Меню

Gboot 0.9.1

Тестовый сайт

Москва — Ватикан: улица с односторонним движением


Reuters

Межгосударственные отношения России и Ватикана представляют собой уникальный случай в истории дипломатии. Регулярно (примерно раз в три года) посещая город-государство в ответ на приглашение его монарха-понтифика, президент РФ не обращается к своему визави с ответным приглашением. В ответ на папское гостеприимство не предлагается «исконное» гостеприимство российское. Хотя, казалось бы, протокол встреч глав государств не допускает такой «односторонности». Россия и Ватикан признают друг друга как независимые государства и равноправные субъекты международного права, имея дипломатические отношения с 1990 года. За это время главы СССР и РФ посещали Ватикан 9 раз.

Хотя ситуация, при которой глава признанного РФ суверенного государства является «невъездным» в Россию, казалось бы, тянет на грандиозный международный скандал, она никого не удивляет и почти не обижает. Очевидна ее межконфессиональная деликатность. Накануне очередной (третьей в истории) встречи Владимира Путина с папой Франциском в Апостольском дворце 3 июля помощник президента по вопросам внешней политики Юрий Ушаков привычно объяснил, почему и на этот раз глава России не предложит главе Ватикана нанести ответный визит. Все дело в «двойственном» статусе папы: «Поскольку папа Римский является не только руководителем государства Ватикан, но и главой Римско-католической церкви, данный вопрос нужно рассматривать нами, в частности, вместе с представителями нашей Церкви».

Странно со стороны Кремля звучит формулировка «наша Церковь». Как известно, по Конституции России все религиозные объединения в стране отделены от государства и равны перед законом. Значит, «нашей» для Кремля является и Российская католическая церковь, которая вряд ли будет возражать против долгожданного приезда понтифика к сотням тысяч российских католиков. Наверное, абсолютное большинство «наших» религиозных организаций только приветствовали бы такой визит. Против лишь РПЦ, которая при этом «левой рукой» активно сближается со Святым престолом, развивая самые разные формы православно-католического сотрудничества.

И в этом состоит уже «двойственность» положения патриарха Кирилла (Гундяева).

Со времен своей церковной юности он искренне уважает Римско-католическую церковь. Дело в том, что духовный отец нынешнего патриарха, давший ему «путевку в жизнь», митрополит Никодим (Ротов) уже в зрелом возрасте, будучи архимандритом, стал искренним католиком. (Что, впрочем, не помешало ему стать и архиереем РПЦ, поскольку время его служения — ​1960–1970-е гг. — ​было эпохой бурного расцвета экуменизма.) Он посвятил свою диссертацию «розовому» (сочувствовавшему левым) папе Иоанну XXIII, присутствовал на многих заседаниях Второго Ватиканского собора (1962–1965), ревностно защищал католические догматы и умер в Ватикане на приеме у папы Иоанна Павла I в 1978 году. Когда будущий Кирилл (а тогда еще Володя Гундяев) был личным секретарем Никодима, тот брал его с собой и в Рим. Спустя несколько лет, будучи уже представителем РПЦ при Всемирном совете церквей в Женеве, Кирилл расширил свое знакомство с католической традицией и проникся самым глубоким к ней уважением. Немало он сделал для сближения с католицизмом на посту главы Отдела внешних церковных связей РПЦ, еще больше — ​на посту патриарха. Апогеем этой деятельности стала гаванская встреча 2016 года, на которой Кирилл и Франциск подписали декларацию о дружбе, взаимопомощи и дальнейшем сближении. А вскоре католические прелаты привезли в Россию левое ребро святителя Николая, что патриарх Кирилл представлял как важный символ единения двух церквей.

Однако простой церковный народ в России воспринимает всю эту экуменическую активность, мягко говоря, враждебно. Гаванская декларация чуть не спровоцировала масштабный раскол в РПЦ, когда вновь появились десятки «непоминающих» священников, а отдельные епископы (например, Банченский Лонгин) даже анафемствовали католиков с амвона, намекая на «отпадение в ересь» самого патриарха. В консервативном православном сознании именно католицизм и особенно папа являются первоисточниками всех тех «погибельных процессов», которые ассоциируются у русского патриота со словом «Запад». В таких условиях патриарх Кирилл и его единомышленник по экуменизму митрополит Иларион (Алфеев) даже не смеют заикнуться о возможности визита папы в Россию. А без их санкции, оказывается, президент Путин бессилен в этом деле.

Впервые Михаил Горбачев посетил Ватикан в декабре 1989 года, когда еще сравнительно молодым и активным был польский папа Иоанн Павел II, с духовным влиянием которого нередко связывают бескровность распада советского блока. Борис Ельцин встречался с Иоанном Павлом II в 1991 и 1998 гг. (причем приглашал его в РФ!), а Владимир Путин — ​в 2000 и 2003 гг., в 2007 г. он встречался с Бенедиктом XVI, а в 2013 и 2015 гг. — ​с Франциском. Дмитрий Медведев посетил Ватикан в качестве президента в 2009-м.


источник

Добавить комментарий