Меню

GraberBot ver. 0.9.9

NewsNetBot

Перехват хамства

Как известно, чиновники в России никого не представляют и отчитываются только перед вышестоящим начальством. Это ведет к тому, что бюрократы живут в своем собственном изолированном мире, никак не связанном с реальностью, в которой существуют прочие граждане.

Скажем, после взрыва жилого дома в Магнитогорске граждане начали собирать подписи за расселение его жильцов. Местный губернатор Борис Дубровский обвинил подписантов в «раскачивании ситуации» и «пляске на костях». Губернатору, очевидно, было не так важно, что происходит в данном случае с «населением». У него сработал рефлекс: если снизу поднимается какая-то несогласованная гражданская инициатива, надо ее давить. Потом расселить дом поручил президент, и Дубровский немедленно заявил, что говорил «немного о другом». Это снова сработал инстинкт губернатора.

Трагическая дистанция между чиновниками и гражданами ведет к тому, что, когда чиновники пытаются говорить, получается либо канцелярит, либо оскорбление. В конце года, когда курс рубля к доллару падал до 70, министр экономического развития Максим Орешкин рассуждал о том, что национальная валюта «очень устойчива». Вице-премьер Татьяна Голикова в интервью «Российской газете» сообщила, что, бросив курить, можно сэкономить миллион рублей в год на покупке сигарет. Несложный подсчет показывает, что чиновница предполагает, что в день курильщик потребляет 34 пачки сигарет, при условии, что пачка стоит 80 рублей. Министр труда Максим Топилин еще в октябре поделился своими наблюдениями о «беспрецедентном росте зарплат» в стране.

И это только федеральный уровень. Региональные чиновники куда как откровеннее. Министр труда Саратовской области Наталья Соколова, прославившаяся на всю страну и позже уволенная, сообщила, что «макарошки везде стоят одинаково», и, следовательно, на 3,5 тысячи рублей в месяц вполне можно прожить и даже питаться диетически. А руководитель молодежного департамента правительства Свердловской области Ольга Глацких отлила свои слова в бронзе, заявив, что государство не просило родителей рожать детей. Обе сентенции уже стали классикой.

В новом году представители власти продолжали разговаривать с нами как умеют. Так, депутат Госдумы Александр Карелин пожаловался, что считает смягчение пенсионной реформы ошибкой. По мнению Карелина, младшие должны помогать старшим, а не перекладывать эту обязанность на государство. Он также призвал россиян «прекратить находиться в состоянии иждивенцев». А глава госкорпорации «Роснано» Анатолий Чубайс, выступая на Гайдаровском форуме, поставил публику в тупик, заявив, что россияне слишком мало платят за электричество и что получилось так в результате «антинародных реформ в электроэнергетике». Потом Чубайс объяснял, что он не предлагает поднять цены для всех, а только — для богатых.

Первый вице-премьер Антон Силуанов подтвердил гипотезу о том, что проблемы с речью чиновников связаны с тем, что они страшно далеки от народа, заявив, что тяжелая реакция общества на пенсионную реформу стала для правительства сюрпризом. О ситуации с бюрократической риторикой пришлось высказаться и пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову, который сообщил, что в России принято «травить» чиновников, хотя большинство из них «самоотверженно работает на благо страны». Песков списывает ненависть к чиновникам на особенности российского менталитета и находит в России дефицит толерантности к чужим словам. «Неловкая фраза» сразу ведет к травле, заключает Песков.

Как ни странно, доля правды в этих словах пресс-секретаря есть. Самая неоднозначная ситуация в этом смысле сложилась во Владимирской области, где чиновница Марина Чекунова посоветовала врачам местной больницы не только просить помощи у государства, но и помыть полы. Чекунова до последнего времени работала в управлении внутренней политики администрации президента, а после победы на выборах губернатора Владимирской области кандидата от ЛДПР Владимира Сипягина стала в его команде вице-премьером. На встрече с коллективом Струнинской больницы чиновница посоветовала врачам позаботиться о том, что в их силах, самостоятельно, не дожидаясь капитального ремонта здания. Например, постирать занавески на окнах или убедиться в том, что у всех есть чистые бахилы.

Существует видеозапись этой встречи, и можно убедиться: разговор шел спокойно. Даже когда Чекунова заявила, что «она не золотая рыбка, которая должна сделать вам все», это был всего лишь ответ на один из вопросов в ходе дискуссии. Тем не менее на владимирскую чиновницу вскоре обрушился Telegram-канал «Маш», ассоциированный с Габреляновым и Life, подключились «пригожинские СМИ», сюжеты выпустило федеральное ТВ. Региональный парламент во Владимире контролируется единороссами и формально находится в оппозиции к губернатору, так что желающих покритиковать Чекунову на месте тоже было достаточно. А чиновница вроде бы нашла асимметричный ответ: она лично проведет в больнице субботник 19 января.

На последнем примере видно, что всеобщее недоверие россиян к чиновникам постепенно перехватывается пропагандой. Критиковать бюрократию в эфирах политических ток-шоу можно уже сейчас. Постепенно это развлечение становится и способом «выпускать пар» для народа, и попыткой отвлечь граждан от более содержательных проблем. Чиновники станут новыми врагами народа, и все для того, чтобы продлить ощущение «стабильности».


источник

«Росмусор», или Деньги не пахнут

Она называется «Российский экологический оператор», и создана она была 14 января 2019 года. Заниматься компания с этим пышным экологическим названием (куда ж без него) будет делом обыденным — мусором.

Главная проблема, связанная с созданием «Росмусора», видна невооруженным глазом.

Дело в том, что во всем мире города пытаются уменьшить количество производимого населением мусора. А вот госкомпания, которая обладает статусом единого мусорного оператора страны, будет заинтересована объективно ровно в обратном: в том, чтобы мусора было как можно больше.

Вывоз мусора — это проблема рыночных обществ, где товары производятся в рыночных количествах, перевозятся на гигантские расстояния и хранятся длительное время. Причем не только современных: в Риме, к примеру, есть гора под названием Monte Testaccio, состоящая из черепков приблизительно 53 млн амфор, в которых в Остию (морской порт Рима) привезли около 6 млрд литров оливкового масла. Этот древний римский мусорный полигон имеет площадь в 20 тыс. кв.м и высоту в 35 метров.

К сожалению, современные упаковочные материалы, в отличие от глиняных амфор, гораздо менее экологичны.

В современном обществе всем участникам процесса легко и приятно производить мусор. Производителю удобно запаковать пять зефирин в огромную коробку, закатав ее в два слоя пленки (те же пять зефирин, проданные вразвес, будут иметь куда более жалкий вид), супермаркету удобней иметь зефир в коробке (а не париться с развесным), и, разумеется, покупателю удобней купить коробку, чем принести, как в Советском Союзе, зефир в кульке, из которого он вывалится прямо в сумку, безнадежно изгваздав подкладку.

Никто из участников этой цепочки не заинтересован в том, чтобы заменить удобную, дешевую и надежную упаковку бумажным кульком. Но зато потом эта упаковка — и миллионы других — оказывается на улице.

Иначе говоря, мусор, особенно пластиковый, — это проблема, за которую не платит никто по отдельности, но зато платят за нее все. Это одно из немногих, но важных исключений из рыночной экономики. Эта отрасль, которую не может отрегулировать рынок. Потому что переработка мусора в современных условиях невыгодна. Если бы мусор был ценным сырьем, каким оно было еще в XIX веке, когда по улицам городов ходили старьевщики, — то платить за вывоз мусора было бы не надо, покупатели мусора сами бы платили городам деньги за доступ к сырью.

Сейчас же за вывоз платят, и непосредственным плательщиком обычно являются муниципальные власти.

В связи с этим во всех обществах, в которых начало расти количество мусора, вывозом его поначалу занимались бандиты. Так было в США еще в 1960-х годах, так сейчас происходит в Мексике, в любой другой стране третьего мира, и так еще недавно происходило в России.

Хронический бандитизм в деле вывоза мусора и нарушение всех мыслимых норм в совокупности с растущими объемами привел в России к известным последствиям, а именно к вспыхнувшим в прошлом году протестам. Жестокость, с которой они были подавлены, уголовные дела и избиения активистов — как раз отчасти были связаны с тем, что мусоробандиты защищали свой бизнес привычными им средствами, да еще и получили на это карт-бланш со стороны государства.

Нормальное государство сделало бы из этих протестов свои выводы. Вывод, который сделал наш режим, оказался парадоксальным. В целом он может быть сформулирован так: «Надо отобрать бизнес у мелких бандитов, централизовать и отдать друзьям Путина».

В России стали строиться гигантские мусорные полигоны; с 1 января 2019 года в списке коммунальных расходов появилась строчка «оплата вывоза мусора», а 14 января был создан «Росмусор» — наряду с «Газпромом», «Роснефтью», «Ростехом», «Роскосмосом», «Росатомом».

Главная загвоздка с созданием «Росмусора», как уже было сказано, следующая. Так как с помощью рынка проблему мусора решить в современном обществе нельзя, то в развитых странах ее пытаются решить прежде всего за счет уменьшения количества мусора.

Массово запрещают пластиковые пакеты. Многие британские супермаркеты подписали UK Plastic Pact, обязавшись радикально уменьшить количество упаковки и избавиться от некоторых ее видов совершенно.

Повсеместно вводится такая мера, как залоговая стоимость, — когда покупатель платит за пластиковый или жестяной контейнер залог, который вычитают из следующей покупки.

Залоговая стоимость, прямые запреты и дополнительные налоги на неэкологичную упаковку являются единственным разумным способом, который заставит заплатить индивидуального покупателя и индивидуального продавца за вред, нанесенный окружающей среде.

Однако, как нетрудно заметить, «Росмусор» не будет заинтересован во введении ни одной из этих мер. Ровно наоборот: он будет заинтересован в том, чтобы мусора в России было как можно больше.

Точно так же трудно себе представить, что госкорпорация будет заинтересована во внедрении новейших способов пере­работки и сжигания мусора. Закупка за рубежом устаревших технологий за безумные деньги и с откатом давно является у нас одним из самых стандартных способов перевода денег за границу.

В России будут стоять гигантские мусорные полигоны; и заводы будут выбрасывать в воздух диоксин, вдали от тосканских виноградников и райских вилл, купленных на откаты от этих заводов. Это будет гигантская машина по перекачке денег населения в карман приближенных олигархов под предлогом вывоза мусора.


источник

Легитимные жертвы


Фото: РИА Новости

В понедельник правозащитная организация «Российская ЛГБТ-сеть» распространила заявление о новой волне преследования мужчин и женщин в Чечне по подозрению в нетрадиционной сексуальной ориентации. Озвученные правозащитниками данные о количестве жертв — задержанных и убитых — «Новая газета» смогла подтвердить через собственные источники. Более того, в этот раз журналисты газеты принимали участие в эвакуации из республики представителей чеченского ЛГБТ-сообщества.

Информация, которая поступает к журналистам и правозащитникам от жертв и из других источников, нуждается в тщательной проверке. В силу исключительной закрытости Чечни данная проверка может занять много времени (так, в 2017 году журналисты «Новой» проводили проверку информации о волне преследований более трех недель, впоследствии все факты нашли свое подтверждение в ходе доследственной проверки). Только огромный резонанс остановил тогда масштабную зачистку геев в Чечне, и только публичность может защитить людей в этом регионе. Поэтому правозащитники «Российской ЛГБТ-сети» приняли решение предать информацию о новой «волне» незамедлительной огласке и параллельно продолжать собирать сведения о жертвах.

Анализ полученной информации пока не дает оснований для утверждений о том, что и в этот раз чеченские силовики централизованно выполняли приказ сверху. Скорее всего, новая «волна» преследований началась с нескольких случаев банального вымогательства по инициативе рядовых чеченских полицейских.

Первые сообщения о жертвах новой «волны» преследований российские правозащитники стали получать еще в конце 2018 года. Так, стало известно о задержании в Грозном группы мужчин и женщин, которых избивали и пытали током на одной из оперативных квартир. Такие квартиры чеченские полицейские обычно используют для ловли «на живца». Они оборудованы видеокамерами, туда заманивают жертв и полученным компроматом шантажируют их, вымогая деньги. Эта практика и прежде была широко распространена в республике, однако до убийств дело доходило редко.

В начале этого года председателю комитета «Гражданское содействие» Светлане Ганнушкиной пришла просьба о помощи от людей, сына которых задержали по подозрению в гомосексуальной ориентации и доставили в один из РОВД Грозного (в какой именно — «Новой газете» известно). Родители, категорически отрицали это обвинение, также они сообщили, что полицейские требовали за освобождение их сына 1 миллион руб­лей. Родственники сначала попросили правозащитников о юридической помощи, но впоследствии на связь так и не вышли. Судя по всему, они решили заплатить выкуп, по крайней мере, точно известно, что задержанного отпустили.

После праздников стали поступать сведения о дальнейших и уже массовых задержаниях мужчин в Чечне — они приходили от вывезенных из республики и из России жертв прежней кампании. Источники связывали эти факты с задержанием администратора одной из «тематических» групп в «ВКонтакте» (имя и фамилия известны «Новой газете»), на которого, видимо, вышли по цепочке: его контакт был у большого количества представителей чеченского ЛГБТ-сообщества. Повторилась ситуация, аналогичная той, что породила прежнюю кампанию, — тогда по подозрению в употреблении психотропного препарата «Лирика» полицейские задержали жителя Аргуна Зелимхана Устарханова, а потом в его телефоне обнаружили обширную контактную базу чеченских геев. Теперь источником информации о представителях гей-сообщества стал администратор группы в «ВКонтакте».

К сожалению, несмотря на серьезную угрозу, которая по-прежнему исключительно актуальна для региона, представители чеченского ЛГБТ-сообщества продолжают активно использовать соцсети для общения. Их группы в чеченском сегменте интернета многочисленны, весьма откровенны и исключительно уязвимы, подтверждением чему являются последние события. Можно уверенно утверждать, что представители чеченского ЛГБТ-сообщества не извлекли уроков из прежней кампании и не готовы предпринимать даже элементарных шагов к своему спасению при возникновении очевидной угрозы. Они по-прежнему не доверяют правозащитным организациям, не решаются выехать из республики даже в ситуации, когда задержаны их близкие знакомые. Такое виктимное поведение, но главное — тот факт, что российские правоохранительные органы покрывают преступления, совершаемые в Чечне по мотиву ненависти к представителям ЛГБТ-сообщества, являются безусловными предпосылками к повторению массовых преследований.


источник

«Самое крупное поражение правительства»


EPA

Во вторник сделка по Брекситу, согласованная Терезой Мэй с лидерами стран Евросоюза и получившая одобрение правительства, провалилась на решающем голосовании в парламенте. Провалилась с треском: 202 голоса — за Брексит, 432 — против. В среду вечером премьер-министр пережила голосование по вотуму недоверия ее правительству — и победила с крошечным перевесом в 19 голосов. Главный вывод к середине недели: теперь в кратчайшие сроки нужно придумать новую сделку по Брекситу.

Тереза Мэй билась за свой вариант сделки, где были прописаны основные принципы взаимодействия Великобритании и Евросоюза после Брексита, как могла. Изначально предполагалось, что решающее голосование состоится еще в декабре — до Рождества, но чем дольше шли дебаты, тем очевиднее становилось: большинство депутатов против. Тогда Тереза Мэй перенесла голосование на январь и отправилась в Брюссель — в надежде на уступки со стороны Евросоюза. Вернулась ни с чем: лидеры Евросоюза редактировать уже согласованную сделку отказались.

В ходе долгих переговоров ЕС и Великобритании сторонам так и не удалось найти решение самой болезненной проблемы — как после Брексита будет выглядеть граница между Ирландией и Северной Ирландией, которая автоматически становится границей между Евросоюзом и Соединенным Королевством. Прописанное в согласованной сделке решение сулит туманные перспективы. Во-первых, на время переходного периода (скорее всего, до декабря 2020 года) Великобритания вместе с Северной Ирландией остается в Таможенном союзе — тем самым оттягивая выполнение одного из главных пунктов Брексита. Во-вторых, выход из ТС произойдет только после подписания соглашения о создании зоны свободной торговли. В-третьих, в соглашении есть пункт о так называемом «страховочном механизме»: если что-то пойдет не так, Северная Ирландия будет частично подчиняться торговым и таможенным правилам Евросоюза.

Все это нужно, чтобы не разделить Ирландию и Северную Ирландию физической границей, не вводить таможенный контроль между двумя частями острова и не мешать торговле. Большинство британских депутатов пойти на такие жертвы — остаться частично во власти Брюсселя и согласиться на возможность некоего особого статуса Северной Ирландии — не готовы.

Соглашение в этом виде не нравилось большинству, что и было очевидно еще до того, как во вторник в 7 вечера по британскому времени началось голосование.

Тереза Мэй накануне призвала поддержать сделку. «Она не идеальна, — в который раз признала премьер-министр, — но когда история будет написана, люди посмотрят на решение палаты общин и спросят, смогли ли мы выполнить желание страны покинуть Европейский союз, защитить нашу экономику, безопасность и целостность — или мы предали британский народ?»

Призывы Терезы Мэй не помогли: она потерпела оглушительное поражение. Разрыв между голосами «за» и «против» был настолько велик, что обычно в таких случаях премьер-министр уходит в отставку. К этому Терезу Мэй призвал лидер лейбористов Джереми Корбин: его партия выразила вотум недоверия действующему правительству. «Результаты сегодняшнего голосования — самое крупное поражение правительства со времен 1920-х годов, это катастрофическое поражение», — заявил Корбин.

Мэй сразу дала понять, что просто так уходить не собирается. И, выступая практически сразу после Корбина, предложила план действий на ближайшее будущее, оговорив, что сначала надо пережить вотум недоверия. «Мы должны удостовериться, что это правительство все еще пользуется доверием парламента».

В ходе голосования по вотуму недоверия в среду вечером правительство Терезы Мэй поддержали 325 депутатов, 306 проголосовали против. Это дало ей перевес в 19 голосов — достаточно, чтобы нынешнее правительство продолжило работу, но едва ли достаточно, чтобы говорить о доверии к нему. Оппозиция во главе с лейбористами голосовала против. Поддержали Терезу Мэй все консерваторы (118 из них накануне забраковали сделку по Брекситу) и Демократическая юнионистская партия Ирландии, которая, как известно, категорически не приемлет существующую сделку.

Тереза Мэй заявила, что «продолжит работать, чтобы выполнить клятвенное обещание — воплотить в жизнь результаты референдума и покинуть Европейский союз».

Теперь перед ней новый дедлайн: к понедельнику, 21 января, Тереза Мэй должна представить парламенту черновик нового соглашения с Евросоюзом, который затем она попытается согласовать с лидерами стран ЕС. Иными словами, Мэй предстоит с нуля сделать всю ту работу, на которую ушли последние два года, — подготовка черновика, согласование с Евросоюзом, собственным правительством и решающее голосование в парламенте. Теперь, однако, премьер-министр решила зайти с другого конца: сразу пригласить к обсуждению соглашения все партии, в том числе оппозицию, чтобы постараться сформулировать такую сделку, которая сможет получить большинство голосов в парламенте.

После вотума недоверия, в среду вечером, Мэй встретилась с лидерами оппозиционных партий — либеральных демократов, Шотландской оппозиционной партии и Партии Уэльса. Лидер крупнейшей оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин встречаться с премьер-министром отказался. Он заявил, что не готов говорить с Терезой Мэй, пока она «не устранит угрозу выхода без сделки» — ситуации, при которой Великобритания выходит из ЕС без предварительного соглашения, никак не урегулировав их дальнейшие отношения. Такой сценарий пугает большинство — и в Лондоне, и в Брюсселе — своей непредсказуемостью и очевидными проблемами.

Главный вопрос — как все это успеть, чтобы действительно не допустить жесткого Брексита без сделки. Официальный выход из Евросоюза назначен на 29 марта, однако есть возможность перенести его, и она сейчас может быть весьма кстати. Нужен запрос со стороны Великобритании и согласие всех членов Евросоюза. Тереза Мэй в среду вечером не ответила, будет ли она запрашивать продление подготовки к Брекситу, но заметила, что лидеры ЕС пойдут на это, «если будет очевидно, что есть четкий план по согласованию сделки». Некоторые европейские чиновники заранее поддерживают такую возможность. «Лично я счел бы этот запрос целесообразным», — заявил Би-би-си министр экономики Германии Петер Альтмайер.

Евросоюз (видимо, перед лицом угрозы жесткого Брексита) вообще несколько смягчил риторику после провала сделки. Выступая в Европарламенте в среду, Мишель Барнье, переговорщик по Брекситу со стороны Евросоюза, еще раз отметил, что считает нынешнюю сделку «лучшим компромиссом», но призвал британских парламентариев как можно скорее сформулировать, «чего они хотят в новой сделке». То есть редактировать все-таки можно.

Судя по уже начавшимся переговорам Мэй с депутатами, главной проблемой остается ирландская граница. До понедельника у Терезы Мэй есть время вместе со своим парламентом придумать, как эту проблему решить.


источник

«Британцев не волнуют российские клептократы»

14 января министерство финансов Великобритании объявило о создании межведомственной рабочей группы по борьбе с экономическими преступлениями. Как заявил министр внутренних дел Саджид Джавид, Лондон должен начать борьбу по всем фронтам, чтобы «преследовать коррумпированных мошенников, которые набивают свои карманы грязными деньгами и ведут роскошный образ жизни за счет законопослушных граждан». Теперь дважды в год сотрудники британского МВД и министерства финансов будут встречаться с главами крупнейших банков и риелторских фирм, чтобы совместно разрабатывать меры по борьбе с мошенничеством, коррупцией и отмыванием денег. По подсчетам Лондона, сейчас масштаб проблемы огромен — 14,4 млрд фунтов стерлингов в год. О том, как Великобритания стала прачечной для отмывания «грязных денег» и почему русские миллионеры, несмотря на санкции и отравление в Солсбери, продолжают жить в Англии, рассказывает британский исследователь коррупции, журналист The Guardian и автор вышедшей в сентябре этого года нашумевшей книги «Moneyland: Почему воры и обманщики теперь правят миром и как вернуть все назад» Оливер Буллоу (Oliver Bullough).

— После отравления Скрипалей в Англии было много разговоров о грядущих санкциях в отношении богатых россиян, а один из комитетов парламента даже подготовил доклад «Золото Москвы» о российской коррупции в Великобритании, предложив заморозить сомнительные активы российских олигархов. Но в конечном счете никаких мер так и не приняли, а вопрос как будто уже не стоит на повестке. Почему?

— Все просто — ​из-за Brexit. Сейчас в Великобритании нет никакой политической повестки, кроме Brexit, и на ее фоне потерялось все остальное. Тема борьбы с «грязными деньгами» в целом актуальна, но уверен, что она мало кого будет волновать до тех пор, пока Великобритания окончательно не выйдет из ЕС. Brexit будет будущим Великобритании еще очень долгое время, как минимум несколько лет. И никто пока точно не знает, когда это — ​«после Brexit». Так что владельцам «грязных денег» пока можно не переживать.

— А что все-таки такое русские «грязные деньги»? Ведь российские миллиардеры, которые имеют активы и собственность в Великобритании, очень разные: среди них и чиновники (в том числе и те, что под санкциями), и приближенные к власти олигархи, и те, кто бежал из России из-за уголовного преследования. Как понять, чьи деньги грязные, а чьи — нет?

— На этот вопрос невероятно тяжело ответить однозначно. В первую очередь потому, что эти деньги, прежде чем они оказались в Лондоне, уже очень успешно отмыли в других местах. Лондон — ​это любимое место вообще для всех, у кого есть деньги — ​и грязные, и чистые, и half-dirty. Все хотят везти их сюда, и русские богачи особенно в этом заинтересованы: налоги для богатых приемлемые, школы и университеты прекрасные, плюс хорошее транспортное сообщение и удобный временной пояс. Но не менее важно, что уже долгие годы британское правительство ведет себя очень расслабленно в отношении тех, кто сколотил свое состояние сомнительным образом. Они приезжают сюда, а доказать постфактум, что их деньги когда-то были грязными, — ​очень тяжело, тем более что работа британских правоохранительных органов в этой области очень слабая.

— Но какие-то инструменты контроля у британцев все же есть? В конце декабря, например, они решили приостановить выдачу «золотых виз» (для получения визы Tier 1 нужно было инвестировать 2 млн фунтов в экономику страны. В 2017 году большинство таких виз выдали гражданам России и Китая. — Ред.).

— Многие сейчас говорят про «золотые визы», но на самом деле они не так важны, как кажется. Есть множество других способов приобрести активы в Великобритании без всяких виз, как минимум — ​купить мальтийский или кипрский паспорт. Нужно понимать, что «золотые визы» есть у совсем небольшого количества людей, и сейчас их вроде как проверяют, но думаю, что это тоже ничем не закончится — ​опять же из-за Брексита.

Проблема выходит очень далеко за пределы «золотых виз», и Велико­британии очень тяжело справляться с этим в одиночку.

Расследованием финансовых преступлений здесь занимается Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA), они же инициируют выдачу так называемых ордеров, обязывающих раскрыть происхождение богатства (первый и пока единственный Unexplained Wealth Order был выдан этой осенью жене бывшего азербайджанского банкира Замире Хаджиевой. — ​Ред.). Но в Лондоне не только русские обладают таким богатством, поэтому потенциальная целевая аудитория таких ордеров очень широкая, и Россия — ​это лишь часть всей картины. На мой взгляд, сейчас у британского правительства нет полноценных инструментов, чтобы бороться с «грязными деньгами», как нет и желания их создавать.

— Более того, некоторые персоны из санкционного списка ЕС до сих пор умудряются свободно ездить в Европу и Великобританию. Недавно, например, выяснилось, что некий гражданин России по имени MCVlad Surkov с 2016 по 2017 год был директором лондонской студии звукозаписи.

— В этом случае даже две проблемы: первая связана с британским корпоративным реестром — ​информацию, которую им предоставляют, вообще слабо проверяют, и этим как раз очень часто пользуются мошенники со всего мира. А вторая — ​в том, что людям под санкциями достаточно просто въехать в Евросоюз, используя паспорт ООН (лессе-пассе. — Ред.) или дипломатический паспорт. Это большая проблема не только для Британии, но и для всего Евросоюза.

— И все-таки, почему официальный Лондон в разгар скандала с отравлением Скрипалей не раскрыл данные о собственности и активах тех же российских чиновников? Были сильные лоббисты, защищавшие их интересы?

— Ну тут существует мнение, что присутствие любых денег в Лондоне, в том числе и российских, — ​это хорошо. В то же время у правительства есть очень много других первостепенных задач, и, честно сказать, это не тот вопрос, который волнует британских избирателей. Если вы спросите у британцев, волнуют ли их российские клептократы, они ответят «нет». Предыдущего премьера Дэвида Кэмерона волновала эта тема, но судя по Терезе Мэй, ей это неинтересно в принципе. От этого страдают люди в России или в Нигерии, но не британские избиратели, поэтому очень сложно заставить и правительство, и общество обратить на это внимание.

Но без лоббистов, конечно, тоже не обошлось. Только тут ими выступают не конкретные люди и организации, как в США, а финансовые компании, крупные юридические фирмы и даже некоторые члены британского парламента — ​но все это происходит в кулуарах. Я бы сказал, у людей из этих трех сфер в принципе существует такая взаимная симпатия друг к другу.

— А есть какой-то универсальный способ богатому русскому превентивно защитить свои деньги и недвижимость от возможных вопросов со стороны британских властей? Может, надо пройти через какую-то судебную процедуру, или получить вид на жительство или гражданство Великобритании, или же запросить политическое убежище?

— Политическое убежище — ​точно хороший вариант! Он не идеален, но неплох, тем более что его достаточно просто получить. Я бы рекомендовал его! Но если ты русский олигарх и близок к российской власти, то нужно сделать так, чтобы журналисты прекратили писать о тебе плохие вещи. Нужно стать филантропом, давать деньги на образование и творчество, купить футбольный клуб в конце концов. Словом, стать знаменитым и получить в Англии определенную репутацию. И уже после этого ты сможешь грозить журналистам британскими судами, которые будут стоять на страже твоей чести и достоинства. Думаю, что без журналистских расследований они вообще могли бы не переживать, потому что никто ничего не узнает — ​полиция всегда занята, а политикам все равно. Так что лучшим способом будет просто дать какой-нибудь арт-галерее немного денег — ​допустим, пару миллионов фунтов — ​и тогда ты точно будешь в безопасности.


источник

В спортзале устали все, кроме Макрона


EPA

В минуты, когда вы читаете этот текст, в пятницу, 17 января, президент Франции Эмманюэль Макрон, вероятно, уже испытывает на прочность добрую тысячу мэров из региона Окситания.

Сотни жандармов с утра пораньше, незадолго до первых петухов, перекрыли все подъезды к глухой окситанской коммуне Суйяк, чтобы ни один «желтый жилет» не испортил демократические дебаты президента с народными избранниками.

Но первые, исторические, дебаты прошли во вторник в спортивном зале глухой коммуны Гран-Буртерульд (Нормандия).

Население коммуны — 3723 человека, но в день национальных дебатов оно перевалило за четыре с половиной тысячи за счет жандармов и президентских охранников.

Километров за десять до въезда в Гран-Буртерульд стоял первый заметный пост обороны из десятка микроавтобусов жандармерии, потом второй… пятый, потом отара овец, потом седьмой. Восьмой пост обороны был возле мэрии и, наконец, девятый — у колледжа имени Лафонтена, где в соседнем спортивном комплексе уже расставили 700 стульев для нормандских мэров, президентских охранников и министров.

Вскоре и Макрон приехал. Было 15.20, то есть президент задержался всего на двадцать минут.

Первым делом мэр Гран-Буртерульда приветствовал собравшихся и отдельно президента и вручил ему высокую награду — медаль Гран-Буртерульда. «На этой медали выгравирована дата, 15 января 2019 года. Это важная дата для вас, потому что вы начинаете эти дебаты, и это важная дата для всех нас, потому что мы вместе должны найти решения в ответ на это движение протеста», — сказал мэр.

В коротком вступлении президент напомнил об открытом письме, которое написал на днях «всем французам», обозначив 35 вопросов, которые считает важными, и призвав граждан (и вот сейчас мэров), не стесняясь, формулировать новые вопросы — любые. Модератор дебатов, министр территориального развития Себастьян Лекорню, дал слово мэрам.

Мэры жаловались на проблемы с общественным транспортом и «культурным досугом», говорили о том, что не хватает врачей, что у многих людей (в Нормандии — много сельских жителей) «еще не выработана цифровая культура», а некоторые документы можно запросить только через интернет. О больших налогах и маленьких зарплатах. (Тут надо отметить, что для француза маленькая зарплата — это 1200–1300 евро.) Говорили об избирательной системе, которая плохо учитывает предпочтения граждан. Говорили о социальной и налоговой несправедливости. О том, что ISF («налог на богатство») Макрон отменил, а надо бы вернуть.

— Я уже несколько сроков на посту. У меня фирма по ремонту, 5 работников, включая сына, — взял слово мэр городка на 150 жителей. — Мои работники выезжают в шесть утра. Но они не жалуются и зарабатывают нормально — 1500–1800… Но то, что нас раздражает страшно, — это несправедливость. То, что мы работаем на тех, кто не хочет работать. И если вы, мсье президент, сможете сгладить различия между этими двумя мирами — между теми, кто работает, и теми, кто не хочет, — считайте, что половина (жителей) Франции будет вашей.

Макрон все записывает. Вопросы, имена мэров, где они сидят. Потом он всего пару раз ошибется, выбирая, в какую сторону направлять ответ. А ведь выступили 55 мэров, которые задали, наверное, полторы сотни вопросов.

— Есть ощущение, что от народа и от нас требуют невероятно много усилий, а государство само не хочет меняться. Установите такие же жесткие бюджетные правила для центра! — говорит еще один мэр и вызывает овацию.

Макрон записывает. Встает Анри Лемуан, мэр коммуны Креанс:

— Господин президент, наша креанская морковь известна во всей Франции, да что там во Франции — по всему миру… Но сегодня из-за запрета некоторых средств (речь идет о пестициде.  Ю.С.) мы теряем урожай. У меня под вопросом тысяча рабочих мест. А итальянские и испанские производители моркови продолжают пользоваться этими средствами!

Потом слово просит депутат, коммунист Себастьян Жумель, но ведущий дебатов, министр Лекорню, не дает микрофон представителю фронды. «Вы и так можете каждую неделю в парламенте опрашивать правительство. Дайте высказаться коллегам, которые не имеют такой возможности», — говорит Лекорню.

Встает пожилой мэр:

— За все 35 лет моего мандата я и не думал, что мне доведется лицом к лицу общаться с президентом.

— Дайте больше власти коммунам… Доверяйте местным властям… Больше доверия мэрам! — один за другим повторяют градоначальники. В «первой серии» высказался 21 человек.

Макрон ответил каждому:

— Децентрализация государства нужна, но есть еще французская страсть к равенству. А его может обеспечить только центральная власть… Но попробуем снизить расходы на центральный аппарат и дать больше власти регионам.

И продолжил:

— Нужно снимать барьеры… Упрощать процедуры… Делать из государства, которое блокирует, государство, которое сопровождает, — все эти слова какой-нибудь другой президент мог сказать в Саранске, Брянске или в Москве. Но все-таки есть нюанс, и заключается он в том, что во Франции просто не знают, какими могут быть настоящие, скрепоносные, барьеры; что такое по-настоящему страшная жизнь в провинции; что такое по-настоящему плохая медицина… И минимальная зарплата во Франции в десять раз выше, чем в России.

А Макрон обещает, что реформа образования улучшит качество обучения, снизит число учеников в классах…

— Я никого не оставлю без решения! — смело заявляет молодой президент. Прошло часа два после начала дебатов, и зал, казалось, был покорен той тщательностью, с которой президент относится к каждому вопросу.

— Про морковь послание получено, — переходит Макрон к следующему вопросу.

Потом были запросы еще 34 мэров. Кому-то нужно отремонтировать церковь, кому-то решить вопрос с роддомом, кому-то с выплатой страховки за пожар… Были и более глобальные запросы. «Нужно стимулировать молодых врачей на то, чтобы они шли в терапевты». «Нужно сделать обязательное образование до 18 лет». «Нужно воспитывать в детях гражданственность». «Нужно снизить налоги на биопродукты и повысить на товары роскоши». «Господин президент, нужно запретить все пестициды!» (А как же креанская морковь?! — Ю.С.) «Снимите радары на дорогах, которые вы установили через каждые 350 метров». «Отмените введенное вами ограничение скорости до 80 км/ч».

Макрон ответил: скорость верну, но если вы предложите более эффективные меры для обеспечения безопасности на дорогах; радары оставлю (по той же причине), «их и так стало меньше, как вы знаете» (10 января МВД отчиталось о том, что «желтые жилеты» вывели из строя 60% дорожных радаров, установленных в стране. — Ю.С.). Признался, что «шокирован ситуацией с выплатой алиментов» во Франции. Принял решение о закрытии одного роддома. «Воспитание гражданственности надо усиливать. Вы знаете, что я еще и за обязательную гражданскую службу». «Я против обязательной школы до 18, для многих досидеть на школьной скамье и до 16 — крестный путь».

21.10. В спортзале, где идут дебаты, стало вполовину меньше журналистов. Уже и мэры потихоньку «линяют»: примерно 40 пустых кресел.

— Так, осталось четыре последних вопроса…

Зал гудит.

— Но это все-таки ваши вопросы! — смеется Макрон и переходит к обсуждению экологических норм автомобилей.

21.54. Кажется, в этом зале остался один энтузиаст.

Макрон перешел к проблемам нормандских рыбаков, которые обеспокоены провалом голосования по Брекситу. Воспользовался случаем, чтобы еще раз подчеркнуть: вы просите больше «прямой демократии», но посмотрите, что может быть, если «бездумно проводить» «симпатичные вроде бы референдумы»…

Потом слова Макрона слились для меня в однообразный шум… Потом вдруг на секунду стало тихо.

Потом зал вскочил. Счастливые мэры аплодировали стоя 30 секунд, и могли бы еще, но Макрон их остановил, чтобы выразить благодарность и удовлетворение тем, как начались эти дебаты, благодаря которым завтра, ну, в крайнем случае, послезавтра, будет построена «новая (гораздо более эффективная и справедливая) форма демократии».

Но прежде Макрон должен будет посетить еще 17 регионов страны (всего их 18). «Это ведь только в первый день дебатов ему нужно показать, что они — настоящие?» — с надеждой в голосе спросила у меня коллега-журналистка, которой в пятницу предстояла поездка с президентом в Суйяк.


источник

Королевство кривых автозеркал

В Казахстане вынесен приговор по резонансному делу об убийстве фигуриста и бронзового призера Олимпиады в Сочи Дениса Тена. 25-летний спортсмен погиб в Алматы в июле прошлого года, после того как вступил в схватку с автоворами, которые скручивали зеркала с внедорожника его отца. В ходе драки Тена ударили ножом в бедро, и он умер от потери крови на операционном столе.

На скамье подсудимых оказались три человека. Двое — Нуралы Киясов и Арман Кудайбергенов — были, как решил суд, непосредственными убийцами: на этапе следствия они признались в совершении преступления, но потом отказались от признания в самом убийстве — только кража и разбой (хотя позже Киясов уточнил, что все-таки ударил ножом Тена). Кроме того, Киясов в ходе последнего слова дополнительно заявил, что «не думает, что они совершили что-то тяжкое», а Кудайбергенов — что «небеса получили достойного ангела».

Гособвинение заявило, что когда Тен вступил в схватку с преступниками, Кудайбергенов начал бить фигуриста ремнем по лицу, а Киясов подобрался сзади и дважды ударил спортсмена ножом в бедренную артерию — такой сценарий исключает убийство по неосторожности. Прокурор запросил по 20 лет тюрьмы каждому из обвиняемых, суд назначил по 18 лет колонии строгого режима.

Третья подсудимая — девушка Армана Кудайбергенова Жанар Толыбаева. Ее обвиняли в недонесении о преступлении. Позже стало известно, что Толыбаева в ходе следствия забеременела: на момент вынесения приговора она находится на седьмом месяце беременности (кроме того, у нее есть еще один ребенок). Гособвинение попросило для девушки четыре года лишения свободы. Суд согласился с доводами прокурора.

Родные Дениса Тена остались недовольны ходом расследования: мать фигуриста Оксана Тен считает, что речь может идти о заказном убийстве. Правда, кто может быть заказчиком, родственники убитого фигуриста не поясняют.

Помимо этого, Оксана Тен заявила, что преступники «опозорили имидж страны», и «мы еще долго не сможем отмыться». Надо сказать, это справедливо и для правоохранительной системы страны. Арман Кудайбергенов за 8 дней до совершения преступления был пойман в Астане на все той же краже автозеркал, однако дознаватели отпустили его до суда и позволили беспрепятственно уехать из города. А в момент нападения на Дениса Тена мимо проезжали двое полицейских. Они видели, как спортсмен преследует автоворов, но подумали, что люди так «играют».

Поведение полиции в этом деле и сам факт убийства в центре города мировой знаменитости стал поводом для основания движения за реформу МВД в Казахстане. Вначале движение требовало отставки министра внутренних дел Калмуханбета Касымова, но власти на такой шаг не решились, а в качестве компромисса предложили провести-таки реформу. Ее суть — внеплановая аттестация, сокращение численности полицейских для повышения их эффективности, а также новая форма одежды, на которой будут желтые полоски, а вместо «Полиция» будет написано Polisia.

Главный итог убийства Тена, однако, в том, что оно не привело к существенному улучшению ситуации ни с кражами автозеркал (в Алматы их активно воруют до сих пор в центре города и в светлое время суток), ни с нападениями. В течение полугода после смерти Тена в Казахстане произошло еще минимум два громких убийства ударом ножа в бедренную артерию: в одном случае был убит известный в республике кавээнщик, в другом — убийство в кафе в Карагандинской области едва не переросло в беспорядки на национальной почве. Поведение полиции (и власти в общем) — максимально долго отмалчиваться и стараться снять с себя любую ответственность — реформированию не поддается.


источник

Блэкджек с тремя топорами

В конце декабря Федеральная налоговая служба (ФНС) запретила банкам и платежным системам проводить платежи в пользу крупнейшего онлайн-казино в России Azino777. Налоговая внесла в черный список компанию Victory777 N.V., зарегистрированную на офшорном острове Кюрасао (владельцы компании достоверно неизвестны), определив ее как организатора незаконной игорной деятельности в России. По подсчетам РБК, годовой объем ставок в Azino777 составляет от 6 млрд до 15 млрд рублей.

В понедельник, 14 января, запрет вступил в силу. К ФНС присоединился Роскомнадзор, объявив о внесении в реестр запрещенной информации более полутора тысяч ресурсов, связанных с Azino777.

Борьба в Сети ведется не первый год: в 2017 году Роскомнадзор заблокировал более 50 ресурсов, связанных с Azino777, в первой половине 2018 года — еще около 350. Но толку от этого почти нет — на месте заблокированных адресов появляются сотни новых «зеркал». По состоянию на 17 января сайт Azino777 до сих пор доступен из поисковой выдачи.

Более того, за это время ресурс успел стать одним из самых крупных рекламодателей в Рунете — притом что казино в России, как виртуальные, так и традиционные, находятся вне закона с 2006 года (за исключением пяти специальных игорных зон). Наказание за организацию нелегального игорного заведения — штраф до 1 млн руб­лей и тюремное заключение сроком до шести лет.

По подсчетам компании Mediascope, рекламу Azino777 в первой половине 2018 года видели больше 3 млн человек в месяц (7% от просмотров всего рекламного видео в Рунете). В вирусных промороликах поучаствовали известные рэперы Гуф и АК-47, которые, похоже, отделаются штрафом в 2,5 тыс. рублей.

Чтобы повысить эффективность борьбы с онлайн-казино, с весны прошлого года правительство обязало банки и платежные системы блокировать переводы в адрес нелегальных игорных организаций за рубежом. Изначально считалось, что запрет переводов игорным операторам имеет рамочный характер и не может быть реализован на практике ввиду отсутствия конкретных правовых алгоритмов, говорит председатель подкомитета Торгово-промышленной палаты РФ по букмекерской деятельности и тотализаторам Николай Оганезов.

Дело в том, что перечень запрещенных организаций формируется ФНС, но инструкций от налоговой не поступало до конца декабря. За это время большинство кредитных организаций не принимали никаких мер, и только некоторые решили заранее перестраховаться. «Сбербанк, ВТБ и «Тинькофф» реализовали такой алгоритм и первыми начали проводить блокировку трансакций», — говорит эксперт. Возможно, это связано с давлением ЦБ, который осенью провел в банках несколько проверок на предмет трансграничных платежей в пользу операторов азартных игр.

Не ясно, почему власти так долго медлили с внесением Azino777 в реестр запрещенных онлайн-казино, соглашается финансовый омбудсмен Павел Медведев. По одной из версий, столько времени ФНС понадобилось для осуществления «контрольной закупки»: налоговики по служебной необходимости тестировали сайты с рулеткой и блэкджеком, чтобы удостовериться в незаконном характере их деятельности и идентифицировать нарушителей закона.

Даже сейчас ограничения остаются во многом теоретическими: иностранные игорные операторы наверняка попытаются разработать ответные механизмы, позволяющие избежать «отсечения» платежей в свою пользу. «Пытаться таким простодушным образом препятствовать переводу денег в эти виртуальные казино все равно не получится, потому что отследить счета очень трудно. И это полицейская задача, а не банковская», — считает Медведев.

Блокировки переводов осуществляются по MCC-коду, который отражает вид деятельности компании — адресата платежа. Чтобы обойти запрет, казино могут подменять MCC (например, указывать вместо азартных игр «консультационные услуги»), открыть новые банковские счета или просто использовать подставные компании.

Еще одна проблема состоит в том, что пополнить счет на Azino777 можно с помощью пяти иностранных платежных систем — EcoPayz, Piastrix, Payeer, Skrill, Neteller — неподконтрольных российским налоговикам.

Оценить объем подпольного игорного бизнеса практически невозможно — эксперты предупреждают, что любые цифры на этот счет взяты с потолка. Самая правдоподобная оценка теневого рынка онлайн-казино — около $3 млрд (примерно половина оборота легального сектора).

«Я думаю, эту цифру можно крутить в любую сторону — и больше, и меньше. Но в целом распространение [нелегальных казино] очень большое», — говорит эксперт по игорному бизнесу Дмитрий Слободкин. При этом такие организации часто работают в связке с разными видами криминального бизнеса и выполняют функцию «отмывочных» контор.

Расцвет подпольных казино, среди прочего, связан с тем, что регуляторная практика индустрии азартных игр в России движется в неправильном направлении. Законы носят слишком запретительный характер — ни одна страна в мире не добивалась успеха таким путем, отмечают эксперты.

«Надо легализовывать азартные игры и жестко их контролировать, а не запрещать. Все страны это проходили и от этой пагубной практики отказались — и в Европе, и в Америке. Даже там, где категорически это запрещено, люди все равно играют. В Китае, например, существует около миллиона подпольных игровых автоматов», — говорит Слободкин.

Часть неудовлетворенного спроса клиентов казино приняли на себя букмекерские конторы и лотереи, которые тоже относятся к категории азартных игр, но имеют легальный статус на территории России. «А вот казино, которые, так сказать, наиболее законопослушны и могут не пускать определенные категории населения, чтобы защищать проблемных игроков, подверженных патологическому влечению к азартным играм, — их взяли и загнали в резервации», — возмущается Слободкин.

Политика правительства, наоборот, подталкивает россиян к различным финансовым авантюрам, считает Медведев. По его данным, за последнее время произошел огромный рост объемов сомнительных финансовых инвестиций. Сейчас второе место по числу обращений к финансовому омбудсмену занимают жертвы мошенников, и их отставание от закредитованных граждан сильно сократилось.

«Во время обсуждения пенсионной реформы нам со всех сторон говорили, что мы должны на старость и на лечение копить сами, выкорчевывать патернализм из нашей головы… Ну и граждане попались на эту удочку, начали «зарабатывать». А как еще можно заработать в стране, где экономика не растет?» — говорит Медведев.

Человеку, который связался с нелегальным онлайн-казино, помочь практически невозможно. Это общее свойство всех финансовых «лохотронов» — от пресловутой пирамиды «Кэшбери» до мошеннических форекс-дилеров: добиться от них компенсаций очень сложно, даже если человек спохватился моментально. И принятием очередного запрещающего закона этой ситуации не поможешь.

Елизавета КИРПАНОВА,
Арнольд ХАЧАТУРОВ,

«Новая»


источник

Почему нам снова нужно быть антифашистами

Десять лет назад нацисты убили Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову. Только что закончившийся тогда 2008 год был богатым на политические надежды и иллюзии. Впервые в истории России власть была передана от одного президента к другому прямым конституционным путем, без организации врио или смены государственного строя. Первой крупной инициативой Медведева на посту главы государства стал новый договор о коллективной безопасности в Европе, по иронии судьбы гарантирующий территориальную целостность и суверенитет стран-участниц. Даже скоротечная война с Грузией в августе не сумела разрушить веру в то, что при новом президенте страна начнет развиваться. По кремлевским коридорам шли «медведевские слабовики», начинались разговоры о модернизации.

У нацистов из БОРН (признана экстремистской и запрещена) были собственные планы на наше будущее. Их фантазия рисовала картины «национального возрождения», которое достигалось через физическое устранение тех, кто ему мешал, и запугивание остальных. Параллельно с практикой политического террора нацисты планировали находить своих единомышленников во власти. Эта игра шла в обе стороны, нацистов, в свою очередь, вербовали сверху.

Планы группы, идеологом которой выступал Илья Горячев, были в итоге сорваны. «Боевая организация» разгромлена, убийцы Маркелова и Бабуровой оказались за решеткой. Их кураторы из числа лиц, вхожих в администрацию президента, отстранены от работы. И в этом отношении БОРН проиграла.

C другой стороны, нацисты добились своего. В конце «сытых нулевых» они вернули в Россию политические убийства. Официальная идеология государства и пропаганды к 2014 году опасно сблизилась с идеями «Русского образа» Горячева. Империализм, реваншизм, концепция культурного и этнического превосходства, агрессивное насаждение религиозных ценностей — все это стало тем языком, на котором заговорили власти, обеспокоенные после 2011–2012 годов самосохранением, консервацией текущего положения дел. Первый канал сегодня намного больше похож на националистическую листовку, чем десять лет назад.

В тюрьме Илья Горячев написал книгу. В основном она состоит из графоманских зарисовок на тему средневековой русской истории, какой она представляется националисту. Философ Максим Горюнов отрецензировал это сочинение и заметил: Горячев, Тихонов и другие герои БОРН по большому счету просто стартовали слишком рано. Если бы они смогли дотерпеть до 2014 года, то убивать можно было бы уже почти легально или, по крайней мере, с молчаливого одобрения российских властей — на Донбассе.

«Национальное самосознание» проснулось у Тихонова чуть раньше, чем у «народного героя» Арсения Павлова, более известного как Моторола. В итоге один выжил и сел навсегда в тюрьму, другой погиб — как и большинство других «героев». Лица, связанные с БОРН, оставшиеся на свободе, стали активными участниками боевых действий в украинском конфликте. Националист Паринов, который разыскивался российскими властями по делу об убийстве Александра Рюхина вместе с Тихоновым, проявился в 2014 году на украинской стороне вместе с неонацистами из батальона «Азов». Но большинство из ультраправых все же предпочло «освобождать русский народ», и в какой-то момент государство предоставило им такую возможность.

Десять лет для политики — срок достаточно большой, и можно подводить определенные итоги. Российские власти, кажется, вынесли урок из истории БОРН и стараются избегать использовать нацистов в качестве прямых инструментов политики. На место «добровольных помощников» и попутчиков власти претендуют скорее движения вроде НОД или СЕРБ, которые не делают ставку на политические убийства оппонентов.

Но из-за того, что случилось со страной после 2014 года, запрос на массовое антифашистское движение сейчас еще более актуален, чем в то время, когда работал Маркелов, а Бабурова пришла в «Новую газету». Пацифисты и антифашисты должны спасти Россию от националистического бреда, от войны. Нам придется, ведь больше некому.


источник

О бессилии добра в русской литературе

Недавно я начал преподавать курс по этике и литературе в своем университете. По мере того как курс переходил от фольклора к литературе и от ХIХ века к ХХ веку, обнаружилась неожиданная закономерность. В русской литературе добро предстает слабым, бессильным. Чтобы одержать победу над злом, оно должно заручиться его же помощью. Но в этом случае оно перестает быть добром, а значит, все равно терпит поражение.

У этой общей схемы много вариаций. Начнем со сказки «Василиса Прекрасная» из сборника А. Афанасьева. Ее сюжет перекликается с «Золушкой» — ​как во французской версии (Ш. Перро), так и в немецкой (братья Гримм). Красивую, кроткую сироту злая мачеха и сводные сестры пытаются сжить со свету, поручают ей самую трудную, порой невыполнимую работу. Она со всем справляется, оставаясь доброй, терпеливой и несчастной. Потом вмешивается некая волшебная сила и внезапно поворачивает ее судьбу — ​красавица попадает во дворец и выходит замуж за царя/принца.

В чем же отличие русской сказки от французской? Золушке помогает добрая фея, ее крестная, а Василисе — ​людоедка Баба-яга: «ела людей, как цыплят», «забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами; вместо дверей у ворот — ​ноги человечьи…». Василисе тоже грозит смерть, но поскольку она безропотно выполняет все повеления Бабы-яги, та неохотно ее отпускает из своей избы. И даже дает на дорогу зловещий подарок — ​череп с горящими глазами, ведь мачеха и посылала падчерицу к Бабе-яге «за огоньком», чтобы осветить дом.

«Внесли череп в горницу; а глаза из черепа так и глядят на мачеху и ее дочерей, так и жгут! Те было прятаться, но куда ни бросятся — ​глаза всюду за ними так и следят; к утру совсем сожгло их в уголь; одной Василисы не тронуло».

Так сиротка избавилась от домашнего гнета. Одно, меньшее зло побеждено другим, всесильным.

Впоследствии Василиса своей красотой, усердием и ткацким искусством привлекает внимание царя — ​и он берет ее в жены. Впрочем, особым трудолюбием Василиса, в отличие от Золушки, похвастаться не могла — ​всю работу делала за нее завещанная матерью куколка, странный персонаж: то ли рабыня, то ли скотинка, то ли игрушка, то ли талисман, то ли орудие труда: «Куколка покушает… а наутро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена… Хорошо было жить ей с куколкой». Такая вот техноутопия, оправдывающая и праздность, и нечестность, — ​поскольку все труды куколки Василиса приписывает себе. И даже выйдя за царя, она «куколку по конец жизни своей всегда носила в кармане». Если вдуматься в мораль сказки, то она окажется сомнительной: вознаграждаются лень, ложь и насилие.

Еще один вариант сказки, немецкий, по степени участия зла оказывается посредине между французским и русским. У братьев Гримм Золушке помогает не добрая фея, но и не страшная Баба-яга, а беленькая птичка и ее подружки, которые прилетают на дерево, выросшее на могиле матери. Но главное различие — ​в действии волшебной силы. У Ш. Перро злые сестры как ни измывались над Золушкой, но полностью прощены, когда та выходит замуж за принца. Ведь Золушка «не только хороша собой, но и добра». Более того, «она взяла сестер к себе во дворец и в тот же день выдала их замуж за двух придворных вельмож». Счастливый конец для всех.

В немецкой сказке сестры жестоко наказаны. Те же самые добрые белые голубки, которые помогают Золушке справиться с тяжелой работой, выклевывают глаза сестрам, причем в самый торжественный момент бракосочетания: «Так-то и были они наказаны слепотой на всю жизнь за их злобу и лукавство». Немецкая сказка гораздо страшнее, чем французская, ее мораль — ​жестокое возмездие. Ну а в русской сказке нет не только прощения-милосердия, как во французской, но даже и мотива справедливости и воздаяния, как в немецкой. Сестры и мачеха Василисы, которые «завидовали ее красоте, мучили ее всевозможными работами», просто заживо сожжены. Кара превосходит вину.

Обратимся теперь к самому гуманному произведению русской литературы — ​повести Гоголя «Шинель». Отсюда мотив сострадания маленькому человеку перешел к Тургеневу, Достоевскому, Толстому, Чехову и стал как бы фирменным знаком отечественной классики. Бедный Акакий Акакиевич даже муху не способен обидеть, он воплощенная кротость, смирение, прилежание, а его обижают все, судьба наносит удар за ударом, и значительное лицо на мольбу о помощи отвечает таким приступом гнева и угрозами, что А.А. вскоре испускает дух. Автор всячески старается вызвать пронзительную жалость и любовь к своему герою. «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» И в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой». Исчезло и скрылось существо, никем не защищенное, никому не дорогое, ни для кого не интересное…». Вот это, казалось бы, и есть нравоучительная цель повести: пробудить в читателе добрые чувства к малым мира сего.

И потому столь неожидан фантастический поворот сюжета, когда Акакий Акакиевич появляется после своей кончины в образе жуткого привидения, явно сговорившись с нечистой силой, и наводит ужас на Северную столицу.

«Лицо чиновника было бледно, как снег, и глядело совершенным мертвецом. Но ужас значительного лица превзошел все границы, когда он увидел, что рот мертвеца покривился и, пахнувши на него страшно могилою…»

Вот оно, новое явление той же силы, что и смертоносный череп в волшебной сказке. Оказывается, что доброта не способна совершить ничего доброго в этом мире, и вся жалость, которую автор пытался пробудить к Акакию Акакиевичу, не может изменить его судьбу: ни согреть от мороза, ни защитить от грабителей, ни заступиться перед генералом. И только мертвец, пахнущий могилой, способен наказать злого генерала и отнять у него шинель. Эпилог повести вступает в резкое противоречие с ее «гуманной» и «моральной» задачей, а по сути, и развенчивает ее, поскольку всей доброты и кротости Акакия Акакиевича хватило лишь на то, чтобы разжалобить одного впечатлительного молодого человека. Но перед тройной властью: суровой природы, дерзкого преступления и бездушного закона — ​добро оказывается втройне бессильным. Лишь заключив сделку с дьяволом, маленький человек может покарать обидчика. «Я брат твой» не помогает, тогда как «отдавай же теперь свою [шинель]!» — ​срабатывает восхитительно. Этот злобно-мстительный мотив торжествует над гуманным, оттеняя его бессилие.

Еще одно великое свидетельствo о бессилии добра — ​«Идиот» Достоевского. Задуман роман именно как повествование о «положительно прекрасном человеке», перед нами сам «князь Христос», как указано в набросках Достоевского. Мышкин безукоризненно добр, сострадателен, принимает всех людей, прощает им обиды и грехи, но почему же прямым последствием этого всепрощения становится крушение человеческих судеб: преступление Рогожина, смерть Настасьи Филипповны, отчаяние и надлом Аглаи, окончательное помешательство самого Мышкина? Если бы на месте Мышкина оказался кто-то менее добрый и сострадательный, вряд ли итог мог бы оказаться более жестоким и безысходным. Так Христос он или Антихрист?

Мысль романа оказывается глубже и страшнее его замысла — ​это мысль о пагубности добра, не только потому, что само оно бессильно совершить что-либо благое в мире, но и потому что своим бессилием развязывает силы зла, потакает разрушительным страстям. Гордость и мстительность Настасьи Филипповны, безудержная страсть Рогожина, самолюбие Гани Иволгина, ревнивость и высокомерие Аглаи — ​все это многократно усиливается мышкинским сострадательным участием. Христос, который пришел с вестью добра и прощения, но лишен мужественной воли и власти направлять людей к цели спасения, — ​это лжеподобие, мнимый двойник Христа, вдвойне опасный своей склонностью всех прощать и оправдывать.

Русская литература, даже проповедуя добро, не верит в его силу, в его способность переделать мир. Зло оказывается более могущественным, необоримым — ​и вынуждает добро либо к трагической капитуляции, побеждая его, либо к иронической капитуляции, заставляя заручиться своей поддержкой. Такова роль зла и в «Мастере и Маргарите» М. Булгакова. В иудеохристианской теологии Бог всемогущ и всеблаг, но у Булгакова эти два атрибута противопоставлены друг другу. Образ Всесильного добра здесь распадается на бессильно-доброго Иешуа — ​и князя мира сего Воланда… Бессильное добро и недобрая сила — ​таковы два полюса романа, заданные из глубины времен, обреченные на противостояние и странный союз. Мастер сочиняет роман о своем герое Иешуа — ​и подвергается злобной общественной травле; а Маргарита, чтобы вызволить беззащитного мастера из психлечебницы и спасти его рукопись, обращается к помощи всесильного Воланда. В сюжете самого известного русского романа ХХ века Маргарита наделяется, по сути, той же ролью, что героиня волшебной сказки. Сначала она страдалица, как Василиса, а потом сама становится ведьмой ради спасения доброго, но слабого возлюбленного. Появляется здесь и череп (Берлиоза), который Воланд наполняет кровью — ​и приказывает выпить ее Маргарите («сладкий ток пробежал по ее жилам, в ушах начался звон»). Только после этой дьявольской инициации Маргарите удается вернуть себе Мастера и его рукопись. Слышится здесь и отзвук «Шинели», поскольку кроткий Акакий Акакиевич, чтобы вернуть себе украденную шинель, тоже должен заключить союз с дьяволом.

Если добро хочет изменить мир к лучшему, оно само вынуждено обращаться к злу, заискивать перед ним. А зло от избытка сил и презрительной щедрости бросает ему маленькую подачку, чтобы тем вернее явить свое превосходство.


источник