Меню

Gboot 0.9.1

Тестовый сайт

«Мы люди привыкшие»


Дзержинск, 1 июня
Фото: Елена СОРОКИНА / ТАСС

Днем 1 июня на военном заводе в Дзержинске прогремели два взрыва. Их слышали даже в некоторых районах Нижнего Новгорода — почти за 30 километров. Над городом поднялся высоченный гриб из дыма и пепла, а пугающе монотонный женский голос объявлял по громкоговорителям: «На производственном объединении «Кристалл» произошла нештатная ситуация. Угрозы населению нет. Просьба соблюдать спокойствие». Ударная волна побила окна в радиусе до трех километров. По последним данным, к медикам обратились 85 человек, но погибших, как утверждают власти, нет. Корреспондент «Новой газеты» Никита Гирин провел вечер в Дзержинске и поговорил с горожанами и директором завода.

Александр Меркин, уставший мужчина с гладким лицом и взъерошенными волосами, трижды за 10-минутную беседу отвлекается на входящие звонки: в Дзержинск на вертолете летит губернатор Нижегородской области. Меркин — депутат Гордумы от «Единой России» и врио исполнительного директора ГосНИИ «Кристалл».

— В 12 часов на предприятии взорвались два склада, где хранились взрывчатые вещества, — рассказывает мне Меркин в конторе соседнего завода имени Свердлова. — Был пожар, пожарные приехали вовремя, профессионально сработали. Угрозы населению, угрозы повторных взрывов нет.

— А что привело к первым?

— Это невозможно сейчас сказать. На складах не происходит никаких технологических операций. Там не ведутся никакие синтезы, никакие процессы по снаряжению. Чисто хранение. Что привело — будет разбираться уже Следственный комитет.

— Глядя на разрушения в городе, трудно поверить, что никто не погиб на самом заводе.

— Непосредственно на территории находились 97 человек. 28 человек — работники «Кристалла», 69 — работники ГосНИИмаш, это подрядная организация, которая занималась ремонтом инфраструктурной части завода. Всех мы вывели, всех досчитали, всех обзвонили. Некоторые обратились за помощью в медсанчасть. Двое получили повреждения средней тяжести, остальные — легкие, они были отпущены.

Меркин объясняет, что рабочие спаслись, потому что не находились рядом со складами — не положено. А те здания, в которых они были, защищены обваловками — насыпями, спроектированными «как раз для таких случаев».

— Я не знаю, кто во что верит, — раздраженно повторяет Меркин, — но к нашей великой удаче погибших нет.

Из гражданских построек сильнее всего досталось домам на ближайших к промзоне улицах: Красноармейской, Индустриальной, Горьковской, Ульянова. У магазина-склада «Светофор» выпал кусок стены.

Возле некоторых подъездов стоят группки жильцов. Обсуждают починку окон и свои перспективы в Дзержинске вообще.

— Еще раз такое случится — и нас уже не будет.

— У меня рама упала внутрь кухни, все разворотила, я даже поесть приготовить не могу.

— Нам надо молоко выдавать за вредную жизнь.

Власти и предприятие обещают оперативно вставить окна и компенсировать ущерб.

Татьяна торгует фруктами и овощами на Красноармейской под хлипким навесом из профнастила. Сегодня был ее первый день на этой работе.

— Ну, думаю, лето началось, все будет хорошо. Сыну сказала: «Скоро кроссовки тебе купим!» — прикуривая, ухмыляется продавщица. Ударной волной от второго взрыва ее сбило с ног.

— Вот так подхватило как-то и отбросило, — поводит Татьяна руками. — Мужчины меня подняли, и мы спрятались в соседнем магазине. Я психолог по образованию — в такие моменты понимаешь ценность жизни.

Днем на трассе М-7 в районе Дзержинска и на основных выездах движение было парализовано — казалось, что люди массово покидают город. Но Дзержинск быстро пришел в себя.

— Ну, чтоб вот так [сильно] — раньше не было, конечно, — говорит ипэшник Сергей, мужчина в красной майке и трениках, выгуливающий пинчера между пострадавших домов на Индустриальной. — Я сам там работал киповцем (наладчик контрольно-измерительных приборов. — Ред.), всякое бывало. А мать у меня в 1984 году погибла при взрыве. Семнадцать лет мне было. Так что мы люди привыкшие.

Дзержинск взрывами и пожарами не испугаешь

Население второго по величине города Нижегородской области Дзержинска — 230 тысяч человек. И, похоже, у местных жителей уже мог выработаться устойчивый иммунитет к пожарам и взрывам. Город, выросший из села Черное, в 1927 году переименованный в поселок Растяпино, а в 1929 году — в Дзержинск, буквально напичкан оборонными и химическими заводами, на которых регулярно что-то взрывается и горит. И не всегда техногенные аварии обходятся без жертв.

31 августа 2018 года на оборонном заводе им. Свердлова, специализирующемся на производстве взрывчатых веществ и уничтожении боеприпасов, во время утилизации мин произошел взрыв аммонала. Начался пожар. В огне погиб­ли пять человек. Еще семеро рабочих пострадали. После разбора завалов саперы обнаружили полторы сотни чудом не взорвавшихся мин.

Пострадавшие во время взрыва и пожара на заводе им. Свердлова еще находились в больницах, когда в городе произошло новое ЧП. На этот раз на предприятии «Карбохим», выпускающем антипригарные краски. 12 сентября 2018 года в результате пожара, вспыхнувшего после взрыва, один человек погиб, один — получил сильные химические ожоги.

Еще через три дня, 15 сентября, на заводе «Заря», выпускающем оборудование для предприятий нефтехимической промышленности, произошел пожар в одном из помещений. К счастью, никто не пострадал.

Осень и зиму город пережил без серьезных происшествий. А весной снова началась череда аварий и трагедий.

8 апреля обрушилась кровля на заводе «Химмаш». Погиб один рабочий.

10 апреля пожарные расчеты тушили огонь на заводе «Пластик». Обошлось без жертв.

Тогда же, в апреле, в областные сводки происшествий попал и завод «Кристалл». 4 апреля там произошел взрыв и пожар. К счастью, на том пожаре, разгоревшемся весной, никто не пострадал. Специалисты МЧС очень быстро установили, что ЧП произошло из-за нарушения мер противопожарной безопасности. Казалось бы, что на предприятии должны были предпринять меры, чтобы не допустить рецидива. Но в первый день лета тот же самый «Кристалл» попал уже на ленты информационных агентств страны. Потому что пожар, разгоревшийся на предприятии, оказался куда более масштабным и с куда большими последствиями.

Ирек МУРТАЗИН,
«Новая»


источник

Добавить комментарий