть православным символом Петербурга около 20% проголосовавших.

Этого митрополиту Варсонофию оказалось достаточно, чтобы объявить завершенную операцию «народным волеизъявлением» — ​во исполнение которого теперь о новом статусе Исаакия как православного символа Петербурга «обязаны будут рассказывать всем туристам». Владыка также выразил уверенность в том, что собор вернется церкви и станет кафедральным:

«Надо чаще молиться, посещать собор почаще, наполнить весь собор молящимися, и Господь нам все вернет».

Паства пока индифферентно отнеслась к призыву: вчера наш фотокорреспондент зафиксировал на вечерней службе в Исаакии лишь с десяток молящихся.

Почти одновременно с оглашением результатов выбора «православной святыни» подвели и предварительные итоги конкурса Минкульта на «самый любимый музей‑2018» (онлайн-голосование, в котором поучаствовали около 50 тыс. человек). Там Исаакиевский собор вышел на третье место по стране, уступив Эрмитажу и занявшему первую позицию Петергофу.

Правда, предварительные результаты с портала быстро исчезли, а взамен появилась информация о том, что окончательные итоги огласят «в середине декабря».

Депутат петербургского парламента Борис Вишневский призвал вице-губернатора Владимира Кириллова не допустить отъема Екатерининского придела собора, «необходимого для полноценной работы единого пространства музея».

«Только музейные специалисты могут правильно содержать и реставрировать архитектурный шедевр, который принадлежит всем гражданам России и жителям Петербурга, а не только одной религиозной конфессии, — ​убежден парламентарий. — ​В приделе св. Екатерины музей постоянно проводит выставки, презентации книг, иные культурные мероприятия».

Вишневский также разделяет обеспокоенность специалистов, что приход Исаакиевского собора уже «заполнил музейное пространство церковными лавками и ящиками для сбора пожертвований», а в случае передачи ему новых площадей может быть сорвана плановая реставрация Екатерининского придела.

Тем временем петиция с требованием остановить передачу Исаакиевского собора РПЦ собрала уже около 220 тысяч подписей. Горожане готовятся к новой волне акций в защиту музея.


источник

Утята и Буш


Снимок я сделал, случайно оказавшись в нужном месте во время завершения работ по установлению «дублирующего состава»

Известная история. Во время своего последнего в качестве президента СССР визита в США Горбачев вместе с Раисой Максимовной посетили Бостон, где им очень понравилась скульптурная группа «Дорогу утятам!» — на сюжет знаменитой в Америке сказки Роберта Макклоски.

Еще через год семья Бушей подарила Москве бронзовую же копию этой группы. Подарок был с благодарностью принят и установлен у Новодевичьего монастыря.

Но самое интересное началось потом.

Первого бронзового утенка благодарные москвичи украли сразу же, а еще двух вместе с мамой-уткой спилили в начале 2000-го, надо полагать, для сдачи в цветмет. В таком виде изуродованная скульптурная группа простояла еще долго, символизируя, как и планировалось изначально, чувства симпатии американского народа к России. Мэрия же Москвы заявила, что средств на восстановление группы у нее нет.

Скинулись американцы, временно проживавшие в Москве. На собранные деньги они заказали недостающих утят, утят отлили, перевезли из США и вернули в бронзовую семью.

Московская мэрия в свою очередь пообещала установить у уток дополнительный милицейский пост и выполнила свое обещание.

Это подействовало. Дареные утята у Новодевичьего монастыря стоят до сих пор, невзирая на все трансформации российско-американских отношений.


источник

«Не забудьте нарисовать американский флаг»

Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (NASA) празднует очередную победу — мягкую посадку на Красной планете космического аппарата InSight.

Полет к Марсу длился почти полгода, преодолено расстояние в 480 млн км. Трансляцию операции по посадке зонда стоимостью $850 млн, запущенного с Земли при помощи ракеты-носителя Atlas V, NASA вело в прямом эфире. Два миниатюрных спутника формата «кубсат» передавали сигнал с посадочной платформы на наземные станции. Сразу после посадки зонд прислал свой первый снимок с Марса. К объективу прилипли частички с поверхности планеты.

Это — восьмая успешная посадка американских аппаратов на Марсе, а всего было сделано больше двадцати попыток. Отличие нынешней программы в том, что аппарат будет исследовать строение Красной планеты и геологических процессов в ее недрах. Посадка была произведена на вулканическом нагорье Элизиум вблизи марсианского экватора.

Наше знание о строении Марса не распространяется дальше научных гипотез. Научное значение миссии «Инсайта», которая рассчитана на 728 земных суток (марсианские сутки длятся примерно на 37 минут 22 секунды дольше, чем земные), состоит в том, чтобы с помощью автоматических приборов сделать анализ грунта, замерить сейсмическую активность во время так называемых «марсотрясений» (если они есть в природе). Кстати, NASA отправляло на Марс сейсмографы в далекие 70-е годы прошлого века (программа «Викинг»). Но тогда обнаружить сейсмическую активность на этой планете не удалось, приборы находились на корпусе спускаемых аппаратов.

Сейчас, измеряя тепловые потоки сейсмографом, который оснащен тремя детекторами, способными фиксировать колебания на высоких и малых частотах, и собирая грунт с помощью электромеханического бура, который сделает несколько скважин глубиной до 5 метров, ученые NASA рассчитывают получить представление о внутреннем устройстве Красной планеты. Они хотят понять, как приблизительно 4,6 млрд лет назад она образовалась, похож ли Марс на Землю. Пока принято считать, что у Красной планеты — металлическое ядро, у которого есть более плотная мантия и более легкая кора. Как отмечают американские СМИ, научные данные с Марса помогут лучше понять глобальные вопросы устройства планет Солнечной системы. Есть и более утилитарная задача, говорят в NASA. «Инсайт» сможет собрать данные для подготовки полетов астронавтов на Луну и Марс», — заявил глава агентства Джим Брайденстайн, предложенный Трампом и утвержденный в должности сенатом в апреле этого года. Глава NASA полагает, что на Марсе могут быть обнаружены следы жизни.

Одним из первых с успехом NASA поздравил вице-президент Майк Пенс, следивший за посадкой в режиме онлайн. «США в восьмой раз высадились на Марсе, и впервые задачей миссии станет изучение глубин планеты. Невероятное достижение», — написал политик в своем твиттере. Дональд Трамп сообщил о событии на митинге в штате Миссисипи: «Дерзайте, стройте ракеты, какие хотите, — это же здорово, не правда ли? Только убедитесь в том, что на них нарисован американский флаг».

На прошлой неделе NASA объявило, что посадка следующего «марсохода» намечена на 2020 год. Место для посадки выбирали целых пять лет: кратер Езеро, где, по гипотезам ученых, находилась речная дельта. Там, возможно, были органические вещества и следы микроорганизмов, которые могли жить на планете, когда она была молодой, т.е. в первые 700 миллионов лет. Потом, по непонятным пока причинам, развитие остановилось.

Еще более грандиозные планы — у частной аэрокосмической отрасли. Основатель и глава компании SpaceX Илон Маск в интервью изданию Axios оценил в 70% вероятность того, что ему лично удастся побывать на Марсе. Маск верит в колонизацию планеты в обозримом будущем и провозгласил это главной задачей SpaceX. Туристический билет на Марс, полагает создатель частных ракет, будет стоить порядка 200 тысяч долларов. Запуск первой ракеты с грузами для поселения на Марсе с помощью многоразового сверхтяжелого носителя BFR (Big Falcon Rocket) Маск запланировал на 2022 год, а отправку первых колонистов-строителей еще через два года.

В прошлом месяце главный администратор NASA Джим Брайденстайн впервые побывал в России: посетил Звездный городок, выступил перед студентами МГУ, где заявил, что «рассчитывает на совместные полеты американцев и русских к Луне и Марсу». Вместе с генеральным директором «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным он наблюдал за неудачным запуском международной экспедиции к МКС. Тогда в интервью, показанном каналом NASA YouTube, глава агентства сказал, что американский астронавт и российский космонавт повели себя при аварии очень профессионально, а также признался, что был потрясен совместной работой «Роскосмоса» и NASA в момент крушения.

«Вместе наши народы могут сделать больше, чем по отдельности», — эмоционально заключил Брайденстайн. Когда в интервью глава американского космического агентства рассказывал, что в течение некоторого времени он и другие специалисты на Земле не знали, что происходило с космонавтами, было слышно, как дрожит его голос.

Казалось, что сотрудничеству двух стран в космосе: от программы «Союз-Аполлон» — до МКС, преодолевшему времена холодной войны, перестройки и распада СССР, а теперь — возврата к худшим временам взаимного недоверия, ничто не грозит. После отказа от собственной программы «космических челноков» и затягивания сроков ввода в действие новой ракеты-носителя американцы исправно оплачивали российской стороне отправку астронавтов NASA на российских ракетах. И даже когда обамовская попытка «перезагрузки» отношений закончилась провалом, а потом случились Крым, Донбасс, санкции и много чего еще, американские законодатели и не думали прерывать сотрудничество с Россией в космосе.

Своеобразный результат десятилетий сотрудничества: в космических столицах Америки Хьюстоне (штат Техас) и возле мыса Канаверал (штат Флорида) проживает немало представителей смешанных российско-американских семей. Американские специалисты возвращались из командировок в Россию, найдя себе у нас «вторую половину», и россияне, осевшие в США, особенно в тяжелые годы недофинансирования науки, в том числе космической, пустили семейные корни, дающие американское гражданство.

Общее ухудшение отношений с напоминанием о возможности «превратить Америку в радиоактивный пепел», демонстрацией кадров ракетной атаки на местности, напоминающей побережье Флориды, и т.д. — это с одной стороны. А с другой — введение все новых санкций, под которые, кстати, попал и нынешний глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Казалось, все это вкупе разрушает фундамент космического сотрудничества. То ли в шутку, то ли всерьез американцы сначала слышали обвинения в том, что их астронавты испортили обшивку Международной космической станции, «дырку в ней сделали». Астронавт NASA, командир корабля Дрю Фюстел в интервью ABC News опроверг версию о том, что американцы могли просверлить отверстие: «Я могу однозначно сказать, что экипаж этого не делал. Стыдно за тех, кто впустую тратит время, рассказывая, что мы в чем-то таком участвовали». Мутная история, потом у нас говорили, что американцев никогда не обвиняли.

Белый дом временно снял санкции с Дмитрия Рогозина, сообщил глава NASA Брайденстайн. Американские санкции, запрещающие российскому чиновнику въезд в страну и замораживающие его финансовые активы (если они здесь имеются), были введены Вашингтоном из-за Крыма и в связи с прежней работой Рогозина в должности вице-премьера, курировавшего «оборонку». Теперь он сможет посещать США с рабочими визитами, чтобы космическое сотрудничество продолжилось. Об этом стало известно в прошлом месяце. Правда, глава NASA не привел конкретной даты приезда главы «Роскосмоса».

И вот новая шутка, которую не могли пропустить американские СМИ: от «Нью-Йорк Таймс» до «Фокс Ньюз». Глава госкорпорации «Роскосмос» предложил проверить, были ли американцы на Луне. «Мы такую задачу поставили — полететь проверить: были они или не были… Они говорят, что были, мы проверим», — сказал Рогозин, отвечая на вопрос президента Молдавии Игоря Додона. Это случилось во время посещения компании «Российские космические системы».

«Он всячески делал вид, что шутит», однако в России очень развита конспирология по поводу «лунной программы» NASA, сообщил американцам телеканал Fox News. В 2015 году бывший спикер Следственного комитета России генерал-майор юстиции Владимир Маркин (помните такого, с телеэкранов не слезал?) предлагал по этому поводу открыть официальное расследование в отношении NASA, напоминают американские СМИ.

Но это всё шутки, хотя и обидные. Каковы реальные перспективы сотрудничества после окончания срока эксплуатации МКС, после того как США реализуют затянувшуюся по времени программу полетов на новых ракетах или будут использовать модели частных компаний? Вопрос открыт, игнорировать политические реалии нельзя. Нынешний руководитель NASA, креатура Трампа, настроен оптимистично, глава «Роскосмоса» (когда не шутит) тоже говорит, что без международного сотрудничества современная космонавтика невозможна.

В статье «Русских здесь нет» в издании The Space Review Дуэйн Дэй, историк освоения космоса и «космической политики» США и России, отмечает бурный рост космических проектов у стран-новичков — Китая, Индии, Японии. О российской космической отрасли: «Еще несколько лет назад российские ученые представили впечатляющий набор планов лунной разведки, включая посадочные площадки на лунных полюсах, лунные буровые инструменты и даже образцы космических кораблей. Но эти планы постоянно сокращались, а даты запусков переносились, независимые исследования планет в России практически сошли на нет. В то время как многие другие страны стремятся отправить космические аппараты на Луну и Марс, космическая программа России предполагает подобные полеты в случае, если кто-то другой согласится покрыть главную часть расходов».

После аварии «Союза» европейцы, полагающиеся на новый российский спускаемый аппарат для совместного «марсианского проекта» European ExoMars rover, «почти наверняка очень нервничают по поводу своих партнеров», пишет Дуэйн Дэй.

И еще. С начала 2000-х «российская национальная гордость» была единственным способом (стимулом) добиться от властей государственного финансирования космических проектов. Необходимо было, чтобы проект был амбициозным, масштабным и прорывным, какого в мире никто никогда не осуществлял, однако «в реальности амбициозные космические планы намного превышали инженерно-технические возможности русских», констатирует эксперт.


источник

С младых когтей


РИА Новости

Подростковое насилие в России только на первый взгляд сводится к громким случаям вроде трагедии в Керчи, убийству многодетной матери в кубанском поселке Псебай или резне в пермской школе. Если заглянуть в региональные полицейские сводки, становится понятно, что подобные преступления происходят еженедельно. «В Барнауле подростки избили девочку». «В Смоленске несовершеннолетние убили мужчину». Таких сообщений сотни: из Воронежа, Читы, Кирова. Инциденты редко выходят за пределы региональной повестки. Информация о них живет один-два дня. Зачастую никто не ищет причин случившегося: не пытается понять, что именно толкнуло молодого парня или девушку на преступление.

«Новая газета» проанализировала несколько преступных деяний подростков. Вместе с психологами, общественниками, родителями, чиновниками и такими же школьниками мы выявили целый ряд факторов, которые постепенно, наслаиваясь друг на друга, подводят подростков к преступлениям. Самое страшное, что большинство этих факторов мы воспринимаем как данность.

Часть 1. Два недолюбленных ребенка

«Просто было любопытно»

В середине ноября в СМИ короткой строкой прошла новость: «В городе Чайковский Пермского края девятилетний школьник сжег бездомного. Мать мальчика оштрафовали на 100 рублей».

Само преступление произошло 14 октября, однако долгое время о нем не говорили. Фабулу дела изучаю по дороге в Чайковский.

Третьеклассник М. 14 октября допоздна гулял с двумя друзьями в Завокзальном районе. Школьники пришли к девятиэтажному дому на улице Сосновой. У входа в подвал компания увидела спящего мужчину. Кто-то из школьников достал тетрадку, коробок спичек и бутылку с воспламеняющейся жидкостью. Наши собеседники утверждают, что это был ацетон. Дети начали поджигать бумагу. М. бросал ее в сторону бездомного. Когда на том загорелась одежда, все трое убежали.

На крики мужчины сбежались люди. Но реальную помощь пытались оказать только трое: два жителя дома и продавец расположенного рядом цветочного магазина. Они носили воду в бутылках. Двое очевидцев начали снимать огонь на видео, но когда подошли поближе и увидели, что это не просто пожар, только и смогли сказать: «Там человек горит. Идем отсюда».

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство». Местные бездомные опознали в погибшем своего 38-летнего товарища Вадима.

Еще до приезда в Чайковский мне удается поговорить с мамой Вадима Людмилой Борисовной по телефону.

— Встречаться я не хочу. Ни с вами, ни с семьей этого школьника. Местные СМИ уже все переврали. Написали, что я хочу деньги за сына получить. Бред какой. Кто мне Вадика вернет?

Тот факт, что Вадим временами жил на улице, Людмила не отрицает. Но отмечает: всегда возвращался домой.

— И еще у него осталось двое детей. Младшей 9 лет. Как и тому мальчику. Я знаю, что его мама хочет со мной поговорить. А я вот пока не хочу.

Сам М. на допросе сказал, что не хотел причинить спящему вред, «просто было любопытно, что получится».

Десятиклассник-авторитет

Чайковский встречает серыми девяти- и пятиэтажными домами-коробками вперемежку с бараками. На стенах домов странные надписи, которые трудно разобрать, и совершенно отчетливые — с предложением работы через Telegram. Такие объявления обычно связаны с «закладками».

Место для города его основатели выбрали хорошее: изгиб Камы, красивый холмистый пейзаж. Но сам город этому пейзажу не соответствует.

Подхожу к школе, где учится М. Меня просили не называть ее номер — в городе очень боятся за своего ученика. И не зря: после того, как видеозапись пожара попала в Сеть, в адрес М. и его семьи начали сыпаться оскорбления и угрозы. Спасает только то, что имя мальчика не публикуют ни местные журналисты, ни сведущие люди в социальных сетях.

Открыто поговорить с кем-то из учителей не удается. Они лишь твердят: «Семья благополучная. Не знаем, почему так произошло». Несколько школьников советуют пообщаться с десятиклассником Костей (имя изменено): «Он в школе авторитет. Ситуацией интересовался».

С Костей договариваемся встретиться на набережной за гостиницей «Чайка». На встречу он приходит с двумя друзьями.

— Приехали, чтобы парня обгадить? — Костя сразу выражает мне недоверие.

Требуется около пяти минут, чтобы объяснить ему, что моя задача разобраться в причинах произошедшего, а М. я даже называть не буду.

— А я разбирался, — говорит он наконец. — Парень-то нормальный. Его не петушить, а понять надо.

— Что значит «петушить»?

— Ну… не травить, — уточняет Костя.

Нужно сказать, что уточняет он не так. Да и многие из его слов не напечатаешь.

— Парень сам по себе нормальный, учится хорошо, — продолжает Костя. — Но вот с семьей ему не повезло. Отец их давно уже бросил, уехал в Москву, якобы поработать, и не вернулся. Мать одна его тянет, но она постоянно на работе, он сам по себе растет. Ей вроде и не ***** [все равно], но она как бы по схеме действует. Сунула в какую-то секцию футбольную, а ему это нафиг не надо. Думает, что занимает его чем-то, а на самом деле только хуже делает.

— А что ему интересно?

— Да *** [черт знает]. Парня все равно улица растит. А на улице у каждого интерес свой. Кто-то в спорт идет. Это сейчас модно. Кому-то граффити эти ******** [долбанутые] нравятся. Я лично таких в нашем городе не уважаю: рисуют ***** [ерунду]. Кто-то в футбольные хулиганы лезет. Дрались даже раньше за «Спартак» и «Амкар». Но этих мало, у нас здесь футбола нет. Ну а кто-то просто бухает, нюхает, сочиняет рэпчик.

Спрашиваю, могли ли дети, имея при себе ацетон, использовать его не только для поджигания бумаги.

— Я уверен вообще, что так и было. Кто сейчас хоть немного, хоть чем-то не балуется?

— Чем сейчас балуются?

Костя отмахивается:

— Да ну, о чем ты? Наркотиков нет. Это очень дорого. Я про классику: выпить, курнуть.

«Бездомных избивают периодически»

Алексей Шишкин возглавляет местное отделение ДОСААФ. А еще 8 лет кормит бездомных и оказывает им психологическую помощь.

— Мы раздаем еду по пятницам. Суп, хлеб, сладкий чай, печенье. Часто нас приглашают на благотворительные ужины владельцы кафе и столовых. Иногда даже бывает очередь из желающих.

По пятницам Алексей кормит бездомных, а по понедельникам — приводит к ним психологов.

— Садимся в круг, обсуждаем проблемы каждого. Нам удалось многих вернуть к нормальной жизни, они дома живут.

Погибшего Вадима Алексей по долгу своей волонтерской деятельности знал, но рассказать о нем, признается, особо нечего.

— Вадим, к сожалению, не стремился менять свою жизнь. Весной уже был на волосок от гибели — получил ножом в пьяной драке. Тогда врачи его вытащили.

По словам Алексея, обижают бездомных в Чайковском часто.

— Раньше чуть ли не каждый месяц встречал побитых. Спрашиваю: «Кто тебя?» Говорит: «Малолетки». И второго «малолетки», и третьего. Бездомные часто на них жалуются. Для подростков они легкая добыча, их побить не жалко, ходят, вид портят. Мы эту проблему решили радикально: переодели их. Объявили сбор одежды по городу. Люди охотно откликнулись. И сейчас иногда идет человек — не скажешь, что бездомный. И бить стали реже.

О причинах поступка М. Алексей говорит не так, как десятиклассник Костя.

— Я сразу понял, что семья благополучная. По крайней мере, мама не пьет, работает. Только, видимо, своего времени она ему уделить не может — вся в работе. Парень сам по себе. А вокруг насилие — достаточно включить телевизор. Мы же видим, сколько зла накапливается, сколько войн. И ребенок впитывает.

ПДН

С Людмилой Мазуниной, начальником отдела по делам несовершеннолетних, заранее договариваемся, что не будем обсуждать случай с М. Но разговор начинается именно с него.

— Мы беседовали с мамой мальчика. Беседовали с ним. В конце концов, убедились, что он не хотел убивать. И что семья нормальная. Да, не полная. Но нормальная, — чиновница говорит с непривычным для официальных лиц человеческим переживанием. — Мама одна тянет на себе весь быт. Может, что-то и упустила в воспитании. Но попробуйте все вынести в одиночку.

По словам Людмилы, насильственные подростковые преступления для Чайковского нехарактерны.

— У нас больше имущественные — кражи. Конечно, сейчас такое неравенство: у кого-то есть хороший велосипед, а у кого-то нет. А ребенку хочется. Тут нужно, чтобы родители умели говорить с ребенком, умели объяснить, что нельзя красть. Семья должна вперед ребенка идти.

Но и семьи, подчеркивает Мазунина, бывают разными. Приводит пример 17-летней девочки, которая из-за болезни должна была учиться на дому, но не училась.

— Мы спросили ее маму, в чем дело. Так она через несколько дней пришла к нам на комиссию с отрядом пенсионеров. Они заявили, что мы тут работаем нелегально, что Советский Союз был развален незаконно, что они себя гражданами РФ не признают и на наши вопросы отвечать не будут. Вот серьезно: спросили у родителя, почему дочь не обучается.

***

Уезжая из Чайковского, удивляюсь, сколько несчастий вскрыл один эпизод с гибелью бездомного. Это несчастье неполных семей, которые множатся не только от безответственности, но и по нужде — из-за отсутствия работы; несчастье массового воспитания детей улицей и само лицо этой улицы; несчастье неинтересных секций, куда родители отводят своих детей, «чтобы хоть чем-то занимался». Глобально — несчастье равнодушия: государства к человеку и человека к человеку.

На улице Сосновой 14 октября встретились два недолюбленных ребенка: один предоставленный себе школьник, другой — бездомный. Встреча закончилась трагедией.

Часть 2. Убийство в гаражном кооперативе

Совсем другое преступление произошло 9 августа в пригороде Екатеринбурга Березовском. Пятеро подростков убили 20-летнего инвалида Дмитрия Рудакова. Школьники (всем от 13 до 16 лет) пригласили его выпить пива, заманили за гаражи, заставили раздеться и начали избивать. Когда поняли, что Дмитрий мертв, просто ушли.

Слишком криминальный город

Березовский, в отличие от Чайковского, не производит удручающего впечатления. Улицы подметены, много новых домов и красивых скверов.

— Это только внешность, — уверяет 19-летний Илья Тюпанский. — Если тут пожить — очень удивитесь, сколько здесь гнили.

Илья был знаком и с убийцами, и с погибшим. Вместе мы идем к гаражам, где произошло преступление.

— В тот день, когда они убили Диму, Боня (прозвище), главный заводила, позвонил нашему общему знакомому и попросил о помощи. Признался, что убил человека, но тот не поверил. На следующее утро этот знакомый поехал проверять на место и обалдел — там лежал голый труп. Он мне даже видео скинул. Знакомый пошел к маме этого Бони, рассказал о ситуации. Та попросила пока ничего полиции не говорить.

В итоге знакомый Ильи все-таки пошел в полицию, и Боню с мамой сняли с поезда, который ехал в Башкирию.

Мы заворачиваем от автовокзала в крупный гаражный кооператив, петляем между рядов и наконец выходим к гаражу №298. «Здесь они его убили. Даже кровь до сих пор осталась, — Илья показывает на черные следы на двери гаража. — Потом оттащили к 301-му, там и положили».

— Что могло их толкнуть на убийство? — спрашиваю.

— Да здесь такие нравы. У нас нет тюрем, но очень активно АУЕ. Здесь живет несколько бывших зэков, которые учат школьников своим обычаям. Мне сейчас 19, и я от всего этого дистанцировался. А в 14, знаешь, чем я занимался? «Выхлопывал» машины.

«Выхлопывать», объясняет Илья, значит взламывать авто и доставать все ценное: от вещей и магнитолы до аккумуляторов.

— Меня этому научил один местный авторитет. Официально он безработный, но на деле — владеет спортклубом и спорт­баром. Они не на него оформлены. Таких людей, как он, здесь много. Набирают к себе школьников: узнают, что кто-то забил кому-то «стрелу», приходят без приглашения, вступаются за одну из сторон и решают вопрос. Могут затвор передернуть, но не стреляют. А потом тот, за кого они заступились, становится им должен.

По словам Ильи, он несколько раз «выхлопывал» автомобили, а когда захотел уйти — его избили.

— Я в отместку «выхлопал» машину самого авторитета, а он за это прострелил мне ногу. Такие тут порядки.

На подростков денег нет

Поговорить с представителями власти в Березовском не удалось. Единственный специалист по делам несовершеннолетних оказалась в отпуске, в Следственном комитете лишь заметили, что дело находится на контроле в Центральном аппарате СКР.

Зато поговорить согласился главред газеты «Березовский рабочий» Сергей Стуков.

— Вообще-то подростковые убийства для нашего города нехарактерны, убивают у нас редко. Я последний случай помню лет 10 назад. Но то, что с молодежью происходит что-то не то, — это верно. Основное — это семьи. И тут интересно. У двух подростков семьи считаются благополучными: родители самой младшей девочки, которая снимала убийство на видео, проводят тренинги по личностному росту. Она учится в очень дорогой школе, куда ходят дети свердловской элиты. У троих подростков, наоборот, — семьи пьющие. Общее у них только одно: ни благополучные, ни пьющие родители своими детьми не занимались. Одни постоянно работают, другие — постоянно пьют. Кроме того, у нас здесь золотой рудник. А где золото — там убийства. Тут исторически убивают.

Да и заниматься подростками в Березовском некому, утверждает Стуков.

— Лет пять уже как расформировали отдел по делам молодежи. Остался один специалист. Денег нет.

***

Сам Березовский узнал об убийстве Дмитрия Рудакова лишь спустя 10 дней. Только когда люди вышли на «народный сход», правоохранительные органы задержали избивавших инвалида подростков. Сейчас двое из них арестованы, остальные — под домашним арестом. По словам наших собеседников, подозреваемым опасно выходить на улицу.

— Их побьют? — уточняю я у Ильи Тюпанского.

— Убьют, — поправляет он.

Часть 3. Масштаб

23 ноября в Свердловской области семиклассник застрелил из охотничьего ружья ученика шестого класса. Причиной стал троллинг — убитый подшучивал над убийцей, у того сдали нервы.

В тот же день пермские СМИ сообщили, что в городе Краснокамске школьники избили пятиклассницу. Били и после того, как она потеряла сознание.

23 ноября издание «Твой Тамбов» рассказало о двух инцидентах с участием подростков: один пытался убить друга, другой — убил пенсионерку.

22 ноября правоохранительные органы отчитались о начале проверки по факту попытки убийства подростками 9-летнего школьника в Кемерове (мальчика пытались задушить). Причиной стала бытовая ссора. Школьника спас проходивший мимо мужчина.

17 ноября в Санкт-Петербурге Следственный комитет задержал восьмиклассника, который облил спиртом и поджег 14-летнюю школьницу. Девочка осталась жива, но получила ожоги 30% тела.

15 ноября в Выборгском районе Ленинградской области подросток убил бездомного мужчину.

6 ноября в селе Ларичиха (Алтайский край) несовершеннолетний убил двух мужчин, 34 и 35 лет. И мужчины, и подросток были пьяны.

2 ноября в Челябинской области 13-летний подросток убил 78-летнюю женщину-инвалида. 60 ножевых ранений.

Восемь преступлений только за один месяц. «Новая газета» направила в Генеральную прокуратуру запрос с просьбой сообщить, сколько уголовных дел в отношении несовершеннолетних было утверждено надзорным ведомством с начала года. Мы также указали, что нас интересуют только статьи «Убийство», «Покушение на убийство», «Хулиганство» и «Грабеж». На момент публикации материала официального ответа не поступило. По данным за январь-июнь прошлого года, несовершеннолетними было совершено 19 816 преступлений, в 2016 году — 53 736 преступлений. Сколько из них насильственные — не раскрывается.

Официально

В ходе подготовки материала «Новая газета» направила запросы в силовые ведомства с просьбой изложить свое видение причин подросткового насилия, а также способов его профилактики.

Ответ на момент публикации материала пришел только от ГУ МВД по Свердловской области:

«К основным причинам совершения преступлений несовершеннолетними относятся: отсутствие контроля со стороны законных представителей; семейное неблагополучие, социальное сиротство; неорганизованность как повседневной, так и досуговой деятельности детей; употребление ими спиртных напитков и запрещенных веществ; поведенческие девиации; распространение насилия и жестокости молодежи в сети Интернет; подражание антигероям из социальных сетей <…>.

В целях профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних сотрудниками полиции в 2018 году в образовательных организациях и иных государственных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, прочитано свыше 20 000 лекций и бесед различной тематики, в СМИ размещено 1510 материалов.

Помимо этого по инициативе Главного управления совместно с субъектами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на территории области ежегодно проводятся профилактические мероприятия и акции («Детство без насилия», «Семья без наркотиков», «Лидер», «Единый день профилактики», «Твой выбор», «Безнадзорные дети», «Условник», «Семья», «Школьник» и другие).

С несовершеннолетними правонарушителями, попавшими в поле зрения полиции, проводится индивидуальная профилактическая работа. Вниманием сотрудников органов внутренних дел охвачены свыше 4,5 тысячи подростков».

«Дети не понимают концепцию смерти»

О том, что подводит сегодняшних подростков к насилию и убийствам, «Новая газета» поговорила с психологами

Тимур Мурсалиев, детский психолог:

— В Пермском крае девятилетний школьник гулял с друзьями по улице. Они увидели бездомного и решили покидать в него горящие, облитые ацетоном бумажки. Бездомный сгорел. Мальчик на следствии сказал, что убивать никого не хотел, просто ему было интересно, что случится.

— Это объяснение похоже на правду. Дети вообще не очень понимают концепцию смерти. Если вы зайдете с обратной стороны — с суицидальных наклонностей, то вот как дети это видят: я умру, родители поймут, что я хороший, и дальше мы пойдем в кино. Понимания, что после смерти уже никогда не будет так, как раньше, — нет.

Нужно отметить, что плохая идея рождается легко: есть ацетон и есть спящий человек. И картина, как он пугается, загорается и бежит, появляется в воображении сама собой.

— Местные чиновники от образования говорят, что, на их взгляд, причина в неполной семье и агрессии в телевизоре и в интернете.

— Влияния интернета я в этом не вижу, по телевизору у ребенка тоже не слишком много шансов увидеть сожжение человека. Если говорить, что причина в неполной семье, то этот фактор не может быть единственным — есть слишком много детей из неполных семей, которые не сжигают людей на улицах. Я все-таки думаю, что если нет других примеров агрессии со стороны этого ребенка, то причина в дурной идее, которая пришла в голову из-за сочетания факторов: есть горючая жидкость, есть спящий человек.

— Тогда второй случай: пятеро подростков — от 13 до 16 лет — убивают инвалида под запись. Что здесь может быть подоплекой?

— Все — начиная от «неправильного» взгляда. Вы знаете, как работает травля? Есть компания: в ней один или несколько заводил и несколько конформистов. Они находят кого-то чуть отличающегося и не способного сопротивляться. Дальше заводилы его бьют, а конформисты поддерживают. При этом на заводилах, как правило, также самоутверждаются. В семье или в школе. Существует такой парадокс: один школьник побил другого, родители побитого пожаловались родителям побившего, те побили своего ребенка, и это считается нормальным. Будто так и надо, и вопрос решен. На самом деле чаще всего именно из-за того, что родители бьют своих детей, эти дети бьют других.

Таким образом, я бы в первую очередь смотрел на семью. Во вторую — на среду, в которой растут подростки. Если в случае с убийством в Березовском собралась такая девиантная компания, то почему никто не обратил на это внимания? Ни родители, ни учителя, ни участковый.

С другой стороны, мы виним семьи, но кто-то объяснял этим семьям, как взаимодействовать с детьми в подростковом возрасте? У нас родители даже не знают, как играть с детьми. А это приводит к тому, что у детей не появляется значимых взрослых, которым бы они доверяли. Затем само наше классическое воспитание — мальчикам, например, запрещено проявлять эмоции. Особенно негативные: нельзя плакать. Но еще ни одному человеку свои эмоции не удавалось подавить на 100%. Они все равно сохраняются. А потом происходит взрыв. И он может произойти в двух направлениях: агрессия на себя и агрессия на других. Вплоть до суицида и убийств.

Нана Оганесян, психолог, руководитель «Ресурсного центра социальных инициатив»:

— Когда речь идет о подростковом насилии, то зачастую называются такие факторы, приводящие к нему, как: неблагополучие в семье, трансляция насилия в средствах массовой информации и интернете, деструктивные ролевые модели поведения, желание получить быструю славу в социальных сетях демонстрацией роликов агрессивной направленности. И если в обществе есть относительное понимание причин подросткового насилия, то нет четких планов действий по его минимизации.

Если мы говорим об агрессии в образовательных заведениях, то часто она происходит из-за того, что формированию коллектива в школьной среде не уделяется должного внимания. Педагоги, как правило, не имеют представления о неформальных лидерах класса, делая выводы, исходя из формализованной активности во время уроков и плановых мероприятий. Чтобы разобраться в этом, нужны социо­метрические исследования в коллективе с выявлением лидерства и их влиянием на групповую динамику. Именно неформалы, а не отличники и хорошисты, как думают учителя, диктуют обстановку в классе.

Представьте подростка в социометрическом измерении. Числитель — это связи, сложившиеся в результате положительного взаимодействия с окружением. Знаменатель — связи, возникшие из-за конфликтов, непонимания и негативной вовлеченности в те или иные коллективные процессы.

Ребята с показаниями в знаменателе, намного превышающими числитель, как правило, не нашли себе место в коллективе и при слабом педагогическом руководстве могут служить объектом травли, или наоборот.

Гораздо опаснее ситуация с детьми с отсутствием любых связей, их просто «как бы» нет для остальных. Вот на таких ребят нужно обращать особое внимание, потому что зачастую они — бомбы замедленного действия.

А теперь очень важный вопрос: кто этим должен заниматься? Психолог с контингентом 700–1000 учеников? Социальный педагог с тем же количеством подопечных? Классный руководитель, утопающий в бумажной отчетности? Вот и получается, что всех этих специалистов призывают к ответу, когда случилось ЧП — насилие, травма, резкое снижение успеваемости. Под этот гром и начинают креститься.


источник