Меню

Чувство свободы. Дорого


Фото: Татьяна ТИМИРХАНОВА / ТАСС

В брюссельском аэропорту, в очередной раз улетая в Москву, я часто вижу знакомого российского высокопоставленного дипломата в международной зоне, куда нет доступа простым смертным. «Улетаете?» — ​дежурно спрашиваю его. «Да нет, жену вот встречаю (или провожаю)», — ​отвечает он. Жена прилетает вечерним рейсом в пятницу и улетает в ночь на понедельник. Не хотела бросать любимую работу для переезда к месту дипломатической службы мужа.

С дипломатами и членами их семей вопрос с «безвизом» в Европу решен. Они, что называется, государственные люди. Но у граждан иначе.

На майские праздники к нам приезжали гости: сестра жены с дочерью и зятем. Надумали, созвонились, купили билеты на дату, когда подешевле, и прилетели. Посадил их в машину, свозил в Париж посмотреть на выгоревший Нотр-Дам и отовариться в аутлете в Сен-Дени. Потом в Голландию, в Кейкенхоф, полюбоваться тюльпанами. Когда они приезжали шесть лет назад, то была целая история с выправлением моего приглашения, заблаговременным планированием и поездками из провинции в столицу за визой. А вот мой друг детства Юра, который, как в том фильме, мечтал «увидеть Париж и умереть» и которому я с 90-х годов регулярно посылал приглашения, так и умер, ни разу не выехав за границу. Дело в том, что сестра жены живет в Кременчуге, а Юра жил в Астрахани.

История «безвиза» между Россией и ЕС насчитывает более двух десятков лет, она родилась вскоре после того, как горбачевская перестройка открыла советским людям большой мир. Конечно, ЕС начал отменять визы странам, которые стремились в него вступить. О вступлении России в Союз никто из серьезных политиков не думал. Но кто сказал, что нормальной по всем признакам европейской страной можно стать, только вступив в ЕС? Главное, чтобы были демократически сменяемая власть, внятное разделение властей, рыночная экономика без государственного диктата, чтобы суды были независимы, пресса свободной, права человека уважались, с соседями был мир, а такое понятие, как сферы влияния, было навсегда забыто.

В самом начале 2000-х глава Еврокомиссии Романо Проди, на время которого приходится расширение ЕС на восток, говорил мне, что, мол, визовый режим с Россией доживает последние годы, и даже назвал срок: 2008 год. В 2003 году на саммите Россия–ЕС в Санкт-Петербурге это было зафиксировано как общая цель России и ЕС. Там же принята и одобрена идея создания четырех общих пространств, «дорожные карты» которой стали целью стратегического партнерства. Общее пространство в области экономики, например, предполагало снятие всех барьеров на пути движения товаров, услуг, капиталов и людей, создание российских предприятий в ЕС, а европейских в России, ситуацию, в которой люди могли свободно переезжать из страны в страну и заниматься тем делом, которое они для себя избрали. Общее пространство свободы, безопасности, сотрудничества и правосудия предполагало переход в перспективе к безвизовому режиму, свободному передвижению внутри государств.

Евросоюз действительно тяжелый переговорщик. Там нет единого начальника, а есть 28 государств. Кроме технических требований (заключение договоров о реадмиссии мигрантов, надежность паспортов) есть еще и политическая воля. И в Европе она менялась пропорционально количеству стали в голосе российского лидера и его дипломатов. То нарушение прав человека и преследование оппозиции, то война в Грузии. Лишь в 2010 году дело перешло от стадии «исследования проблемы» к разработке «совместных шагов» и подготовке текста соглашения. Параллельно шла работа по упрощению визового режима. Соглашение об этом было подписано в 2006 году и вступило в силу 1 июня 2007 года. Визы подешевели, появились льготы отдельным категориям граждан (в том числе «безвиз» для дипломатов), практика выдачи шенгенских мультивиз. Дальнейшее углубление этих положений натолкнулось на требование российской стороны о распространении «безвиза» на обладателей служебных паспортов. МИД РФ настаивает на том, чтобы у обладателей служебных паспортов категории «А» (например, у госслужащих и сотрудников администрации президента) было право безвизового нахождения в ЕС без ограничения сроков. Такое условие изначально не устроило европейцев. Стали выяснять, почему так много «синих» паспортов и как они выдаются. Ну не знают люди, что в России 150 тысяч чиновников категории «А». Пока изучали, грянули события на Украине. Заморожены все программы сотрудничества ЕС с Россией, в том числе безвизовый диалог.

Тем временем настроение в Кремле изменилось. Вот что говорил постпред Владимир Чижов еще в 2011 году в одном из своих онлайн-интервью: «По моему убеждению, наличие в Европе XXI века виз — ​это анахронизм. Без свободы передвижения по нашему континенту бессмысленно говорить о развитии контактов между людьми, о реальной интеграции бизнеса, особенно малого и среднего, в общее экономическое пространство, о стимулировании научных и культурных обменов».

Он отметил, что подавляющее большинство вопросов к нему в этом интервью касалось виз. Видимо, это тема тогда волновала граждан России. Изменилось ли что сейчас? Вот недавняя цитата того же дипломата: по внутреннему ощущению «российская общественность не так уж сильно стремится к безвизовому режиму с Евросоюзом».

«Во-первых, на основании соглашения о визовых упрощениях большинство тех, кто действительно был реально сильно заинтересован в оформлении себе въезда на территорию шенгена, эти визы получили. Второе: сложилась достаточно странная практика, когда российских граждан из стран Евросоюза выдают по запросу третьих государств для привлечения их в этих третьих государствах к ответственности. Было десятка полтора случаев».

По разным данным, в зависимости критериев (гражданство, язык, происхождение) в ЕС живет от 1,5 до 6 миллионов русских. Возможно, намного больше, чем в Крыму и на Донбассе, вместе взятых. В одной Германии только до 3,7 миллиона. Сейчас не только в каждом крупном городе Германии, но голландских Амстердаме и Роттердаме, бельгийских Антверпене и Брюсселе, испанской Севилье открыты русские магазины, рестораны, бюро путешествий, есть русскоязычные адвокатские конторы и даже медицинские учреждения. Самая высокая концентрация русскоязычного населения в земле Баден-Вюртемберг, где расположены заводы таких фирм, как BMW, «Порше», «Даймлер–Бенц», «Бош», филиалы фирм IBM, Sony, Mitsubishi. На этих предприятиях работают в том числе русские, и они приносят больше пользы человечеству, в том числе России, чем иные российские государственные люди.

И у «европейских русских» есть родственники и друзья в огромной России, от Воронежа до Сибири, от Петербурга до Кавказа. И они хотят иметь возможность ездить в гости такую, как сестра моей жены из Кременчуга, а не такую, как друг детства Юра из Астрахани. Да и многие из мигрантов покинули Россию не навсегда. Просто они свободные люди и самореализуются там, где это получается лучше. Если автору дизайна новой модели «Ситроэн-Пикассо» будет легче самореализоваться не в Париже, а в Тольятти, он немедленно вернется в Тольятти.

Политики и дипломаты должны работать над тем, чтобы содействовать общению граждан своей страны с внешним миром, а не продвигать ложно понятые ими государственнические интересы. Но чиновники убеждены, что россияне могут ездить в Европу только в трех качествах: по государственной службе, в качестве туриста, желательно в составе группы, и эмигранта. Представителям элиты, набившим на родине карманы за счет распила бюджетного пирога, не возбраняется создать европейскую базу, купив недвижимость. И то до поры до времени. Наверное, среди них в основном находятся те, о ком так заботится дипломат, напоминая о полутора десятках случаев выдачи российских граждан из ЕС третьим государствам для привлечения к ответственности.

Тем временем Украина (еще при Ющенко), а также Грузия и Молдова в рамках партнерства с ЕС в одностороннем порядке отменили визы для европейцев. Как мне говорил тогда грузинский дипломат, логика простая: если цель «безвиза» — ​общение граждан разных стран, то односторонней отменой виз она достигнута на 50 процентов. Российская дипломатия сочла такое неприемлемым для России. Как заявил постпред Чижов в 2011 году, «украинские дипломаты лишились всех переговорных козырей». «Россия по этому пути не пойдет, — ​подчеркнул он. — ​Мы будем вести разговор только о взаимной отмене виз». В 2015 году он утверждал, что Евросоюз не смягчит визовый режим для Украины, и «европейские страны в здравом уме не допустят отмены виз для украинцев», в «ближайшее время ощутимых изменений не будет». Сейчас граждане Молдовы, Грузии и Украины ездят в Европу без виз.


источник

Добавить комментарий