Меню

Guest book

Война в День святого Валентина


EPA

Нарастают перестрелки на линии контроля (фактическая граница) в Кашмире между индийскими и пакистанскими военными. И еще в дело вступили ВВС. Обе стороны подтвердили, что был сбит индийский истребитель советского производства МиГ-21, а пилот — Wing Commander (соответствует званию подполковника) Абхинандан Вартаман — успешно катапультировался и был взят в плен. Пакистанские военные также предъявили обгоревшие останки сбитого в горах вертолета, предположительно Ми-17. Сообщается и о втором сбитом индийском истребителе, но нет независимых подтверждений. Индийцы утверждают, что сбили пакистанский F-16, что тоже не подтверждено.

Обострение в Кашмире началось после террористической атаки в День св. Валентина, 14 февраля, когда машина со смертником взорвалась рядом с автоколонной индийских военных, убив 45 человек. Ответственность взяли на себя боевики-исламисты из «Джаиш-е-Мухаммад» («Армия Мухаммеда», запрещена в РФ). Фундаменталистские салафитские группировки, базирующиеся в Пакистане, партизанско-террористическими методами добиваются отделения от Индии Кашмира, где большинство населения — мусульмане.

Власти Пакистана, как всегда, отрицают причастность к теракту, но отношения между Исламабадом и Дели резко обострились. 26 февраля индийские ВВС разбомбили тренировочный лагерь «Джаиш-е-Мухаммад» на контролируемой Пакистаном территории Кашмира. В Исламабаде официально не сообщали о каких-либо потерях, но 27-го нанесли ответный авиаудар, объявив, что специально вели огонь по пустошам вблизи индийских военных объектов, не залетая в индийское воздушное пространство, чтобы вразумить соседей демонстрацией силы. Индийские истребители взлетели на перехват и понесли потери. Индийский Ми-17 мог быть сбит во время неудачной попытки спасти сбитого на чужой территории летчика. Пакистан закрыл свое воздушное пространство для гражданской авиации, Индия — северную часть страны, что существенно нарушило авиаперевозки в Евразии. Индия потребовала немедленно освободить пленного летчика, но это никак не может произойти без помощи посредников и длительных переговоров. В воздушном бою 27 февраля индийцы проиграли и потеряли пленным старшего офицера. Это обидно, и по местным индо-пакистанским понятиям требует силового ответа, что может привести и к дальнейшей эскалации, и даже к большой войне.

Индия и Пакистан воевали в Кашмире в 1947 году во время приобретения независимости и раздела Британской Индии на мусульманскую и преимущественно индуистскую части. Потом в 1965-м. В 1971-м Индия наголову разгромила пакистанскую армию в Восточном Пакистане, который в результате отделился и стал независимой Бангладеш. После отделения соотношение сил между соперниками изменилось не в пользу Пакистана. Населения в Пакистане стало примерно в 6 раз меньше, чем в Индии, а ВВП по паритету покупательной способности меньше в 10 раз. Индийские ВС раза в два больше пакистанских и вооружены более современным оружием. В кашмирских горах это не так важно, массированное применение сил и средств там невозможно, но южнее, на открытых полупустынных равнинах в районе Лахора, пакистанские военные всерьез опасаются возможного индийского массированного танкового прорыва и последующего тотального разгрома.

Пакистан, по сути, — это суверенная профессиональная армия, у которой под опекой и в услужении есть государство с населением более двухсот миллионов. Пакистанские ВС хорошо мотивированы и подготовлены, они будут упорно сражаться в случае войны, но силы слишком неравны. У Индии до 4000 танков, в том числе достаточно новых. Машин Т-90С и Т-90М, например, больше, чем в российской армии. Есть управляемые израильские самонаводящиеся противотанковые ракеты Spike третьего поколения. У Индии мощные ВВС и флот, который может блокировать Карачи и перекрыть импорт нефти. У Пакистана танков в два раза меньше, причем немало старых китайских, практически негодных для современного боя.

Индия и Пакистан создали ядерное оружие и средства его доставки. В Индии развернуты крылатые и баллистические ракеты, тактические, оперативные и средней дальности семейства Agni. Успешно испытываются межконтинентальные (Agni-5). Индия может наносить удары по всей территории Пакистана и по Китаю, который считается основным вероятным противником.

В Пакистане в первую очередь создали тактическое ядерное оружие и средства доставки, чтобы остановить возможное наступление индийской армии. Пакистанские генералы прекрасно понимают, что сегодня именно армия — основной стержень, удерживающий вместе разрозненные племена, исповедующие традиционный суфийский ислам, которым противостоят все более многочисленные фундаменталисты-салафиты, нападающие как на Индию, так нередко и на пакистанскую армию.

Военный разгром в столкновении с индийскими ВС, скорее всего, приведет к гражданской войне и распаду Пакистана. Поэтому ядерное тактическое оружие пакистанские военные готовы использовать без колебаний и на ранней стадии конфликта. Специалисты полагают: чтобы остановить возможный индийский танковый прорыв в районе Лахора, потребуется до 20 тактических ядерных зарядов. Есть у пакистанских военных и более мощные бомбы-боеголовки для индийских городов, если конфликт станет тотальным. Не исключено, что в войну может быть втянут Китай — главный союзник и спонсор Пакистана.

В 1999 году во время локальных, но кровопролитных индо-пакистанских боев в округе Каргил в Кашмире и во время резкого обострения отношений в 2001 году после нападения пакистанских салафитов на парламент в Дели и масштабного теракта в Мумбае в 2008-м, Вашингтон решительно вмешивался на самом высоком уровне и добивался деэскалации. Сегодня президент Дональд Трамп занят КНДР, госсекретарь Майк Помпео тоже, а тут еще кризис в Венесуэле. В Вашингтоне демократы и республиканцы сцепились из-за стены на границе с Мексикой и прочих внутренних проблем.

Из разных мировых столиц следуют заявления о том, что Дели с Исламабадом должны одуматься и договориться, но пользы от этого немного. Похоже, Индия с Пакистаном будут разбираться сами. Конечно, существует теория ядерного сдерживания, из которой следует, что ядерные державы друг с другом не воюют, поскольку слишком страшно, и вынуждены каждый раз договариваться, отступив от края. Эта теория будет теперь, возможно, проверена практикой.


источник

Беглова положили на лопату


Александр Беглов
Интерпресс / ТАСС

Во вторник, 26 февраля, в Петербург приехал глава управления по внутренней политике администрации президента Андрей Ярин. Приехал специально для встречи с главами районов и муниципалами. Такие летучки уже назвали «ручейками» и хотят проводить регулярно, пока нынешний врио не станет губернатором. Перед первым «ручейком» главам районов и муниципалам раздали памятки с вопросами для докладов на 5–10 минут: ожидаемая явка, активность оппозиции, «риски и угрозы достижения результатов избирательной кампании», партийная принадлежность депутатов и их «лояльность» при прохождении кандидатами «муниципального фильтра», а также «мобилизационный потенциал территории». На этом кончились веселые игры, в которые с ноября прошлого года играли анонимные энтузиасты избирательной кампании. Веселился вместе с ними весь Питер, но Беглову это едва не стоило даже нынешней должности врио.

За полторы недели до первой летучки, 17 февраля, в питерском Институте точной механики и оптики обрушился 6-этажный корпус, перекрытия сложились, и крыша свалилась на второй этаж. Когда стало ясно, что дело не в снеге, на место происшествия немедленно приехал Александр Беглов. И скоро все, кто следил за новостями о ЧП, уже не переживали за студентов, а веселились. Потому что верные Смольному теле- и телеграм-каналы сообщили: врио лично спас из-под завалов преподавательницу. Он бесстрашно вошел в руины корпуса и вывел оттуда женщину. В Сети появилось видео: неясная фигура карабкается по пожарной лестнице на пятый этаж. Дальше — ​кадры с Бегловым на земле под ручку со спасенной. И можно было только гадать, уж не врио ли лазал по лестнице вместо спасателей, чтобы потом торжественно пройтись перед телекамерами.

Стало понятно, что с образом будущего губернатора второго города страны надо что-то делать. Иначе действующие пиарщики окончательно его допиарят, бедняга даже во второй тур не выйдет. Было предположение, что эти крупные политтехнологи могут быть связаны со структурами Евгения Пригожина. Причем источники «Новой» уверяют, что ресторатор не ждал приглашения от Смольного, а решил проявить инициативу. Наверное, в расчете на будущую благодарность избранного.

Полпредство

Напомним, что на место врио губернатора Петербурга Александр Беглов пришел с должности полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе, в которой проработал меньше года. Считается, что еще при его предшественнике, бывшем губернаторе Калининградской области Николае Цуканове, и началось сближение Евгения Пригожина с полпредством президента в СЗФО.

К осени 2017 года в Петербурге поняли, что надо потихоньку готовиться к губернаторским выборам. Некий человек, у которого было много разнопрофильных служащих и много денег, чтобы платить им за работу, решил, что пора создавать предвыборную инфраструктуру. Креативщики там всякие, полевики, политтехнологи. Тогда предполагалось, что все это понадобится для выборов губернатора Полтавченко. Сам Полтавченко, кстати, мог об этом и не знать, потому что упомянутый человек проявил, как это ему свойственно, инициативу. В расчете, видимо, потом предъявить свой вклад в победу и получить некоторые преференции в Петербурге. Ну, например, разрешение насыпать пару островов в Финском заливе под застройку.

Тем временем в августе 2017-го в петербургской газете «Фонтанка.ру», много писавшей о разного рода инициативах Евгения Пригожина, вышли очередные материалы о так называемой частной военной компании: «Список Вагнера» и «Они сражались за деньги». Газету стали полоскать связанные с Пригожиным издания и разного рода интернет-помойки.

В сентябре 2017-го случилась неприятность: в полпредстве по СЗФО украли сейф. Кража была обидной сама по себе, потому что воры беспрепятственно влезли в окно, выбросили на улицу железный ящик, а охрана даже не ойкнула. Еще обиднее стало, когда выяснилось, что вместе с сейфом пропали не секретные бумаги, а золото-бриллианты сотрудницы. «Фонтанка» дала новость — ​и на этом все могло бы кончиться, о краже бы скоро забыли. Но тролли, атаковавшие газету после «Списка Вагнера», вдруг принялись за нее с утроенной силой, будто мстили еще и за обиженное полпредство. В тех местах, где появлялись материалы с обличениями «Фонтанки», видели человека по имени Дмитрий Кирьян. Ему же приписывают авторство телеграм-канала «Медиатехнолог», который как раз после кражи в полпредстве тоже вдруг плотно занялся «Фонтанкой». В свое время человек с фамилией Кирьян руководил калининградским отделением пропутинского движения «Сеть». А тогдашний полпред в СЗФО Николай Цуканов, напомним, был как раз из Калининграда. Вот так, вероятно, полпредство и структуры, связанные с Евгением Пригожиным, сблизились.

Железная леди

Заместителем Николая Цуканова в полпредстве работала Любовь Совершаева — ​женщина с репутацией очень деловой и практически железной леди. Они с Пригожиным, можно сказать, коллеги: выпускница Института советской торговли, Совершаева в 1980-х работала в общепите, а с развитием рынка, как и Пригожин, открыла первое собственное кафе. Только он потом продолжил кормить сограждан, а она в 1991 году стала чиновником: перешла на работу в мэрию Петербурга — ​в главное управление госимущества.

Совершаева прошла путь от начальника отдела до директора департамента приватизации. Недоброжелатели утверждали, что якобы из-за допущенной ею досадной ошибки в документах Санкт-Петербургский морской порт перешел под контроль авторитетного предпринимателя Ильи Трабера. А Совершаева — ​на работу в правительство Ленобласти, где возглавила комитет по управлению госимуществом. В этом качестве она стала членом совета директоров телекомпании «Петербург — ​5-й канал».

Должность заместителя полпреда в СЗФО Совершаева заняла 19 лет назад — ​в 2000-м. Ее патроном был давний соратник нашего президента Виктор Черкесов. Потом ведомство переживало реформы, руководители менялись, но неизменной оставалась позиция Совершаевой. В 2005-м там случилось что-то вроде маленького заговора: заместители полпреда Виктора Клебанова попробовали занять его место. В итоге он остался, а Совершаева уволилась по собственному желанию. И перешла на работу в бизнес-структуры Юрия Ковальчука, совладельца банка «Россия». Совершаева возглавила «дочку» банка, компанию «Аброс», владевшую 38% акций ТРК «Петербург — ​5-й канал». Она же и создавала Национальную медиагруппу.

В 2013 году Совершаева вернулась в полпредство — ​как заместитель уже Владимира Булавина. Через три года ведомство возглавил Николай Цуканов, но поговаривали, что на самом-то деле все вопросы решает Совершаева.

Осенью 2017-го, когда сотрудников полпредства так сильно обидела заметка «Фонтанки», стали ходить слухи, что Пригожин решил газету перекупить и принести на блюдечке братьям Ковальчукам. Даже дату называли: якобы к 15 декабря «Фонтанка» должна была стать частью национальной медиагруппы и, по сути, кончиться.

Если Пригожин это обещал, то он сильно преувеличил свои возможности. «Фонтанка» братьям Ковальчукам не досталась, а кипучую энергию ресторатора пришлось сосредоточить на другом деле. В стране шла кампания по выборам президента. А через полтора года после них намечались выборы губернатора Петербурга. Тогда еще считалось, что это будут выборы губернатора Полтавченко.

В декабре 2017-го Николая Цуканова перевели на работу в Уральский федеральный округ, а его место в СЗФО занял новый полпред — ​Александр Беглов. С октября 2018-го мы знаем, что именно его и должны выбрать петербуржцы. Проблема была только в том, что Полтавченко, может, не очень любили в городе, а Беглова просто не знали. То есть он как-то промелькнул в статусе врио между губернаторами Яковлевым и Матвиенко, но это уже мало кто помнил. Кто-то должен был рассказать горожанам, какой это прекрасный человек и перспективный градоначальник. Сам он немедленно отметился заявлением: «Сегодня перед страной стоят три мегазадачи — ​создание нового атомного оружия, модернизация армии и защита сознания населения от влияния Запада».

Развивать эту глубокую мысль вместе с образом врио взялись политтехнологи и креативщики, которых связывают с Пригожиным. Одним из них, вероятно, стал Ярослав Игнатовский, который считается автором мемов «лопата Беглова» и «труба Беглова». Благодаря им врио губернатора действительно стал известен. Веселился уже не только потенциальный электорат в Питере, известность Беглов получил по всей стране.

Кампания

Сегодня в полпредстве уверяют, что никто не просил Пригожина помогать с выборами. Он, дескать, сам еще в конце 2017-го решил создать инфраструктуру, которую можно будет подключить к кампании по первому свистку. Ему намекали, что спасибо, мол, не надо, но ссориться не стали, а решили выделить ему небольшую полянку — ​социологию. Пусть, дескать, там занимается самодеятельностью. В то, что он в границах «полянки» удержится, особенно никто не верил.

Однако «поле» уже не считалось важной частью кампании, тем более что соратники Пригожина поднаторели совсем в другом деле.

«Мы выиграем выборы с помощью телеграм-каналов!» — ​такую фразу приписывают нынешней главе аппарата Смольного Ирине Ган. И в конце ноября прошлого года в мессенджере вдруг начали плодиться каналы, где с разных сторон подсвечивалась деятельность врио губернатора. Как бы между прочим, среди постов о любимом городе вообще.

Сразу два канала появились 30 ноября — ​«Питерская булка» (@PiterskayaBulka) и «Ассамблея» (@assembly_spb). «Врио губернатора Беглов, очень культурный и воспитанный человек, поинтересовался, когда же в Петербурге появится долгожданный частный трамвай «Чижик», — ​написал первый. «В «Ленэкспо» 6 декабря Александр Беглов дал важный совет строителям», — ​сообщил второй. Потом уже каналы проклевывались чуть не каждый день. В конце декабря, 25-го числа, в Петербурге выпало много снега, и выяснилось, что при Беглове это такое же страшное бедствие, как было при Матвиенко. Тут же появился канал «Петербургский снег» (@pitersnow) и стал рассказывать, как хорошо обстоит дело с уборкой. Потом возникла «Лопата Беглова», из которой утопавшие в снегу и падавшие на льду петербуржцы тоже должны были узнавать, как им повезло. В январе на проспекте Большевиков в Питере лопнула труба теплосети, кипятком женщине обожгло ногу. Креативные сторонники врио немедленно создали канал «Труба Беглова».

Два десятка новых телеграм-каналов ежедневно сообщали городу, как Беглов устраивает «ночные облавы» на коммунальщиков, как он выводит чиновников на снегоуборочные субботники и сам вместе с Любовью Совершаевой берет в руки лопату. Традиционная пресса тоже старалась. В конце января на телеканале «78», входящем в Национальную медиагруппу, вышло интервью врио губернатора, где уже он сам рассказал о своих будущих достижениях. А на улицах Питера люди продолжали пробираться через снежные заносы и ледяные торосы, ломали ноги, с крыш на них падали глыбы льда.

В рекламе существует такой закон: нет лучше способа окончательно загубить плохой товар, чем настойчиво хвалить его. Примерно это и произошло в Петербурге. Рейтинг Беглова, и без того невысокий, устремился к нулю. И когда телевидение сообщило, что врио лично спас женщину в рухнувшем корпусе ИТМО, хохотали даже самые угрюмые. Видимо, в Москве поняли, что с этим надо что-то делать. И 16 февраля стало известно, что Ярослава Игнатовского и других «политтехнологов Пригожина» было решено заменить.

Поэтому 26 февраля в Петербург и прибыла «тяжелая артиллерия» — ​представители администрации президента, которые будут курировать кампанию. С ними приехали новые политтехнологи. Некоторые из них, правда, не вполне удачно проявили себя в Приморье и Владимирской области на выборах в сентябре 2018-го, но считается, что в Петербурге все будет иначе.


источник

«Крымская пятилетка»


Фото: Юрий КОЗЫРЕВ — «Новая»

Пять лет назад Россия «взяла» Крым. Это кардинально изменило положение страны на международной арене, круто развернув ее внешнюю политику.

Правда, симптомы такого разворота проявились раньше. Еще в мюнхенской речи президент Путин в 2007 году впервые публично выразил недовольство российских правящих элит сложившимся после распада СССР международным порядком. Потом этих сигналов становилось все больше.

Однако ни критика «однополярного мира», ни обвинения Запада в игнорировании интересов России и посягательстве на постсоветское пространство — ​зону ее «жизненных интересов», ни даже скоротечная российско-грузинская война августа 2008 года с последовавшей «независимостью» Абхазии и Южной Осетии не смогли вплоть до марта 2014 года остановить инерцию российско-западного партнерства. Запад (особенно Европа) при всей своей озабоченности новой российской активностью этого не хотел — ​опасался сломать сложившуюся архитектуру безопасности и не желал потерять экономические выгоды. Да и российские лидеры к разрыву не были готовы, считая, что это незачем, — ​мол, на Западе эту активность проглотят, «никуда не денутся». И в общем, проглотили, хотя неохотно и с оговорками. Что, кстати, создало в Кремле иллюзию, что и в дальнейшем при необходимости можно повторить.

Но присоединение украинского Крыма, а затем и деятельность российских «добровольцев» и «отпускников» в Донбассе обернулись гораздо более жестким сценарием. Запад на этот раз «не проглотил», он расценил произошедшее как слом «ревизионистской» Россией сложившегося миропорядка, как опасное нарушение ею системы международных договоров и соглашений, которые в свое время подвели черту под холодной войной. Такое проглотить было невозможно — ​возникли опасения, что РФ взяла курс на силовой реванш в зоне своих «жизненных интересов» и что это — ​всерьез и надолго (тем более на фоне масштабного перевооружения российской армии и нарастания милитаристской риторики). Что она в своей «зловредной деятельности» не остановится и может выйти даже за пределы постсоветской зоны. Что она стала непредсказуемой, и верить ее лидерам нельзя. А потому ее надо остановить, или хотя бы решительно «предупредить». Сохранять архитектуру безопасности, уже сломанную Россией, стало бессмысленно, а поддерживать business as usual — ​невозможно. Начались санкции и политика сдерживания как ответ на «российскую угрозу». Россия, в свою очередь, на этот ответ тоже ответила. Начала раскручиваться спираль конфронтации с взаимными обвинениями в ее раскрутке.

При этом в течение всех пяти послекрымских лет в России шла и продолжается поныне невиданная по масштабам «пропаганда успеха». Гражданам доказывают, что наконец Россия защитила свои внешнеполитические интересы, укрепила свою суверенность и безопасность. Что она наконец, «встав с колен», заставила мир с нею считаться. Что не допустила пересечения коварным Западом, ведомым США, некой опасной «красной черты». И хотя есть много проблем, в том числе из-за экономических санкций (которые, кстати, по кремлевской версии, российской экономике не только мешают, но и в чем-то помогают), Запад в конце концов опомнится и, осознав растущую мощь обновленной российской армии и ее супероружия, хотя бы по соображениям безопасности будет вынужден вернуться к нормализации отношений с Россией. Если и не полностью на ее условиях, то уж как минимум с учетом ее интересов, сформулированных Кремлем. И если бы не давление США, стремящихся к мировой гегемонии, не навязываемая ими союзникам «русофобия», то европейцы уже опомнились бы.

Что же реально, а не в телевизоре, принесла России на международном фронте послекрымская пятилетка? Чтобы опираться на достоверную методологию, а не на пропагандистски мотивированные рассуждения, отметим, что в современном мире цели внешней политики — ​это вовсе не расширение территориальных владений, не приобретение колоний, не создание империй и не окружение себя сателлитами. А две довольно простые (по формулированию, а не по исполнению) задачи — ​как обеспечить безопасность страны и как создать для нее максимально благоприятные условия социально-экономического развития. Есть и другие цели, тоже важные, хотя и подчиненные двум основным. Среди них — ​хорошие отношения с соседями, расширение круга дружественных стран, укрепление международного престижа страны, участие в выгодных стране союзах, объединениях и международных организациях, привлекательность внутренней модели развития как инструмента «мягкой силы» и т.п.

Через призму этих задач взглянем на послекрымскую российскую политику.

О безопасности

Безопасности, несмотря на заклинания отечественной пропаганды, не прибавилось, а скорее поубавилось. Дело в том, что укрепление армии и ее оснащение более совершенным оружием вовсе не означает автоматического усиления безопасности. Ведь эти «укрепления» и «оснащения» происходят не в компьютерной игре, а в мировом пространстве. А там есть и другие, мягко говоря, не менее сильные державы с широкими экономическими и технологическими возможностями — ​их политики и генералы не меньше российских заинтересованы в укреплении безопасности и гарантии интересов своих стран и их союзов. В сложной глобальной системе взаимного сдерживания всякое действие для сохранения баланса неизбежно рождает противодействие. А накопление оружия делает мир менее безопасным.

Взятием Крыма российское руководство окончательно перечеркнуло проект вхождения РФ в западные структуры. Проект, который в разных ипостасях — ​от прямого вхождения в обновленное НАТО до более расплывчатых конструкций «общеевропейского дома» и «Большой Европы от Лиссабона до Владивостока» — ​существовал в российском политическом дискурсе четверть века. На смену этим конструкциям, пусть и нереализованным, но создавшим мирную атмосферу, а потому на долгие годы задвинувшим на задний план тему военно-политического противостояния, пришли небывалая конфронтация России и США и резкое ухудшение отношений России со странами Европы. Что неизбежно вновь выдвинуло противостояние на передний план. Одновременно активизировав на Западе (особенно в США) сторонников жесткой военной политики в отношении России, неоконсерваторов и ястребов, влияние которых в период российско-западного «партнерства» было ослаблено.

В итоге за прошедшие пять лет мы получили в качестве «ответки» на Крым беспрецедентное укрепление натовской дисциплины под эгидой США, увеличение членами НАТО военных расходов, размещение близ границ России американских подразделений и новых вооружений, а также старт нового витка гонки вооружений, который при разительной несоразмерности потенциалов России и объединенного Запада может иметь для РФ катастрофические последствия.

Разваливается российско-американская система ограничения вооружений — ​скорее всего в бозе почил Договор о РСМД, плохие перспективы у продления ОСВ‑3 после окончания его срока действия в 2021 году. Конечно, не только Россия «развалила эту часовню». В этом ей активно помогли американцы, которые задолго до «Крыма» вышли из Договора по ПРО, давно примеривались к выходу из ДРСМД и приступили еще при Обаме к размещению в странах Европы антиракет. Однако победивший в послекрымском общественном мнении западных стран тренд «русской угрозы» делает укрепление натовских рядов и противодействие предполагаемым российским нарушениям более понятным даже для европейцев, традиционно в большей степени, чем американцы, заинтересованным в поддержании с Россией нормальных взаимоотношений.

И все это нагнетание напряженности происходит на фоне отсутствия разоруженческого переговорного процесса, резкого сокращения двусторонних контактов, сворачивания программ военного сотрудничества РФ и НАТО, критического падения доверия друг к другу. А также наличия реальных конфликтов — ​сейчас украинского и сирийского, а кто поручится, что не будет других — ​в ходе которых Россия и Запад в той или иной форме оказываются по разные стороны. А значит, могут произойти неконтролируемые военные эксцессы, способные в такой наэлектризованной атмосфере привести к крайне опасной военно-политической эскалации. Конечно, большой войны никто не хочет, но говорить в нынешней, гораздо более нервной, чем пять лет назад, ситуации об «укреплении безопасности» нелепо и безответственно.

О союзниках

Союзников у России нет. В этом коренное отличие нынешнего противостояния РФ и Запада от блокового противостояния времен холодной войны. Назвать союзниками те постсоветские страны, которые входят в евразийские проекты вокруг России, — ​большая натяжка. В целом широко задуманный российский проект евразийской интеграции конфликтом с Украиной так же перечеркнут, как и «западный» проект. Украина, без которой он вообще имеет мало смысла, стала враждебной страной. С Белоруссией и Казахстаном есть, конечно, элементы экономической интеграции, но назвать их союзниками сложно. Присоединение Крыма, поддержка РФ «русского мира» в Донбассе этими странами приняты «условно», с опаской за свою собственную судьбу — ​украинский опыт волей-неволей приходится примерять на себя. Поэтому таможенный союз — ​да, а политические надстройки — ​категорически нет. Для Белоруссии Лукашенко «союзное государство» с Россией имеет чисто прагматический, «льготный» смысл. Что не исключает и постепенного налаживания для противовеса отношений с Западом. Что касается Казахстана, то для него все в большей степени фактором уравновешивания опасной чрезмерности российского влияния становятся отношения с Китаем. Армения, экономически сильно зависящая от России, после бурных событий прошлого года и смены власти ищет возможности диверсификации своих внешних связей — ​как экономических, так и политических.

Что касается Китая, то, будучи на данном этапе «стратегическим партнером» России, он никогда не станет ее союзником (как, впрочем, и любой другой державы). Он всегда будет вести свою собственную прагматическую политику, частью которой является использование этого партнерства как одного из рычагов выжимания из Запада более выгодных для себя условий и возможностей. Проявляя при таком ситуативном партнерстве стремление к роли «старшего» партнера. И добиваясь ее — ​для этого у него все больше экономических и технологических оснований.

О соседях

С большинством соседей — непосредственных и просто ближних — у России отношения за «крымскую пятилетку» ухудшились. Достаточно взглянуть на карту. По западному и частично южному контуру, если не считать Белоруссию, они варьируются от натянутости до враждебности. Норвегия — ​член НАТО, с ней последнее время то и дело возникают конфликтные эпизоды, связанные с военной деятельностью РФ и НАТО. В Финляндии, в современной истории всегда стоявшей вне блоков, после «Крыма» впервые после окончания Второй мировой войны появились политики и эксперты, высказывающиеся — ​пока гипотетически — ​о возможности вступления в НАТО (то же — ​в традиционно нейтральной Швеции).

Страны Балтии, а также Польша — ​на сегодня наиболее активные в рамках западных структур борцы против «российской угрозы». Неудивительно, ведь крымская акция России оживила в их исторической памяти события начала Второй мировой войны, когда в сентябре 1939 года сталинский СССР в соответствии с «пактом Молотова–Риббентропа» разделил по «геополитическим соображениям» вместе с гитлеровской Германией Польшу, а в 1940 году лишил государственной самостоятельности прибалтийские страны.

К соседним странам, уже испытавшим в той или иной степени опыт силового контакта с современной Россией, а потому болезненно пережившим российские действия в отношении Украины, относятся также Грузия, потерявшая Абхазию и Южную Осетию, и Молдова, лишившаяся Приднестровья.

Испорченными отношениями с этими странами дело не ограничится. После «Крыма» и начала донбасского конфликта фактор российской угрозы — ​реальной или мнимой — ​толкает не только Украину, но и Грузию с Молдовой (а через какое-то время это, скорее всего, произойдет и с Белоруссией) в западные структуры — ​НАТО и ЕС. Это, конечно, дойдет до реализации нескоро, но импульс этому вектору дал именно «крымнаш».

О международном престиже

Возможности многостороннего международного диалога у России сузились. Она вылетела из неформальной G8. Будучи лишенной права голоса, не участвует в деятельности ПАСЕ, прекратила платить взносы в Совет Европы. И есть опасность ее выхода из этой организации — ​во всяком случае, такой сценарий российскими политиками обсуждается и на всякий случай прорабатывается. В ООН ее позиции ослабли, в Совбезе все чаще приходится применять право вето.

Россия потеряла важное политико-моральное преимущество на международной арене. Ведь в течение всего постсоветского периода она отстаивала соблюдение норм и процедур международного права, критикуя США и другие страны Запада за их нарушение, ратовала за сохранение исключительной роли ООН в урегулировании международных конфликтов. «Крым» это преимущество перечеркнул, уронив престиж России. Неслучайно резко сузился круг стран, ее поддерживающих. Да и репутация у многих из тех, кто ее поддерживает, сомнительна — ​среди них откровенно авторитарные режимы, включая «страны-изгои». Можно говорить о международной изоляции России — ​пусть и не тотальной, но серьезно ограничивающей ее международные возможности.

О перспективах развития

Внешние условия социально-экономического развития России серьезно ухудшились. Это настолько очевидно, об этом столько сказано множеством компетентных экспертов — ​российских и зарубежных, что не имеет смысла на этом подробно останавливаться.

Отметим лишь, что дело не только в западных санкциях, количество и болезненность которых для российской экономики все нарастает и будет нарастать далее и которые в подавляющем большинстве приняты в ответ на «Крым» и «Донбасс». Есть еще ряд негативных воздействий на перспективы российского социально-экономического развития, которые находятся за пределами чисто санкционного вреда, но также вызванных посткрымским разворотом российской политики.

Это неизбежный рост доли расходов на оборону, которых не станет меньше от того, что их по еще советской методе будут «прятать» в закрытых или мирных статьях бюджета.

Это выпадение России из масштабных международных проектов и программ экономического сотрудничества из-за потери многими западными партнерами интереса к нашей «кислотной» стране, испорченная репутация которой начинает их отпугивать.

Это все менее благоприятный климат внутри нашей страны для западных инвестиций и лично западных инвесторов, что является одним из неизбежных следствий паранойи «осажденной крепости», насаждаемой в России в ходе посткрымского антизападного разворота.

Это «окукливание» российской экономики в самой себе и постепенная потеря преимуществ глобализации как следствие нарастающей изоляции и бессмысленной политизации экономических отношений с внешним миром.

* * *

После «Крыма» Россия отправилась в рискованное плавание в сторону геополитического одиночества, в сторону изоляции и автаркии. Она перечеркнула «западный» и «евразийский» проекты. «Восточный поворот», на деле получившийся «поворотом к Китаю», вышел куцым и чреватым превращением России в младшего китайского партнера. Непризнанный мировым сообществом захват Крыма на долгие годы превратился в болезненную неизвлекаемую занозу.

Не имея в своем распоряжении, кроме военной силы, иных козырей — ​экономических, технологических, мягкой силы, — ​теряя союзников, добрых соседей, международную поддержку, Россия все больше архаизируется и теряет шансы развития.

Этот путь ведет в тупик, он ослабляет и маргинализирует страну, а потому главная задача для российского общества на сегодня — ​искать из него выход. Избавляясь от мифологической картины мира, от мании величия, от позы гордого и оскорбленного одиночества. Возвращаясь к трезвой оценке своих возможностей (кстати, немалых) в современном мире и на этой основе — ​к реальной политике.


источник

Нормально, Дональд? Отлично, Ын!


EPA

Вторую встречу президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына в Ханое оба участника еще до начала переговоров назвали «отличной». Но все изменилось буквально в последний час второго дня переговоров. Трамп и Ким Чен Ын не подписали никакого соглашения (подписание планировалось в районе 10 часов по Москве, в 2 часа по Вашингтону), совместный рабочий ланч двух лидеров тоже не состоялся.

Президент США еще утром в четверг говорил, что все идет отлично. Но одновременно отметил, что не стоит торопиться, скорость — не главное, «я заключу правильное соглашение в правильное время». Пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс заявила, что стороны продолжат переговоры уже в другом формате. Хорошая мина при плохой игре? Подробности узнаем позже.

В исторической достопримечательности вьетнамской столицы — отеле «Метрополь», где проходили переговоры, в разные годы останавливались Чарли Чаплин и Грэм Грин, Сомерсет Моэм и Джейн Фонда. Здесь находятся памятные таблички, посвященные знаменитым гостям. Журналисты уверенно прогнозировали: теперь появятся новые — с именами Трампа и Ким Чен Ына. Подписав соглашение о денуклеаризации Корейского полуострова, оба лидера могут рассчитывать не только на таблички, но и на Нобелевскую премию мира. Во всяком случае, журналистский корпус в 3500 человек, аккредитованных на саммите, отмечал, что и американский президент, и северокорейский лидер международной награде будут рады.

«Продолжим работу»

Президент Трамп и госсекретарь Помпео вышли к журналистам, чтобы объяснить причину преждевременного окончания переговоров. Трамп отметил, что взгляды Ким Чен Ына на денуклеаризацию не совпадают с взглядами Вашингтона. Лидер КНДР хотел «полного снятия санкций» и предложил взамен некоторые шаги, но, как отметил Трамп, в этой ситуации стороны решили, что существующие варианты недостаточно хороши, соглашение заключить невозможно. «Ким Чен Ын — это, конечно, личность, у него есть характер», — сказал американский президент, назвавший тем не менее переговоры в Ханое «продуктивными». Главный позитивный итог: лидер КНДР заверил Трампа, что корейские ядерные испытания не будут возобновлены. «Ким не готов идти так далеко, как мы от него ждали, — признал госсекретарь Майк Помпео, — однако мы лучше понимаем позиции друг друга. Мы добились прогресса, позиции ближе, чем год назад, команды продолжат работать, я надеюсь».

Движение вперед

Ничто не обещало такой «оборванной концовки». Скептики напоминали, что Трамп зарекомендовал себя в стране и в мире как чрезвычайно жесткий переговорщик, а личность Кима оставалась загадкой на фоне невероятных слухов и страшных новостей из КНДР, многие из которых оказались на деле фейком. Но исторический опыт северокорейских лидеров тоже был не в пользу заключения соглашения.

Первый день стал сплошным обменом комплиментами. Трамп назвал Кима-третьего «великим лидером» и сказал, что надеется помочь ему достичь «огромного» экономического будущего для Северной Кореи, потенциал которой «невероятен и безграничен». Наглядный пример для КНДР — бурный экономический рост Вьетнама, страны-хозяйки саммита. Дональд Трамп проиллюстрировал товарищу Киму, как все может сложиться для Пхеньяна в случае отказа от ядерного оружия. В канун саммита Трамп и президент Вьетнама Нгуен Фун Чонг подписали торговые соглашения почти на 20 млрд долларов. Они включают контракты для вьетнамских авиакомпаний на покупку ста самолетов Боинг-737, десяти Боинг-787 и других американских технологий.

Дилемма этого саммита:

— «денуклеаризация Северной Кореи» в обмен на снятие американских санкций и обещание инвестиций

— или ослабление санкций, для чего достаточно просто «отказа КНДР от проведения ядерных испытаний (то, что уже сейчас фактически происходит. — А.П.) и разработок ядерного оружия».

Как оказалось в итоге, одна сторона требует слишком многого, а другая готова взамен пойти недостаточно далеко.

Американские эксперты отмечали, что обладание ядерным оружием — это гарантия безопасности существующего в КНДР режима. Скептики не верили, что Ким Чен Ын согласится на денуклеаризацию.

Больше всего нервничают по поводу ядерного оружия Пхеньяна соседи — Южная Корея и Япония. США держат десятки тысяч военнослужащих в обеих странах. Но в Пхеньяне раньше утверждали, что у КНДР достаточно мощные ракеты, чтобы достичь материковой части США. В последние годы также усилилась угроза кибератак со стороны КНДР.

К тому же США и Северная Корея формально находятся в состоянии войны. В 1953 году Корейская война закончилась формальным прекращением боевых действий — перемирием, но мирный договор так и не был подписан. Одной из тем переговоров, как ожидалось, было возвращение останков американских солдат, погибших в той войне. Северная Корея передала 55 коробок с предполагаемыми останками солдат США сразу после первого саммита. Чего от этой встречи точно не ожидалось, это разговора о правах человека. Правительство КНДР осуществляет полный контроль над жизнью людей. По данным организации «Всемирная продовольственная программа», в Северной Корее более 10 миллионов человек недоедают.

Восемь месяцев тому назад, на первом саммите в Сингапуре, сам факт встречи президента США и главы КНДР стал событием, заключительный документ был только декларацией о намерениях «жить в мире», без конкретных деталей и даже без определения, что такое «денуклеаризация». В этот раз не ограничились формальной встречей и ужином. Кстати, во время «великолепного» (по словам Трампа) ужина лидеры США и Северной Кореи отведали коктейль из креветок под соусом «Тысяча островов», маринованную вырезку на гриле с корейской капустой кимчи внутри груши, десерт «Шоколадная лава» и пунш из сушеной хурмы и меда. За столом Трамп сказал журналистам: «У нас состоялся такой разговор, что вы бы заплатили, чтобы его услышать». Ким Чен Ын похвалил Трампа за «смелое решение» начать с ним диалог.

Главное отличие от саммита в Сингапуре — в Ханое был второй день, посвященный переговорам по «сути вопроса», выработке плана (по-дипломатически — «дорожной карты») ядерного разоружения Пхеньяна. Состоявшиеся накануне двусторонние консультации внушали осторожный оптимизм. Американцы, во всяком случае, дали понять, что о чем-то уже договорились, движение вперед состоится. Теперь они вновь говорят об «осторожном оптимизме». Но в этот раз соглашение вообще не подписано.

Коэн испортил настроение

Американские СМИ отмечают, что встреча в Ханое должна была стать «великим дипломатическим триумфом Трампа», главным событием, которое может привести к разоружению «опасной нации» и одновременно обеспечить 45-му президенту США жизненно важную политическую победу. Но после первого дня саммита внимание американской прессы переключилось на другую тему — на протяжении семи часов на слушаниях в Конгрессе бывший адвокат и вице-президент Trump Organization Майкл Коэн, отвечая на вопросы законодателей, назвал президента «расистом», «мошенником» и «обманщиком» и утверждал, что Трамп нарушал закон. Бывший помощник ранее признал себя виновным во лжи Конгрессу и в нарушениях финансирования избирательной кампании и был приговорен к трем годам тюрьмы. В твиттере уже из Ханоя Трамп снова написал, что его бывший адвокат «лжет, чтобы сократить свой тюремный срок». Трамп написал также, что Коэн был «одним из многих его адвокатов». Однако американские СМИ отмечают, что именно ему поручались деликатные секретные миссии (например, договариваться с бывшими любовницами), Коэн был для Трампа, как сейчас говорят, «адвокатом-решалой» (по-английски — fixer).

На слушаниях Майкл Коэн заявил, что Трамп заранее знал об утечке и предстоящей публикации WikiLeaks электронных писем с взломанного сайта Национального комитета Демократической партии. Трамп занимался планами строительства небоскреба в Москве даже во время своей президентской кампании. Бывший адвокат, которого на днях Верховный суд США лишил звания, показал в Конгрессе, что вопреки неоднократным заявлениям Трампа, тот заранее знал о встрече в Трамп-тауэр на Манхэттене между его помощниками и юристом из России, обещавшей предоставить «грязный» компромат на Хиллари Клинтон.

Всего один пример из богатой памяти бывшего помощника. Как известно, Трамп по медицинским показаниям получил отсрочку от призыва в армию во время Вьетнамской войны. Коэн говорит, что Трамп не мог предоставить никаких медицинских карт и сказал: «Вы думаете, что я так глуп, я и не собирался во Вьетнам». Воспользовавшись моментом, Коэн обратился к президенту, находящемуся от него за тысячи километров: «Мне кажется, в этом есть ирония, президент Трамп, что вы сейчас во Вьетнаме».

Кстати, сторонники Трампа обвинили Демпартию в том, что слушания по делу Коэна (единственные открытые слушания, которые видели миллионы американцев; еще два раза экс-помощник давал показания комитетам в закрытом режиме) были назначены специально в день саммита во Вьетнаме.

Показания Коэна для американской прессы полностью затмили саммит. Как только у журналистов появился «доступ к телу», на первой же съемке встречи лидеров (фотопротокол) Трампа немедленно спросили о Коэне. Он покачал головой и поморщился, а Белый дом запретил четырем американским журналистам из президентского пула присутствовать на ужине Трампа с Ким Чен Ыном, сославшись на «деликатность момента». Ассоциация корреспондентов, аккредитованных при Белом доме, выступила с протестом, назвав это решение «капризом» и потребовав, чтобы доступ журналистов больше «не сокращали».

Второй день саммита завершился неожиданно быстрее, чем планировалось. И на итоговой пресс-конференции вопросы журналистов «что теперь будет?» затмили тему бывшего адвоката, тем более что Трамп ничего нового про Коэна не сказал.

И все же скорее сделано два шага вперед и один назад, чем наоборот. Еще относительно недавно стороны обзывали друг друга «маленький человек-ракета» и «испуганная лающая собака» и Трамп грозил Корее «огнем и яростью».

Работа дипломатов, скорей всего, продолжится, но до Нобелевки лидерам двух стран еще очень далеко.


источник

«Перестаньте травить людей»


Фото: Лев ФЕДОСЕЕВ / ТАСС

В конце января все жители приграничной норвежской коммуны Сер-Варангер получили тревожные СМС от муниципалитета: людей просили не выходить на улицы без лишней надобности и не гулять в долине Пасвик. Причина — ​высокая концентрация диоксида серы в атмосфере.

В чистом Киркенесе — ​столице коммуны, где снег всегда ослепительно бел, а в воздухе носится разве что запах свежезаваренного кофе, сообщение вызвало тревогу — ​но не удивление. Город, в котором нет никакой промышленности, страдает от выбросов диоксида серы не одно десятилетие. В 36 км от Киркенеса находится российский поселок Никель, в 45 — ​город Заполярный, в которых расположены промплощадки комбината «Печенганикель» Кольской горно-металлургической компании, «дочки» «Норникеля». На комбинате добывают и обогащают сульфидные медно-никелевые руды. Основной источник выбросов — ​плавильный цех, расположенный в Никеле. От него до долины Пасвик — 8 км.

При неблагоприятных погодных условиях — ​низкой облачности, например, компании предписано снижать выбросы вплоть до полной остановки производства. Правда, штрафы за нарушения сравнительно невелики — ​до 50 тысяч рублей для должностных лиц или до 250 тысяч для предприятий. Для КГМК — ​основного налогоплательщика Мурманской области — ​невелика потеря. Убытки от остановки производства до улучшения погодных условий могут быть намного выше. Не потому ли, проезжая Никель, видишь лунный пейзаж в неизменных черно-бурых тонах? Правда, в отличие от жителей Сер-Варангера, никельчане никаких предупреждающих СМС не получают.

А вот в Киркенесе привыкать отказываются: в 80-х в коммуне существовало целое движение под названием «Остановим советские облака смерти». Его участники устраивали массовые уличные акции протеста против загрязнения атмосферы. Роза ветров в этом районе такова, что никельские выбросы в основном приносит в Киркенес.

Когда граница с Советским Союзом стала менее непроницаемой, первые норвежцы, получившие советские визы, приковывали себя к технологическим путям «Печенганикеля», требуя от предприятия экологической ответственности.

Советский Союз канул в небытие, а дым из труб никельского комбината по-прежнему летит в Норвегию. Правда, справедливости ради нужно сказать: стало его меньше. В советское время выбросы составляли 370 млн тонн в год. Сейчас — ​100 тысяч. Но годовой объем двуокиси серы, которую выбрасывает в атмосферу Никель, по-прежнему втрое превышает количество диоксида, который вырабатывают суммарно все предприятия Норвегии.

— Самая большая экологическая проблема Норвегии — ​Никель и Заполярный, — ​говорит Руне Рафаэльсен, мэр коммуны Сер-Варангер.

Северное Королевство предлагало России помощь в решении этой проблемы. В 2001 году «Норникелю» выделили 32 миллиона евро в виде гранта от правительства Норвегии, а также 10 миллионов долларов кредита на 10 лет от Северного инвестиционного банка. Все — ​на модернизацию производства с точки зрения европейских экологических требований. Спустя 8 лет «Норникель» сообщил, что не собирается выполнять условия соглашения, — ​и деньги вернул.

Ироничный Рафаэльсен говорит, благодаря выбросам Никеля коммуна смогла наконец протестировать новую систему СМС-оповещения, которая впервые сработала в дни, когда с российской стороны потянуло серой.

— У моего отца дача в долине, он тоже такое сообщение получил, — ​говорит мэр. — ​В те дни у нас фиксировалась крайне высокая концентрация диоксида серы — ​до 900 мг/кубометр. (Норма составляет 0,5 мг/кубометр. — ​Т.Б.) Ветра не было, на улице явственно ощущался соответствующий запах.

В норвежском институте исследований атмосферы изданию The Barents Observer сообщили, что в конце января наблюдали самые высокие концентрации сернистого ангидрида за последние два года. Росгидромет в свою очередь сообщал о превышении ПДК (предельно допустимой концентрации) диоксида серы 25 января в 4,7 раза.

Впрочем, уже 1 февраля Роспотребнадзор сообщил, что никакого превышения ПДК в Никеле нет вообще. А 4 февраля правительство Мурманской области выпустило пресс-релиз с выражением глубокой озабоченности — ​нет, не выбросами, а реакцией на них норвежской стороны. В том же релизе случаи превышения ПДК названы «разовыми», а «Норникель» — ​компанией, «реализующей эффективную природоохранную политику».

Об этом стоило бы рассказать жителям другой территории присутствия компании на Кольском полуострове — ​города Мончегорска, где в прошлом году люди в дни активных выбросов массово жаловались на ухудшение самочувствия. Сернистый ангидрид — ​крайне токсичное вещество, которое в высоких концентрациях способно вызвать удушье, ожог слизистой, поражение печени, заболевания крови. Недаром тогда на встрече с возмущенным населением чиновники посоветовали мончегорцам… купить противогазы.

Норвежцы рассчитывают решить проблему другим способом. Руне Рафаэльсен обратил внимание на недавнее соглашение «Норникеля» с компанией BASF, которая в Финляндии производит батареи для столь популярных в Норвегии электрокаров. И сделал заявление: Руне предлагает бойкотировать продукцию BASF, пока «Норникель» «не перестанет травить людей». Кроме того, мэр планирует обратиться к норвежскому министру экологии, чтобы найти способы обязать российскую компанию решить проблему выбросов.


источник

Громче голос!

Что будет?

Проблемы в России нарастают как снежный ком. У путинской системы неизменные подходы к экономике, к внешней политике, по отношению к внутренним субъектам — региональным и профессиональным элитам. Жизнь меняется, угрозы меняются, а политика — нет.

Механизм отбора и мотивирования кадров ведет к изоляции власти от большого массива информации, критически важной для обеспечения ее дееспособности. Система не только не реагирует на изменение внешних и внутренних обстоятельств, она даже не улавливает эти изменения. Она не замечает, как созревают новые угрозы, а старые перестают быть опасными и отходят на второй план. Это касается внутренней и внешней безопасности, управления массовой активностью, а также экономики и изменений в общественном сознании. Во всех этих областях актуализируются абсолютно новые угрозы стабильности. Однако и власть, и те, кто ее информирует, эти угрозы не замечают или, во всяком случае, никак на них не реагируют.

Путинская система давно исчерпала свои возможности, она не способна реформировать себя. Политический курс Путина абсолютно блокирует возможность модернизации экономики, которая необходима для существенного повышения качества жизни людей. Это не говоря уже о санкциях, которые наносят гражданам России прямой и все более ощутимый ущерб. Недавнее послание Федеральному собранию — очевидное свидетельство того, что путинским властям нечего сказать стране. Политический курс останется неизменным: как и раньше, он будет строиться вокруг группы олигархов, неадекватных внешнеполитических амбиций и гонки вооружений. Все больше людей это понимают. Путин и его окружение тоже понимают, что люди все понимают.

Поэтому в окружении президента торопятся заявить о вечности путинской системы, для сохранения которой главное — ничего не трогать. Прямо как Константин Победоносцев в 1896 году! Правда, сразу вслед за этим произошли две революции и государственный переворот…

Очевидно, что масштабный внутриполитический кризис неизбежен. Тема так называемого «транзита» власти становится все популярней. Анализируют возможных преемников, гадают об изменениях в Конституции, о Госсовете и новых сроках старого президента. Тем временем рейтинг Путина продолжает падать. И многие ждут транзита с нетерпением, в надежде, что предстоящие перемены как бы сами собой вызовут позитивные сдвиги в стране. Это не так. Говоря о переломе и транзите, надо представлять, в какую сторону качнутся настроения и куда предстоит переход.

В России сегодня нет сильных реально оппозиционных политических партий, нет профсоюзов, нет уважаемой (не чиновничьей!) элиты, нет моральных авторитетов. Протестные волны по различным поводам поднимаются то тут, то там, но в политическое действие они не конвертируются. Даже повышение пенсионного возраста, которое большинство граждан восприняло (и правильно!) как ограбление, не стало поводом к массовому политическому действию. Думские «левые оппозиционеры» слили и сам протест, и референдум.

Массовое недовольство, снижение уровня жизни, отсутствие нормальной общественной дискуссии, милитаризация общества — это почва, которой уже пользуются для укрепления своего влияния те, у кого есть финансовый, властный и силовой ресурс, то есть представители все той же системы. И прежде всего это милитаристы и протофашисты, поскольку именно у этих группировок в нынешней системе Путина есть явные идеологические и организационные опоры. Постоянная в огромных количествах пропаганда ненависти к «внутренним и внешним врагам» дает свои результаты: растет уровень агрессии и насилия в быту, а в политике это целенаправленно поощряется и культивируется. Силовое давление с обысками в отношении псковского «Яблока» открыто сочетается с бандитскими угрозами расправы. Качественно новое явление, о котором за прошедший год стало многое известно (притом что еще больше остается скрытым), — это частные военные компании. Сейчас они задействованы за пределами России, но при желании легко могут быть использованы и внутри страны.

Поскольку выборы дискредитированы, нет и легитимного механизма перехода власти. Кого-то Путин назовет преемником. Фигура эта будет, скорее всего, зависимая и слабая. Сам Путин попытается сохранить реальную власть за собой, но если в результате перелома в обществе его личные позиции ослабнут, то транзит примет форму схватки между силовыми группировками, слившимися с оргпреступностью. Кто бы ни победил в такой схватке, система останется прежней — мафиозного, в значительной мере криминального государства. Перспективы нормального развития России отодвинутся на неопределенное время.

Конечно, перемены рано или поздно произойдут. Но обстоятельства в России сегодня таковы, что если ничего не предпринимать, то впереди нас ждет, мягко говоря, невеселый сценарий — от плохого к худшему.

Что делать?

Начну с нескольких важных соображений, опираясь на которые можно рассчитывать на изменение вектора развития страны.

Сегодня главный вопрос, определяющий будущее, — способность граждан действовать политически, наша собственная способность заниматься политикой. Желание и умение заниматься политикой — чрезвычайная общественная ценность. Политика как солидарное человеческое действие во имя определенных целей является одной из самых особых и важных способностей человека.

Уничтожение политики как человеческого творчества — главная цель всякого тоталитарного режима. Кризис политики начинается тогда, когда прямо или косвенно закрывается доступ к ней людям. При этом одним из способов заставить людей отказаться от политики и таким образом сохранить свою мафиозную власть в неприкосновенности является целенаправленное формирование негативного отношения к политике, осуждение политики как чего-то грязного, заведомо коррумпированного и аморального.

Способность действовать политически — это прежде всего возможности. В опыте совместной деятельности каждый может показать свою уникальность, раскрыть свой личный потенциал. Появление отдельных личностей — это важное достоинство настоящей политики.

В современном российском обществе люди, как правило, изолированы друг от друга. Поскольку доминирующая логика нашего времени — экономическая, именно она предопределяет отношения между людьми как конкуренцию. Личностная, персональная изоляция является предпосылкой для перехода к популизму и, в конце концов, даже к тоталитаризму. Людям в изоляции не хватает опыта совместных действий. Им не хватает опыта, чтобы, действуя сообща, создать нечто большее, чем просто реализовывать индивидуальные способности. Действуя сообща, можно сформировать огромную силу, созидающую народное государство. Такая сила не разрушает, а, наоборот, делает возможным не только достижение политических целей, но и реализацию индивидуальности, выявление специфики индивидуального характера. Авторитаризм Путина — это прежде всего форма правления, которая стремится лишить человека достоинства и уважения, уничтожить индивидуальность посредством страха и подавления. Истинная солидарная политика, истинное мужество, истинная сила — в совместной борьбе за будущее. Это единственный путь к защите реальных интересов народа и страны. При этом такая борьба не уничтожает личность, а скорее выдвигает на передний план личностный потенциал. Но особенность путинской эпохи, как и ранее советско-сталинской, заключается прежде всего в отсутствии пространства для проявления мужества, силы и гражданской ответственности, то есть в отсутствии политики.

Это проявляется в нескольких широко распространенных заблуждениях: например, в том, что нет и не будет альтернативы путинской системе, или в том, что главной задачей политики является нажива участвующих в ней. Результатом исчезновения политики является также волна популизма, который чрезвычайно привлекателен для отдельных лиц, отчаянно нуждающихся в признании. Таким образом, наступающий кризис — это не просто политический кризис: люди потеряли доступ к политике. И это надо исправлять.

Как делать?

Приближающийся внутриполитический кризис — это существенная неустойчивость системы. Если в период кризиса в обществе будет даже относительно небольшая организованная группа с ясной политической целью, то как раз неустойчивость системы позволит очень многого добиться и приблизиться к реализации цели. Это тот редкий момент, когда что-то можно сделать. Такова особенность кризисного периода, исторических примеров немало.

Необходимо сознательно организованное, мирное, но массовое политическое действие с четким представлением о том будущем, которого мы хотим для себя и страны. Собственно, действие, которое необходимо как первый шаг, это акт присоединения к партии «Яблоко» — чтобы стать частью организованной политической структуры с четким пониманием того, как строить страну и с какой политической системой. Само по себе официальное вступление в политическую партию, которая категорически выступает против войны и за свободную демократическую Россию, является уже политическим действием.

Недостаточно «жить не по лжи» и непосредственно не участвовать в преступных действиях нынешней власти. Каждый из нас несет ответственность за свою страну и за действия режима, даже если власть узурпирована криминальной диктатурой. Каждый гражданин России в ответе за то, что прямо или косвенно творит Кремль на Украине, за убийства людей и за разорение жизни в Донбассе, за аннексию Крымского полуострова и за превращение его жителей в граждан вне международного права, за жертвы испытания российского оружия в Сирии и за россиян, погибших на этой чужой ближневосточной войне. Гражданская обязанность каждого — сделать все возможное, чтобы прекратить преступную политику. Диктатура — не оправдание бездействию в ожидании лучших времен. Однако без массового присоединения всероссийского антивоенного движения не поднять. Уверен, что ненавидящих насилие, войны, мракобесие и вранье миллионы. Но только объединившись вместе, мы сможем влиять на происходящее. И чем нас будет больше, тем будет громче наш голос, тем существеннее будет влияние.

Не надо бояться партийной принадлежности. Без этого политики не бывает. Опыта семи последних лет достаточно, чтобы сделать вывод о неэффективности «неполитического протеста», шаткости непартийных объединений граждан по интересам.

Гарантией позитивного развития может стать только личное участие. Результат будут определять те, кто участвует. И сейчас, накануне перелома, самое подходящее время для вхождения в политику.

Партия «Яблоко» — это реально существующая политическая структура, которой уже четверть века. На протяжении этих 25 лет мы никогда не обманывали вас, не воровали, не гнались за сиюминутной популярностью, не разменивали наши принципы на должности. Мы всегда выступали за то, чтобы строить свободное и справедливое общество, где мнение и достоинство каждого человека будут уважаться, где все равны перед законом, где люди имеют доступ к первоклассной медицине, современному образованию и чистой окружающей среде. Мы боролись с грубыми ошибками экономических реформ 1990-х, выступали против войны в Чечне, преследований политических оппонентов, разгона независимых СМИ, всепроникающей коррупции, фальшивых выборов и узурпации власти. Все это чрезвычайно важно для честного, открытого разговора со страной. А без такого разговора ничего не получится.

Политическая партия, объединяющая сотни тысяч людей с общей целью построения свободной современной России, а также с принципами честности, справедливости и уважения к человеку может сыграть существенную положительную роль в период внутреннего политического кризиса, запрограммированного путинским режимом. Такая партия станет влиятельным фактором политики, ее голос будет услышан, с ней будут считаться.

И если вчера под каток системы попали ваши соседи, то завтра обязательно придет ваш черед. Так работает мафиозное государство и его репрессивный механизм. Практически единственный шанс выстоять и победить систему — это организованное политическое сопротивление, которое начинается с массового объединения в рядах оппозиционной партии.

Каждый из вас сам решает, в какой степени участвовать в политике. Но если сейчас ничего не предпринять, то власть в стране уйдет в руки абсолютно случайных людей. Борьба за будущее уже началась.

Участвуйте.

Громче голос!


источник

Пригожина не отключали от Сети

Киберкомандование США вместе с разведкой Агентства национальной безопасности заблокировали доступ в интернет петербургскому «Агентству интернет-исследований» во время промежуточных выборов в американский Конгресс в 2018 году. Об этом 26 февраля сообщила газета The Washington Post со ссылкой на нескольких анонимных госслужащих. Кибератака на так называемую «фабрику троллей», которую связывают с бизнесменом Евгением Пригожиным, произошла 6 ноября, непосредственно в день выборов, и продолжалась еще «день или около того», пока подсчитывались голоса.

По данным NBC News, американский президент Дональд Трамп не только одобрил предотвращение вмешательства российских «троллей» в выборы, но и лично подписал документ о проведении кибератаки. Первая наступательная кибероперация, предпринятая США в отношении России, — это «предупреждение, что операции Кремля против Соединенных Штатов не останутся неотплаченными», — цитирует WP своих источников.

Минюст Америки обвиняет «Агентство интернет-исследований» во вмешательстве в выборы президента в 2016 году: утверждается, что «тролли», выдавая себя за американцев на страничках и группах в соцсетях, «обостряли напряжение по вопросам расы, гендерной идентичности и контроля над оружием».

Как утверждают американские чиновники, сотрудникам «Агентства интернет-исследований» пришлось обращаться к системным администраторам, чтобы те разобрались с технической проблемой, возникшей в результате атаки. При этом как именно технологически была произведена кибероперация, ни один из источников газеты не раскрывает.

— Если это действительно произошло, способов атаки могло быть десятки, если не сотни, — объясняет главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. — Провести атаку на корпоративную сеть организации и вывести из строя интернет — это цель, а способов ее достичь очень много. Это может быть внедрение вирусов, DDoS-атака (массированное обращение компьютеров к узлам Сети, направленным на отказ последних), отслеживание того, какая инфраструктура использовалась, и перехват трафика. Сколько существует вариантов хакерского взлома, столько тут и гипотез.

Пока все предположения о том, как именно Киберкомандование отключило от Сети «фабрику троллей», остаются только предположениями, тем более что ни один из источников WP или NBC News не назвал себя.

Об этом же говорит исполнительный директор Общества защиты интернета Михаил Климарев: «Это только гипотеза, но, скорее всего, [тролли] пожалели денег на то, чтобы сделать резервные каналы передачи данных. Пожалели на резервирование оборудования. Если один сервер у тебя упал, то ты достаешь из коробки второй и включаешь его — обычно это так делается».

Главная претензия в таком случае относится к технической службе компании, которая не смогла быстро восстановить подключение к Сети. «Получается, что кибератака — это просто прокол их технической службы, которая не озаботилась ни дублированием, ни резервированием, ни disaster recovery plan, то есть планом аварийного восстановления, — считает эксперт. — Единственное, что я понял, это то, что, скорее всего, у этих «троллей» просто техническая служба работает из рук вон плохо».

Несмотря на отсутствие конкретных фактов, российские и американские СМИ связывали ноябрьскую кибератаку с появившимся в середине декабря законопроектом сенатора Андрея Клишаса о «суверенном Рунете», подразумевающем создание автономной отечественной Сети на случай отключения России от мирового интернета.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков призвал не слишком доверять данным, предоставленным американской газете источниками, не открывшими свои имена. Он заявил, что влиять на работоспособность интернета в России с территории США «наверняка возможно». «Исходя из этого, исходя из таких потенциальных угроз, как раз и осуществляется законотворческая деятельность, направленная на принятие законопроектов — так называемый законопроект о суверенном интернете», — приводит слова Пескова «Интерфакс».

Автор концепции «автономного Рунета» Андрей Клишас не смог ответить на вопрос «Новой» о том, знал ли он об этой кибератаке до создания законопроекта. Однако Клишас заявил, что «если есть такая техническая возможность (а она есть), то мы должны предусмотреть указанные риски. Законопроект на это и направлен».

Ранее IT-эксперты говорили о технических трудностях, сопряженных с отключением какой-либо страны от глобальной сети. Во-первых, в мире существует 13 корневых DNS-серверов, которыми управляют разные операторы: чтобы отключить кого-либо от интернета, им нужно всем об этом договориться. Во-вторых, такое отключение экономически невыгодно, поскольку приведет к потере огромных сумм денег для бизнеса.

Лилит САРКИСЯН, 
«Новая»

P.S. Федеральное агентство новостей, которое связывают с Евгением Пригожиным, подтвердило попытку атаки, инициированной Киберкомандованием США.


источник

Над ними закапало

Обновленная версия белорусского «тунеядского декрета» начала действовать. В марте белорусы, которых власти отнесли к «незанятым в экономике» (в новой редакции это называется именно так), получат более высокие счета за коммунальные услуги, чем официально работающие.

Напомню историю. Первый «Декрет о предупреждении социального иждивенчества» был подписан Александром Лукашенко в 2015 году и вступил в силу в 2017-м. Он обязывал неработающих белорусов платить своеобразный налог на тунеядство в сумме 20 базовых величин (сумма, эквивалентная 250 долларам). В случае неуплаты — штраф, административный арест, общественные работы. Тогдашний глава администрации Александр Косинец вообще требовал возврата к советской практике: «Первый раз — предупредили, второй — административное взыскание, ну а дальше надо принимать закон о тунеядстве, как в Советском Союзе. Могут быть и более жесткие принудительные меры».

В тунеядцы тогда записали 470 тысяч человек. Но заплатили новый налог только 11 тысяч. Большинство просто проигнорировало (не все вообще узнали об этом — к примеру, работающие за границей), а активное меньшинство стало выходить на протесты. «Марши рассерженных белорусов» тогда прошли по всей стране, и даже в маленьких городках, где сроду никаких акций протеста не было, на главных площадях собирались недовольные горожане. И — возможно, впервые в истории постсоветской Беларуси — власть отступила. Декрет в тогдашней версии был отменен, вернее, отозван на доработку, а тем 11 тысячам, что заплатили тот налог, даже деньги вернули.

Но Александр Лукашенко поражения не признал: пригрозил, что декрет очень скоро вернется в обновленном виде, и уж тогда ни одна мышь не прошмыгнет. И он вернулся. Правда, теперь — с вегетарианским названием «О содействии занятости населения».

Советские термины вроде тунеядства и социального иждивенчества в новом декрете не употребляются. Теперь белорусский народ делится на две категории — занятых и незанятых в экономике. И те, которые официально считаются незанятыми, отныне будут оплачивать жилищно-коммунальные услуги по полному тарифу. Предполагалось, что с января, но всех не успели «оптичить». Так что первые «жировки» с пересчетом придут именно в марте.

И вот тут начинается обычная белорусская история из серии «напугали ежа голым задом». Потому что — внимание! — с 1 января 2020 года все белорусы будут оплачивать сто процентов коммунальных услуг. Это одно из требований МВФ для предоставления Беларуси кредита в три миллиарда долларов, которого государство добивается уже несколько лет. В 2017 году переговоры были приостановлены именно из-за этого условия. Они возобновятся в следующем году, когда условие будет выполнено.

Впрочем, с начала прошлого года белорусы оплачивают большинство жилищно-коммунальных услуг по стопроцентному тарифу. Субсидируемыми остаются отопление и подогрев воды — тут государство пока субсидирует 80 процентов расходов. То есть если в моей январской «жировке» счет за отопление составляет 30 белорусских рублей (около 15 долларов), то в следующем году это будет 150 рублей (75 долларов). И разница между «занятыми» и «незанятыми» в экономике лишь в том, что для вторых затраты вырастут на 11 месяцев раньше. И все. Других санкций для неработающих декрет не предусматривает.

Тогда зачем нужно было впустую переводить тонны бумаги, тысячи часов рабочего времени и миллионы рублей на продукт, который к Новому году станет безнадежно устаревшим и превратится в тыкву? Зачем нужно было создавать внушительные «тунеядские комиссии», которые весь прошлый год работали над созданием базы данных на полмиллиона белорусов (каждый десятый белорус трудоспособного возраста объявлен тунеядцем)? Зачем рассылали письма и СМС, отправляли учителей вручать родителям учеников уведомления о включении в список незанятых в экономике? Стопроцентная оплата отопления не покроет и сотой доли денег, выброшенных на создание этого кратковременного документа. Тем более что платить будут не все прописанные в квартире, а только тот, кто официально не работает. То есть если в квартире зарегистрированы четыре человека, один из которых «не занят в экономике», то и пересчитают по полному тарифу лишь четверть. То есть максимум бессмысленных телодвижений с минимумом выгоды для государства.

Так что версия, зачем все это было нужно, одна. Смысл — в самой базе данных. Если раньше информация о доходах, покупках, выплатах была достоянием сотрудников налоговых инспекций, то в соответствии с новой версией декрета они передали министерству труда и соцзащиты все имущественные права на программное обеспечение, связанное со сбором и передачей информации от государственных органов и иных организаций об участии граждан в финансировании государственных расходов. Министерство, в свою очередь, декрет обязал обеспечить доступ к информации всем исполнительным и распорядительным органам. Причем база данных формировалась по принципу «от противного»: сначала туда сгружали информацию о тех, кто не считается незанятым в экономике, и только после этого составляли списки тех, кто отсутствует. То есть государство провело большой сбор персональных данных и предоставило доступ всем желающим. Потому что, если раньше, чтобы «пробить по базе», нужен был как минимум знакомый милиционер, кагэбэшник или налоговик, то теперь всякий сотрудник исполкома, сельсовета или любого другого госучреждения может по дружбе или за скромный гонорар открыть знакомому или незнакомому доступ к базе данных. Это уже не Большой брат, а Гигантский.

Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и простую любовь к унижению граждан. Уж слишком сладострастно произносил Александр Лукашенко, комментируя свой новый интеллектуальный продукт, «всем лопату в зубы — и работать!». Впрочем, одно другому никак не мешает.


источник

Уловка «22 года»


Сергей Михайлов и Руслан Стоянов
AP / TASS

Московский окружной военный суд приговорил бывшего замглавы Центра информационной безопасности ФСБ полковника Сергея Михайлова к 22 годам колонии строгого режима, лишил его офицерского звания и ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени. Подельник Михайлова, бывший топ-менеджер «Лаборатории Касперского» и отставной майор МВД Руслан Стоянов, приговорен к 14 годам строгого режима.

Секретность уголовного дела в отношении полковника ФСБ и при этом «утечки» в СМИ, которые могли быть и санкционированы, дают основания предполагать: разглашение подробностей преступления куда более опасно для России, нежели само преступление.

Судебный процесс прошел в закрытом режиме. О сути событий практически ничего не известно, кроме того что Михайлов и Стоянов осуждены по статье 275 УК РФ («Государственная измена»). Эта статья предусматривает максимальное наказание — 20 лет лишения свободы. Именно столько и потребовал представитель Главной военной прокуратуры (ГВП), поддерживавший обвинение и заявивший в прениях, что вина Михайлова (как и Стоянова) в совершении государственной измены полностью доказана. Но суд посчитал возможным применить норму УК, позволяющую вынести более суровый приговор «по совокупности преступлений». За что?

Ложный след?

Еще 5 октября 2018 года «Коммерсантъ» сообщил, что обвинение Михайлову и другим фигурантам было предъявлено по двум эпизодам, связанным с уголовным делом основателя и гендиректора процессинговой компании Chronopay Павла Врублевского и хакеров Дмитрия и Игоря Артимовичей. По информации «Коммерсанта», материалы этого уголовного дела, в которых раскрываются способы и методы ведения оперативно-разыскной деятельности, Михайлов якобы записал на два компакт-диска. Одну копию, как предполагают журналисты, он вручил своему подчиненному — майору ФСБ Дмитрию Докучаеву, который, в свою очередь, передал диск сотруднику «Лаборатории Касперского» Руслану Стоянову, направлявшемуся на международную конференцию по кибербезопасности в Нью-Денвер (Канада). На конференции диск оказался в распоряжении сотрудницы американской компании I-Defence Кимберли Зенц, которая, по данным ФСБ, якобы сотрудничает с ФБР. Вторую копию компакт-диска Михайлов будто бы передал предпринимателю Георгию Фомченкову, который вылетел с «секретной информацией» в США (по крайней мере, так сообщал «Коммерсантъ»).

За эти материалы полковнику ФСБ вроде бы и было обещано 10 миллионов долларов. Майор Докучаев и предприниматель Фомченков признали вину, пошли на сделку со следствием, и уголовное дело в отношении них будет рассмотрено позже, в особом порядке, без исследования доказательств.

История с двумя копиями компакт-дисков, о которых рассказывали СМИ, судя по всему, и могла стать основой двух эпизодов уголовного дела о государственной измене. За первый эпизод полковник ФСБ приговорен к 18 годам колонии, за второй — к 16. Путем частичного сложения и получилось 22 года колонии строгого режима.

Основатель и гендиректор процессинговой компании Chronopay Павел Врублевский оказался единственным свидетелем по уголовному делу о госизмене полковника Михайлова, имя которого стало известно СМИ и который не скрывал, что давал показания.

Раскрывать какие-либо подробности о том, что он рассказывал следствию и суду, Врублевский на протяжении двух лет отказывался, объясняя это тем, что находится под подпиской о неразглашении. Точно такие же подписки были отобраны у всех участников процесса: адвокатов, экспертов, свидетелей… А это значит, что любая достоверная информация об уголовном деле, распространенная, к примеру, адвокатами, привела бы к их отстранению от участия в процессе и возбуждению уголовного дела по статье УК, предусматривающей наказание за разглашение сведений, составляющих государственную тайну.

Знакомство с Михайловым

В 2013 году Тушинский райсуд Москвы приговорил Павла Врублевского к двум с половиной годам лишения свободы. С 2012 года, когда я только познакомился с Врублевским, я не раз публиковал статьи об этом уголовном деле. Более того, все материалы оперативно-разыскной деятельности по «делу Врублевского» были рассекречены, и у меня был к ним доступ. Я не увидел в этих материалах ничего столь серьезного, что могло бы заинтересовать спецслужбы иностранных государств. (Кстати, еще в 2011 году, вскоре после возбуждения уголовного дела против Врублевского, многие материалы следствия были опубликованы в интернете.)

Первоначально основатель компании Chronopay обвинялся в организации в июле 2010 года DDoS-атаки на платежную систему конкурирующей компании Assist, из-за которой на несколько дней была заблокирована возможность приобретения электронных билетов на авиарейсы «Аэрофлота». Но в итоге Врублевского признали виновным в совершении уже другого преступления — предусмотренного ст. 272 УК РФ («Неправомерный доступ к компьютерной информации»).

Именно во время судебного процесса над Врублевским я и познакомился с полковником Сергеем Михайловым, когда тот приезжал в Тушинский суд в качестве свидетеля. Дело в том, что оперативное сопровождение уголовного дела осуществлял ЦИБ ФСБ, а руководил им полковник Михайлов.

От обвинений в организации DDoS-атаки Врублевский и не отпирался, сразу после ареста, едва оказавшись в камере «Лефортово», написал «явку с повинной». Именно по этому эпизоду. Но следствие затянулось, и двухлетний срок давности этого преступления истек. Тогда откуда-то появились обвинения по ст. 272 УК.

Тут возникает вопрос: интересны ли ФБР или какой другой иностранной спецслужбе особенности российского следствия, связанные с причинами квалификации и переквалификации состава преступлений? Готовы ли они платить 10 миллионов долларов за информацию, которую можно легко собрать в открытых источниках за пару часов? Как-то не верится. Тем более что вброшенными в интернет оказались не адвокатские копии, а скриншоты оригиналов материалов следствия. Какой смысл перекидывать все это на компакт-диски и отправлять «курьерами» за океан?

И вообще, появление в интернете материалов, якобы «раскрывающих способы и методы ведения оперативно-разыскной деятельности», никого в 2011 году не заинтересовало, тогда как в феврале 2019 года (спустя почти 8 лет) они будто бы легли в основу приговора в отношении Михайлова и Стоянова, о чем и рассказывала российская пресса.

Фактор Врублевского

Павел Врублевский еще в сентябре 2010 года писал одному из своих знакомых в электронном письме, что подозревает полковника Михайлова в сотрудничестве с ФБР. Это письмо было обнародовано вскоре после ареста Михайлова известным специалистом по киберпреступности Брайаном Кребсом (Brian Krebs), автором книги Spam Nation, ставшей в США бестселлером.

28 января 2017 года в блоге KrebsOnSecurity.com, аудитория которого превышает один миллион читателей, Кребс выложил скриншот письма Врублевского, датированного, повторюсь, сентябрем 2010 года. В комментариях к скриншоту Кребс написал: «Моя книга Spam Nation не была бы написана, если бы кто-то из представителей российских правоохранительных органов не слил мне и ФБР десятки тысяч файлов…»

Рассказал Кребс и о своем разговоре с Врублевским: «В 2011 году я записал по телефону интервью с Врублевским, он сказал мне, что подозревает Михайлова и Стоянова, что именно они слили документы его компании ФБР и Кимберли Зенц. В этом же разговоре Врублевский сказал мне, что он убежден, что Михайлов передал американским спецслужбам и Зенц информацию, собранную российскими специалистами по киберпреступлениям. Врублевский сказал мне, что если бы у него были конкретные доказательства, что Михайлов причастен к сливу спецслужбам США информации о ChronoРay, ему бы за это порвали задницу».

Кребс также рассказал, что о деятельности Сергея Михайлова и Руслана Стоянова знал еще 5 лет назад. Стоянов до трудоустройства в «Лабораторию Касперского» был владельцем компании «Индрик» и специализировался на DDоS-атаках и защите от них. «Индрик» и Стоянов лично имели тесные контакты с Кимберли Зенц — известным аналитиком по киберпреступности, работавшей на «российском фронте» в компании iDefence (которая, в свою очередь, принадлежит небезызвестной Verisign, сотрудничающей с американскими спецслужбами).

Письмо Врублевского оказалось в распоряжении Кребса в 2011 году, когда было похищено все содержимое компьютера основателя ChronoРay. Но в 2011 году Кребс не стал обнародовать ни скриншот этого письма, ни интервью с Врублевским, а сделал это только в январе 2017 года. У меня нет ответа на вопрос, почему Кребс хранил молчание шесть лет.

Но буквально через несколько дней после публикации Кребса, проиллюстрированной скриншотом письма, в феврале 2017 года, Врублевского вызвали на допрос по делу о государственной измене полковника Михайлова.

В декабре же 2017 года The Bell обнародовал версию о том, что Михайлов и его сообщники могли передать США доказательства причастности России к атакам на серверы Демократической партии США и другие американские сайты. Издание предполагало, что обвиняемые раскрыли американцам хакеров, которые участвовали во взломах. Раскрытие же данных о хакерах, сотрудничающих с российскими спецслужбами, как один из вариантов, действительно могло потянуть на 22 года тюремного срока. Этим можно объяснить и то, почему уголовное дело в отношении Михайлова и других его фигурантов было засекречено.


источник

Контрсанкции на хлеб не намажешь

Минсельхоз не поддержал инициативу Федеральной таможенной службы по расширению российского продуктового эмбарго. 13 февраля ФТС предложила распространить рестрикции, действующие сейчас в отношении отдельных категорий товаров, на целые продуктовые группы, в том числе на готовые и консервированные продукты из мяса и рыбы, икры осетровых, джемы, фруктовые соки, фрукты и консервированные овощи. Предлагалось также ограничить импорт живых животных, включая домашнюю птицу и крупный рогатый скот.

За 2018 год объем ввоза этих категорий товаров из стран, попадающих под действие эмбарго (страны ЕС, США, Австралия, Канада, Норвегия, Украина, Албания, Черногория, Ислан­дия и Лихтенштейн), составил $1,2 млрд. Из них около $100 млн приходится на фруктовые и овощные соки. А самые заметные для потребителей потенциальные жертвы новых запретов — прибалтийские шпроты, южноевропейские оливки и некоторые виды хамона.

ФТС мотивировала необходимость расширения перечня запрещенных товаров борьбой с практиками обхода эмбарго: поставщики завозят санкционные продукты в Россию с помощью присвоения им заведомо неверных таможенных кодов, считают в ведомстве.

В Минсельхозе возразили: предлагаемые меры угрожают стабильной работе российских предприятий и могут привести к перебоям в снабжении населения, сообщает «Коммерсантъ». Например, индустрии детского питания, соков и безалкогольных напитков в значительной степени зависят от иностранных пищевых ингредиентов и концентратов, а рыбная отрасль — от биоматериала для разведения лосося.

На прошлой неделе «Новая» уже писала о том, что санкционные войны продолжают наносить российской экономике значительный ущерб. Российские контрсанкции ударили по покупательной способности населения, ускорив инфляцию, и вынудили людей перейти на менее качественные продукты. По оценкам профессора РЭШ Натальи Волчковой, в 2013–2016 годах продовольственное импортозамещение обошлось россиянам более чем в 280 млрд рублей (по 2000 рублей с человека в год).

Иначе быть и не могло: протекционистские меры повышают доходы местных производителей за счет тех, кто покупает их продукцию. Хотя россияне поддерживают увеличение доли отечественной продукции на магазинных прилавках, никто не горит желанием переплачивать за нее из своего кармана. Например, число желающих приобрести российский сыр вместо импортного существенно возрастает, только если его цена на 20% ниже среднерыночной, следует из опросов НИУ ВШЭ.

После введения контрсанкций в августе 2014 года населению терпеливо объясняли, что их потребительские бюджеты, перераспределяемые в пользу российского АПК, обеспечат стратегически важный переход отечественного сельского хозяйства к самообеспечению. За это время продовольственную автаркию в России, конечно, так и не построили: доля импортного посевного материала, кормов, удобрений, племенного скота и оборудования по некоторым направлениям до сих пор доходит до 80%.

Доктрина продовольственной безопасности РФ ориентирована на принудительное вытеснение импорта, но пренебрегает вопросами качества и доступности отечественной продукции для малообеспеченного населения. По уровню защиты внутренних сельхозпроизводителей Россия уже опережает США, ЕС и Канаду, известных своими сверхвысокими субсидиями в пользу АПК, говорится в аналитическом докладе РАНХиГС. Разумеется, при такой господдержке производственные показатели будут расти, но в чем смысл, если рацион населения не улучшается?

«Наказать» западные страны за антироссийские санкции тоже толком не вышло. Потери иностранных компаний, преимущественно европейских, от закрытия российского рынка оцениваются в $7–8 млрд в год. Это много по меркам отдельных поставщиков польских яблок, но в масштабе всей экономики ЕС величина пренебрежимо малая.

Нельзя отрицать, что ограничение конкуренции дало российским производителям солидную фору. В 2016 и 2017 годах сельскохозяйственный сектор рос опережающими темпами по отношению к экономике в целом. На фоне рекордных урожаев (впрочем, во многом связанных с благоприятными погодными условиями; уже в 2018 году сборы зерна сократились на 17%) Россия стала мировым лидером по экспорту пшеницы. Значительные успехи есть в производстве мяса и птицы для внутреннего рынка.

Но все это был краткосрочный эффект, который быстро исчерпал себя, так и не вызвав устойчивый рост конкурентоспособности российского АПК. К середине прошлого года сельское хозяйство перестало быть драйвером экономики и впервые с 2012 года перешло к снижению (-0,6% за 2018 год по данным Росстата). Недавние опросы консалтинговой компании Deloitte показывают, что меньше трети сельхозкомпаний оптимистично оценивают перспективы развития АПК в России в 2019 году, тогда как при прошлом замере «оптимистов» было 45%.

Еще один симптом провала импортозамещения проявляется в таможенной статистике. В прошлом году, несмотря на ослабление рубля на 20%, в России впервые за время действия продовольственного эмбарго возобновился рост импорта. Притом что раньше курсовые колебания и динамика импорта всегда двигались в одном направлении, подчеркивали эксперты РАНХиГС и Института Гайдара в январском мониторинге экономической ситуации.

Компании всегда будут остро нуждаться в высокотехнологичном зарубежном оборудовании (а иначе как выполнять указ президента по модернизации отечественной экономики?), а люди — в качественных потребительских товарах, независимо от их «геополитического» происхождения.

Столкнувшись с экономическим кризисом, российские власти сделали ставку на самые примитивные инструменты стимулирования отечественного производителя: девальвацию национальной валюты и политику импортозамещения. Оба этих решения дают преимущества простым отраслям экономики (нефтегазовому сектору, сельскому хозяйству, легкой промышленности, металлургии), но вредят секторам с высокой добавленной стоимостью, которые больше всего нуждаются в закупках импортных компонентов.

Кажется, даже чиновники уже негласно признают, что проект по принудительному импортозамещению оказался идеологическим полуфабрикатом для населения и инструментом получения преференций — для крупных агрохолдингов. Риторическая позиция «запретим все иностранное» постепенно уступает место более конструктивным программам по развитию несырьевого экспорта и интеграции России в мировые цепочки добавленной стоимости.

Впрочем, пока что все подобные планы остаются на уровне деклараций, а политический ресурс российских «латифундистов» слишком велик для того, чтобы всерьез говорить о сворачивании уже выданных преференций.

Радует лишь то, что заходы ФТС к расширению эмбарго не имеют больших шансов на успех. Политического смысла в дополнительной конфронтации с ЕС сейчас нет никакого — в отличие от США, европейские страны не торопятся вводить новые санкции против России. Намеренно портить отношения с Европой на фоне сложных переговоров по «Северному потоку-2» Кремль, скорее всего, не захочет.


источник